27 декабря 2018 11:54

Елена Ковалева: Аграрные расписки показали себя универсальным инструментом

Заместитель Министра аграрной политики и продовольствия Украины — о том, как стратегия развития АПК дает возможность понять, что будет через 10-20 лет

Елена Ковалева: Аграрные расписки показали себя универсальным инструментом

iAgro продолжает серию интервью с руководством Министерства аграрной политики и продовольствия Украины. Заместитель министра агрополитики Елена Ковалева рассказала, почему в этом году значительно активизировался такой инструмент финансирования аграриев, как аграрная расписка, для чего нужна стратегия развития Агропромышленного комплекса, почему меморандум с экспортерами зерна — это пример для других, и каким образом вопросы, связанные с конфигурацией климата, влияют на цену продукции.

По состоянию на начало ноября в Украине было выдано аграрных расписок на 3,3 млрд гривен — это 75% от общего объема за все время существования этого инструмента в Украине. Как вы объясняете такую ​​рекордную активизацию?

По состоянию на сейчас выдано расписок уже на 4,8 млрд гривен. Это общий показатель за всю историю существования. Популярность можно объяснить удобством этого инструмента: расписку можно оформить за две недели, она имеет произвольную форму, не требует залога или залогом является будущий урожай, и может быть в несколько формах — например, когда аграрий привлекает ресурсы, а отдает деньги (то есть «товар — деньги), а может быть «деньги — деньги», или «деньги — товар».

Почему аграрные расписки стартовали активно именно в этом году? Потому что до этого действовал пилотный проект в нескольких областях, шла апробация инструмента, проводилось обучение нотариусов. С января этого года уже был запущен реестр аграрных расписок, к которому сейчас могут присоединиться более 200 нотариусов со всей Украины.

Когда мы запускали расписки, то считали, что этот инструмент будет применяться преимущественно для зерновых и масличных культур. Но гибкость и универсальность инструмента позволили значительно расширить круг применения. Сейчас это почти 30 видов сельхозпродукции —  фрукты, овощи и даже молоко. Вместе с IFC мы работаем над тем, чтобы распространить аграрные расписки на животноводство, а также думаем над тем, как сделать их финансовым инструментом, который обращался бы на бирже. Но для этого нужны изменения в законодательство, расписки должны стать ценной бумагой.

Коррелирует ли этот показатель с объемом банковского кредитования агросектора?

Суммы, привлеченные по аграрным распискам и через банк — не сопоставимы, так как в АПК за год привлекается более 70 млрд гривен. В то же время, аграрные расписки показали себя очень универсальным инструментом, более гибким, чем компенсация процентной ставки по кредиту.

Мы ожидаем, что в следующем году аграрных расписок будет выдано не меньше, а то и больше, чем в этом году.

Сложилось впечатление, что в этом году меморандум с зернотрейдерами был подписан с определенными сложностями и после длительных согласований. Правда ли это? Вам не кажется, что этот инструмент исчерпал себя?

Действительно, любое согласование интересов сразу нескольких сторон всегда является достаточно сложным процессом. Меморандум — это компромиссный инструмент, который был наработан Минагрополитики вместе с ФАО и введен еще в 2011 году, когда возникли угрозы продовольственной безопасности из-за активного вывоза зерна. В этом году переговоры были сложные, потому что была нестабильная погода, и соответственно, было трудно спрогнозировать результаты уборки урожая.

Меморандум — уникальный опыт. Я представляю Украину в RRF (Форум быстрого реагирования на угрозы продовольственной безопасности при AMIS — сельскохозяйственной информационно-мониторинговой системе FAO) и могу сказать, что Украину ставят в пример. Потому что мы — страна, которая на добровольных началах, на компромиссе и умении слышать и учитывать интересы друг друга, смогла обеспечить стабильные и прозрачные условия функционирования зернового рынка.

Ни разу за всю историю заключения Меморандума не было необходимости вводить квотирование или лицензирование экспорта. Поэтому Меморандум себя не исчерпал. По состоянию на 18 декабря экспортировано чуть более 20 млн тонн зерновых, пшеницы экспортировано около 10 млн тонн из тех 16 млн, что указаны в Меморандуме. Можно сказать, что экспорт идет в графике, и никаких угроз продовольственной безопасности мы не видим.

В разное время над стратегией развития АПК работали команды Николая Присяжнюка, Алексея Павленко, Тараса Кутового. В октябре Минагро было привлечено к обсуждению фактически аналогичного документа — закона о государственной аграрной политике, который определяет 15 направлений развития отрасли. В чем его принципиальное отличие от предыдущих попыток? Вы сами верите в то, что в таком меняющемся мире можно закрепить план развития отрасли даже на среднесрочную перспективу?

Каждый руководитель, который приходит в министерство, формирует стратегию — свое видение того, как должен развиваться агропромышленный комплекс. Стратегия нужна, потому что это — системный документ, который должен сбалансировать несколько векторов развития аграрного сектора. Первый вектор — соотношение между отраслями растениеводства и животноводства. У нас растениеводство, это очевидно, хорошо развито, и именно поэтому мы при разработке стратегии делаем акцент на животноводстве, которое может стать точкой роста, дать дополнительные рабочие места и доходы.

Второй вектор — балансирование между этапами производства, то есть между первичным производством сельскохозяйственной продукции и ее переработкой. Приоритет сегодня — стимулирование производства переработанной и пищевой продукции.

Третий вектор — стимуляция экономического развития малых и средних производителей сельскохозяйственной продукции, в том числе через поддержку развития фермерских хозяйств. Хозяйства населения производят значительную часть продукции, но она вне контроля, эти производители не могут обеспечить достаточно высокое качество или сформировать товарную партию. И мы видим целесообразной стимуляцию перехода хозяйств населения к легальному сегменту рынка. В этом году были разработаны стимулирующие механизмы упрощенной регистрации таких производителей в семейное фермерское хозяйство без статуса юридического лица. Получение соответствующего статуса позволяет таким производителям ее только стать легальным участником рынка, но и получить право на государственную поддержку.

И еще одно измерение стратегии — баланс между экономической деятельностью и развитием сельских территорий, а также — учет климатических требований в хозяйственной деятельности.

Указанные приоритетные направления нашли отражение в законопроекте «Об основах государственной аграрной политики и государственной политики сельского развития». Это консолидированный документ из общих наработок Минагро, Комитета по вопросам аграрной политики и земельных отношений ВРУ, общественных профессиональных объединений и европейских партнеров.

Нужна ли вообще стратегия? Я считаю, что да. Стратегия определяет долгосрочные цели и необходимые системные шаги для их достижения. Стратегия дает возможность предположить, что будет через 10-20 лет, и дать видение того, куда мы идем.

В июне этого года Министерство аграрной политики вместе с ФАО подготовили проект стратегии адаптации украинского сельского хозяйства к изменению климата. Когда можно ожидать утверждения этого документа, и что он предусматривает?

Этот документ планируется принять в следующем году. В нем мы постараемся дать ответы на новые вызовы, которые появились в мире. До поры до времени мы не слышали о таких явлениях, как климатические беженцы, не слышали о поясе голода, не думали о том, что ООН и ФАО пропагандируют переориентацию сельского хозяйства на производство бобовых, которые имеют много белка, но, в отличие от животного белка, а не требуют для производства такого большого количества воды и не дают такого количества загрязнений.

Изменение климата приводит к снижению урожайности, и уже сегодня, экстраполируя ситуацию в мире на Украину, мы видим, что меняется лицо нашего сельского хозяйства. Смещается к северу производство кукурузы и подсолнечника, которые там никогда не производились.

Наши климатологи прогнозируют, что к 2030 году на юге Украины будет район субтропиков, и это меняет культуру производства сельского хозяйства — уже сейчас ученые говорят, что на юге можно будет получать по два урожая. Но изменение климата приводит и к изменению эпизоотической ситуации — могут появляться новые вредители и новые болезни растений и животных.

Изменение климата неотвратимо, и к нему надо быть готовым: надо внедрить новые технологии, семена, пересмотреть влияние сельского хозяйства на окружающую среду. Поэтому вместе с ФАО мы проводим испытания определенных технологий, адаптированных к изменениям климата в различных регионах нашей страны.

Сейчас вопросы, связанные с климатом являются экономическими, они фактически становятся торговыми инструментами и этим надо правильно пользоваться. Например, наши экспортеры столкнулись с тем, что при экспорте определенных культур в страны ЕС обязательным стал документ, который определяет степень выбросов СО2 в воздух при производстве тот или иной культуры. Если объем, указанный в этом сертификате, превосходит определенный уровень, то цена на продукцию будет совсем другой. И выигрывает тот, кто имеет меньший уровень выбросов по СО2. Экология и влияние на окружающую среду будут ключевыми факторами, которые определят развитие в последующие десятилетия.

Сейчас уже говорят о намерениях отказаться от потребления мяса в будущем именно из-за изменения климата. Как мы можем не обращать на это внимание? Не можем, потому что вполне возможно, что будут вводиться определенные ограничения для сельского хозяйства. Пока это могут быть рекомендации, и я не думаю, что завтра-послезавтра могут быть введены более серьезные меры, но лучше быть готовым к ним.

Ее думаю, что за 10 лет нас ожидают кардинальные перемены в сельском хозяйстве из-за изменения климата. Но потребуются большие вложения в орошение, особенно на юге страны. Потому что за счет него урожайность кукурузы может повышаться втрое, а по фруктам и винограду — и больше. По нашим оценкам, у нас достаточно и технических возможностей, и запасов воды для увеличения площадей под орошением до 1 млн га с нынешних менее 300 тыс. га.

Автор
АГРОИНСАЙДЕР
Источник
НОВОСТИ / Агрорынок