13 июня 2007 11:01

Николай Ярчук: «Мы просим Россию — возьмите этот сахар»

Николай Ярчук: «Мы просим Россию — возьмите этот сахар»

Завтра делегация Министерства аграрной политики отправится в Москву договариваться
с россиянами о поставках украинского сахара.
О возможностях экспорта для отечественных производителей, новом законе о сахаре
и дальнейшем регулировании отрасли рассказал «і» глава ассоциации «Укрсахар» Николай Ярчук

Вопрос: При каких условиях россияне могут согласиться на поставки украинского сахара?

Ответ: Они всегда были готовы покупать свекловичный сахар из Украины. Единственным препятствием стал ввоз в Украину сахара-сырца, который нашими посредническими структурами после переработки на сахарных заводах завозился на российский рынок. Эти фирмы демпинговали на рынке, мешали местным компаниям вести бизнес. Сейчас мы ставим вопрос по-другому: мы предлагаем дать Украине квоту на поставки сахара на какой-то переходной период и распределить ее между украинскими сахарными заводами, которые сегодня находятся под российским капиталом. Мы просим Россию: возьмите этот сахар, когда у вас на рынке есть дефицит, завезите и продайте, тем самым поможете и своим компаниям, и украинским.

В: Прежде всего, украинским компаниям не дает возможности экспортировать свекловичный сахар его дороговизна. Когда, по вашему мнению, отечественные предприятия смогут достичь оптимальной себестоимости производства?

О: Чем быстрее аграрные хозяйства (производители сахарной свеклы) и сахарные заводы (производители сахара) будут интегрироваться в одну вертикальную структуру, тем быстрее будет понижаться себестоимость производства. Мы сами эту цену так загнали. С одной стороны, поднялась стоимость энергоносителей, а это 20% себестоимости сахара, с другой — в полтора раза подорожало сырье, а это 65% стоимости. Поэтому и стоимость переработки, и самого сахара поднялась. Но в то же время компании должны улучшать эффективность переработки свеклы, поднимать выход до 13,5-14% продукции с тонны сырья, и тогда мы станем конкурентоспособными. Украина, кстати, имеет самые благоприятные условия для выращивания сахарной свеклы с наименьшей себестоимостью. Сейчас разрабатываются нормативные акты, межотраслевые договоры по интеграции предприятий. На рынке сахара три игрока — тот, кто выращивает свеклу, тот, кто производит сахар, и структура, которая осуществляет движение сахара на рынке. Проигрыш был в том, что каждый работал сам по себе и думал, как обмануть партнера. В свою очередь государство может создать благоприятные условия для того, чтобы производитель мог экспортировать. Например, через возвращение ему НДС.

В: Сейчас Кабмин может менять минимальную цену в течение одного маркетингового года. По вашему мнению, было ли это решение оправдано сложившейся ситуацией на рынке?

О: С экономической точки зрения это был неправильный шаг. Производитель, рассчитывая бизнес-план, должен знать минимальную цену. Ситуация должна управляться, а не Кабмин — подстраиваться под ситуацию. Но это было исключение, вынужденная мера. Минимальная цена составляла 2,85 грн./кг, а затоваренный рынок такой цены не давал. Поэтому, чтобы разгрузить рынок, оживить его, было принято это решение: в случае форс-мажорных обстоятельств Кабмин имеет право изменять размер минимальной цены на протяжении одного маркетингового года. Хотя в таком решении нет последовательности…

В: Как в новом законе о сахаре рассматривается вопрос минимальной цены? Можете рассказать, какие механизмы регулирования рынка там предусмотрены?

О: Базовый закон, который мы назвали «О сахаре и рынке сахара», рассматривает единственный механизм регулирования рынка, задействованный всеми цивилизованными странами, — квотирование. Он дает гарантии и производителю сахарной свеклы, и производителю сахара реализовать свой товар на рынке и иметь перспективу, прогнозировать свою дальнейшую деятельность. Возможно, скоро совсем исчезнет такое понятие, как минимальная цена. Если я, производитель, знаю, что буду продавать сахар в определенном количестве, и квота закреплена за мной на постоянной основе, я буду продавать по той цене, которую воспримет общество и рынок. Сегодня общество воспринимает цену 3,5 грн./кг. Если производитель начнет ее повышать, снова возникнет патовая ситуация, когда потребитель не может купить сахар. Он тогда пойдет на внешний рынок и завезет его оттуда. Сейчас на украинском рынке действуют стихийные цены. Поэтому один год наблюдаем резкое падение цены, другой — скачок вверх. Ситуация такова, что когда был дефицит на рынке, никто не знал, сколько его не хватает, произвели больше сахара — никто не знает, где он и у кого. В результате страдает и производитель, и потребитель.

В: Как ассоциация «Укрсахар» и Министерство аграрной политики сможет получать достоверную информацию о количестве сахара?

О: В новом законе мы предлагаем полную отчетность по производству и запасах сахара. И производители на это согласны, все обсуждалось с ними на заседании ассоциации.

В: Кто может дать гарантии, что производители будут декларировать именно то количество сахара, которое у них есть?

О: В этом мире все знают, что у кого делается. Американцы уже знают, сколько Украина вырастит зерна, одни только украинцы не знают…

В: Рассматривается ли ассоциацией возможность получения квоты на платной основе?

О: Пока не реструктуризирована отрасль, платить никто не будет. В других странах производитель не платит за получение квоты. Наоборот, государство платит компании за квоту, которую дала ему бесплатно, в случае необходимости уменьшения производства. Но механизм получения квоты на платной основе в Украине необходим и со временем будет принят. Плата за квоту пойдет на реструктуризацию сахарной отрасли, на перепрофилирование сахарных заводов, на выплату социальных пособий работникам отрасли, которые потеряли работу.

В: Это произойдет уже в следующем году?

О: Все будет завесить от того, когда примут закон. Нам необходима соответствующая законодательная база.

Автор
Экономические Новости
НОВОСТИ / Агрорынок