01 октября 2018 14:30

Молчать нельзя

За последние 27 лет не построена ни одна электростанция.

Молчать нельзя

Электричество настолько глубоко и органично проникло во все сферы человеческого бытия, что невозможно представить без него современную цивилизацию. Это обстоятельство, в свою очередь, породило в обществе иллюзию об обязательном наличии электричества, более того, многие искренне считают, что оно "берется из проводов", даже не задумываясь, как оно туда попадает. Вроде как обязательная данность. На самом деле электроэнергетическое производство требует очень высококвалифицированного, ответственного, наукоемкого обеспечения и соответствующего кадрового потенциала.

В свое время был сформулирован основной принцип опережающего развития энергетики, и он строго соблюдался многие годы. И это обстоятельство предопределило четкое научное обеспечение отрасли, правильное глубоко научно проработанное решение многих фундаментальных вопросов, их грамотную реализацию, плоды которых мы пожинаем и по сей день. Электричество пока что есть везде и почти всегда, несмотря на многие трудности и упущения.

Вместе с тем в связи с рядом негативных обстоятельств необходимо обратить внимание на чрезвычайно тревожные тенденции и просто ошибки, которые создают прямую угрозу национальной безопасности и энергетической независимости государства. 

За последние 27 лет не построена ни одна электростанция, более того, никто и не собирается их строить. Те мизерные вводы мощностей, которые были осуществлены, производились на уже освоенных площадках с 80–90% готовности.

Стоит напомнить, что в Украине одновременно возводились семь (!) атомных электростанций, и очень жаль, что по разным, чаще надуманным причинам так и не были введены в эксплуатацию блоки на Крымской (85–90% готовности) и Одесской АЭС (с меньшей степенью готовности), так же, как и третий блок Киевской ТЭЦ-6. Впоследствии они были разукомплектованы, если употребить политкорректный термин. Скорее всего, другой такой страны в мире нет!

Время, необходимое для пуска станции с нуля, прежде исчислялось, как правило, десятью годами. О финансировании, отводе земли, изыскательских, проектных, строительных работах, монтаже, наладке, организации кадрового обеспечения эксплуатации, ремонтах и прочем лучше умолчать.

Все изложенное — бесспорный факт. Износ основного оборудования и физический, и моральный в электроэнергетике составляет от 85 до 95%. Имеются в виду и энергоблоки, и трансформаторы, и ЛЭП, и коммутационное и вспомогательное оборудование. Причина — практически никакой масштабной и крайне необходимой модернизации и реновации, если не считать пару блоков на ТЭС и гидроэнергетику, не велось.

Если взять за основу объем освоенного финансирования электроэнергетики в 1991 году по всем видам деятельности и капитальное строительство, и капитальные, средние, текущие ремонты оборудования, научно-исследовательские работы, оплату труда работников и т.д., и согласиться, что все затраты были оправданы (а что это так и есть, подтверждается работой всех электростанций и сетей), и посчитать, что необходимо было продолжать как минимум в таком же объеме финансирование до нынешнего времени, сравнив эту сумму с выделенной (без учета откатов) за этот же срок по современным нормам и возможностям, то окажется, что электроэнергетика недофинансирована по крайней мере на 85–90 млрд долл. с учетом курсовой разницы. Эти миллиарды ни выделить, ни освоить уже невозможно!

Уровень эксплуатации за эти же годы катастрофически снизился. И по основным интегральным показателям, определяющим эффективность работы отрасли, таким, как удельные расходы топлива на киловатт-час, потери в электрических сетях, штатный коэффициент, параметр потока отказов и т.д., мы откатились к 1950–1955 годам. Это бесспорные "достижения" приватизации и рыночных отношений.

Уже более десяти лет на разных уровнях ответственности проводятся переговоры о параллельной работе с энергосистемами Запада. Кажется, подписаны все необходимые бумаги, протоколы, но, хорошо представляя объем предстоящих работ и их примерную стоимость, которая, по нашему опыту, будет в разы выше задекларированной, назвать даже приблизительно дату синхронизации нашей энергосистемы с энергосистемой Запада невозможно. Скорее всего, это займет не одну пятилетку, а этим временем мы не располагаем.

Кроме того, синхронная работа с Западом сама по себе приведет к потере энергетического суверенитета страны, так как управлять и диктовать все технические и финансовые условия будет тот, у кого больше мощности и власти. Это нам хорошо известно по прежним энергетическим отношениям с Россией. Но отрицать пользу от синхронной работы тоже нельзя — при оптимальных размерах энергосистем и взаимовыгодных условиях.

Осознав все изложенное и признав, что статья пишется не для запугивания кого-либо или пиара, даже не энергетики, а рафинированные гуманитарии должны согласиться, что ситуация очень опасная. И замалчивать и надеяться, что все решится само собой, недопустимо и чревато многими негативными последствиями.

Совершенно очевидно, что никаких серьезных вводов в эксплуатацию генерирующих мощностей в ближайшие 10–12 лет ожидать не стоит. А нетрадиционные источники энергии — это пока что экзотика, и их эксплуатация с годами будет все более затрудняться в связи с полной непредсказуемостью поведения и ветра, и Солнца.

Атомные станции — вообще вещь в себе, и там столько вопросов и по продлению срока службы металла, и по поставляемому и отработанному топливу, и по тепловому КПД, и по регулированию частоты и мощности, и по надежности основного и вспомогательного оборудования, что от них можно ожидать самых неприятных событий в любой момент. Кроме того, невозможно представить, чтобы атомщики могли уйти далеко вперед от общего уровня и образования, и ремонтов, и эксплуатации. Скорее всего, им это только кажется, ибо невозможно построить невозможное в одной отдельно взятой отрасли.

Таким образом, действующее оборудование обречено работать на износ во все ухудшающихся условиях из-за недостаточного финансирования, варварской эксплуатации и нарастающего перегруза. Кроме того, над ТЭС постоянно висит дамоклов меч "грязного киловатт-часа", когда Украина взяла на себя заведомо невыполнимые обязательства по вредным выбросам в атмосферу от ТЭС с доведением их до европейских стандартов.

Удивительная история, потому как все ТЭС оказались под угрозой полной остановки в случае невыполнения требований. Слабым оправданием может служить то, что это были благие намерения, но куда они ведут, всем хорошо известно.

Таким образом, создаются все предпосылки для перманентного энергетического кризиса, который будет выражаться в постоянном дефиците электрической энергии с систематическими погашениями больших регионов и каскадными авариями, которые, к нашему великому счастью, в Украине никогда не допускались. (Уместно подчеркнуть, что на Западе блэкауты происходят систематически, но это совершенно отдельный, хотя и очень интересный разговор на тему, кто у кого должен учиться, ибо каждая такая авария наносит стране многомиллиардные убытки.)

И что самое неприятное, компенсировать нарастающий дефицит энергии не представляется возможным из-за отсутствия источников энергии, ибо мы не успеем синхронизироваться с Западом. А цену импортной энергии и предположить трудно, у нас перед глазами красноречивый пример с импортом газа.

Создается впечатление, что мы в безвыходной ситуации, и точка невозврата пройдена. Но, на наш взгляд, существует только один технический способ избежать или значительно сгладить ситуацию. Это ускоренный перевод ЛЭП 750 кВ на Жешув и Альбертиршу на постоянный ток. Таким образом можно обеспечить совместную, но не синхронную работу с Западом с использованием всех преимуществ, которые дает постоянный ток, начиная со значительного снижения потерь в электрических сетях и заканчивая безусловным повышением надежности межсистемных связей из-за многократного выполнения критерия N-1 ввиду возможности использования трех фаз переменного тока для двух постоянного тока плюс еще аварийные возможности.

Надо подчеркнуть, что этот метод отнюдь не нов и широко используется именно в целях секционирования мощных систем, ибо все аварийные процессы не переходят с переменного тока на постоянный. Англия таким образом работает с материковой Европой, проложив кабели постоянного тока (ПТ) в тоннеле под Ла-Маншем. Финляндия с Россией — через вставки ПТ на Лавизе, Китай планирует тоже секционировать свои системы через вставки ПТ и наладить работу с Россией, мудрая Молдова также принципиально решила вопрос вставок ПТ с Европой. У нас тоже была линия постоянного тока Волгоград — подстанция Михайловская на 800 кВ, но судьба ее, скорее всего, печальна.

Надо безо всякого преувеличения заявить, что электроэнергетика Украины по многим показателям была лучшей в мире. Так, мы освоили работу блоков 800 МВт на сверхкритических параметрах, а больше ни у кого их нет. Естественно, мы уступали в компьютеризации, но это мелочи по сравнению со сверхкритическими параметрами.

И еще маленький штришок — к 2005 году планировалось довести выработку электроэнергии в Украине до 600–650 млрд кВт-ч. Далее мы не планировали, но легко представить возможные объемы.

Кстати, о тарифах. В селе брали по 2 коп. с перспективой снизить до одной, а в городе — до 2 коп. за 1 кВт-ч.

Перевод линий на постоянный ток можно осуществить за 3–3,5 года, и стоить это будет 300–350 млн долл., что, во всяком случае, дешевле работ по синхронизации энергосистем с Западом.

Эта схема в Украине может инициироваться и сопровождаться, обеспечиваться информационно и научно через НАН Украины, техническое обеспечение CIGRE — Украина является участником мирового Совета сетей сверхвысокого напряжения, в который входят 108 стран. Они уже провели определенные консультации по решению финансовых и технических вопросов с коллегами и нашли полную поддержку. В принципе требуется только решительная поддержка властных структур с соответствующими гарантиями. Вполне реально пережить предстоящие самые трудные пять лет, но нужно иметь мужество смотреть правде в глаза, поверить и всячески поддержать специалистов.

Естественно, не стоит думать, что мы возражаем против параллельной работы с Западом. Хотя эта идея нам и не нравится, мы понимаем чувства людей, работающих над этой крайне сложной проблемой. Постоянный ток можно рассматривать как неизбежное дополнение к общим усилиям пройти критические события, а они являются только функцией времени.

Кроме того, мы всеми силами ратуем за обязательный переход на шестой технологический уклад со всемерным использованием новейших NBIC-технологий уровня нано, информатики, конвергенции, когнитивных и синергетических, 3D принтеров, квантовых компьютеров, искусственного интеллекта, роботов, цифровых и прочих достижений. Более того, мы убеждены, что на этой базе будет сформирована принципиально новая экономическая парадигма Украины, и энергетика займет в ней свое достойное место. Но об этом в следующий раз.