18 апреля 2019 18:47

Естественный отбор. Зачем украинский агробизнес инвестирует 35 тысяч евро в один гектар

Естественный отбор. Зачем украинский агробизнес инвестирует 35 тысяч евро в один гектар

Растущий мировой спрос на органическую продукцию заставил уже не только украинских фермеров, но и крупные национальные агрохолдинги обратить внимание на этот сегмент

В итоге общая площадь земель, на которых выращивают органику, за 10 лет выросла в 200 раз, а продажи всего за пару последних лет удвоились.

П ридет лето, и 55 га земель ягодной фермы СВК Ягодки под Киевом наполнятся людьми — появятся десятки сезонных работников, которые будут собирать урожай голубики. Не простой, а органической.

Пока же на предприятии пустовато — пара специалистов недавно обрезала ягодные кусты.

Ферма основана в 2016‑м. Но лишь в прошлом году здесь собрали тестовый урожай, говорит совладелец предприятия Олег Науменко. На полную мощность компания выйдет через три года, и львиная доля продукции отправится на экспорт.

Именно с расчетом на внешние рынки в СВК Ягодки зарегистрировали красиво звучащую торговую марку BigBlue organic blueberry farm и выпустили англоязычный буклет о своей продукции.

Чтобы считаться органической, ферма Науменко получила все необходимые документы на землю и выращиваемую на ней ягоду от сертификационного органа Органик Стандарт. Удовольствие это не из дешевых: компании пришлось инвестировать около 35 тыс. евро в каждый гектар. "Сюда входит все: и подготовка почвы, и саженцы, и система полива, скважина и все остальное", — поясняет Науменко. Да и уход за 1 га обходится минимум в 38–40 тыс. грн в год, что в 2,5–3 раза больше, чем затраты на производство обычной голубики.

Если еще пять лет назад мало кто смотрел на органику, то сейчас это отдельные полки у ретейла 
Евгения Нечитайло, директор по маркетингу компании Liqberry
Но полученная ягодка, судя по всему, всего этого стоит. Проблем со сбытом не будет, уверен Науменко: на западе органика популярна. Он отказался раскрывать рентабельность и прибыльность выращивания своей полностью натуральной голубики, но уверен, что уже к 2023–2025 годам окупит все вложенные в нее средства.

По данным консалтинговой компании Pro-Consulting, рентабельность производства органических ягод может достигать 200%. А вот у выращенных по обычным технологиям плодов этот показатель заметно ниже: по данным Госкомстата, рентабельность таких плодовых и ягодных культур в фермерских хозяйствах равна 47,5%.

А еще чистая продукция популярна: в мире на нее наблюдается стабильно растущий спрос.

Особенно хорошо покупают органику в Европе, говорит Елена Березовская, руководитель общественной организации Органическая Украина. И потому в Украине ею занимаются все больше хозяйств: до 90% произведенной в стране чистой продукции идет на экспорт.

По словам Ольги Трофимцевой, и. о. министра аграрной политики и продовольствия, Украина уже оказалась по объемам на четвертом месте в ЕС среди стран — поставщиков органических аграрных и пищевых продуктов. Впереди только Китай, Эквадор и Доминиканская Республика.

По предварительным оценкам Минагрополитики, в 2018 году общий экспорт украинской органики превысил $ 130 млн, хотя еще пару лет назад этот показатель составлял всего $ 65 млн.

Неудивительно, что на сегодня площадь земель, занятых в Украине под органическое сельхозпроизводство, достигло примерно 300–400 тыс. га. В масштабе страны — мизер: чуть более 1% от всего глобального посевного надела. Но для этой сферы подобное — настоящий успех: еще лет 10 назад под органикой было около 2 тыс. га, говорит Березовская.

Пока украинцы поставляют на внешние рынки — а это ЕС, США, Канада и некоторые страны Азии — преимущественно сырье: зерновые, масличные и бобовые культуры, фрукты и дикорастущие ягоды, например, чернику. Но есть в отечественном списке и продукты переработки: подсолнечное масло и шрот, мука, яблочный концентрат, орехи и березовый сок. А для внутреннего рынка отечественные фермеры выпускают еще и органическую молочную продукцию, а также совсем немного мясной.
Стадия роста

С амым большим органическим земельным банком в стране располагает компания Арника: на 15 тыс. га она выращивает сою, нут, кукурузу, чечевицу, коноплю, лен, пшеницу, подсолнечник. Почти все идет на экспорт — в страны ЕС, США и даже в Новую Зеландию.

Чуть поменьше наделы у компаний Агроэкология — 9 тыс. га и Галекс Агро — около 8 тыс. га.

В последнее время органическое сельское хозяйство начало привлекать к себе внимание не только узкопрофильных предприятий, но и крупных оте­чественных агрохолдингов, сконцентрированных на традиционной сельхозпродукции.

К примеру, один из них, Астарта, владеющий земельным банком в 250 тыс. га, отвел под органические проекты 1,8 тыс. га. С 2017 года подразделение компании в Полтавской области начало переходить на органическое земледелие и уже закупило дополнительную сельхозтехнику.

В подобных делах переходный период длится три года, в течение которых аграрии ограничивают применение химических средств защиты растений. Раз в год органические инспекторы проверяют хозяйство. Если все пойдет нормально, то уже в 2020‑м Астарта планирует собрать первый урожай натурпродукта: пшеницы, гороха, гречки, овса и кукурузы.

О намерениях развивать органическое направление заявляли и в другом гиганте отрасли — компании МХП Юрия Косюка.


Курс на запад

П ри выращивании продукции, претендующей на звание органической, нужно выполнить вдвое больше операций, связанных с обработкой земли, чем при обычном производстве. Об этом говорит Елена Ворона, операционный директор холдинга Агротрейд.

Например, стандартно сорняки на полях аграрии уничтожают с помощью химических препаратов — гербицидов. При выращивании органики подобное запрещено. А разрешена лишь механическая обработка разными боронами. "Приходится больше времени проводить в поле", — рассказывает Ворона. На ягодных фермах такие операции и вовсе производят вручную.

Органические аграрии не могут также бороться с болезнями или вредителями с помощью химии. В итоге они имеют урожайность, которая вдвое уступает показателям традиционного земледелия, объясняет Алена Дейнеко, директор Organic Business School.

"При борьбе с вредителями химическая обработка — лучше всего: эффективнее и намного быстрее, — разводит руками Нау­менко из хозяйства Ягодки. — Но когда у вас органическое производство, то ее применять нельзя".

Почему же фермеры и даже сельхозгиганты берутся за столь непростое дело? Эксперты уверяют: дело в перспективах.

Агротрейд, обрабатывающий земельный банк в 70 тыс. га, на сертифицированную органическую пашню выделил 2,5 тыс. га. И уже собрал два урожая сои, льна, чечевицы и кукурузы.

В ЕС эта продукция идет на производство органических масел и кормов для животных. "Европа — основной потребитель. Спрос на такую продукцию там постоянно растет", — говорит Ворона.

Именно растущие возможности для экспорта стали одной из причин, почему компания взялась за подобное дело. И теперь даже намерена удвоить отведенные под это направление земли.

Если в 2013‑м мировой рынок органики оценивался, по данным Минагрополитики, в $ 68,5 млрд, то в прошлом году его объем превысил $ 97 млрд. Из них $ 40 млрд пришлось на страны ЕС.

Такие вот данные заставили присмотреться к полностью натуральным продуктам и украинскую группу компаний T. B. Fruit — одного из крупнейших переработчиков ягод и фруктов в Европе. Более пяти лет назад здесь начали производить органический яблочный концентрат. Как рассказывает Олег Мочалюк, директор по производству компании, он составляет 5–8% от их общего производства этого продукта, то есть от 100 тыс. т.

Всю органическую продукцию T. B. Fruit продает в Европу и США. По словам Мочалюка, в этих регионах ценник на такой товар может вдвое превышать стоимость обычной продукции.

А ведь есть еще и вопрос перспективы: по оценке консалтинговой компании Zion Market Research, до 2022 года мировые темпы роста спроса на натурпродукт составят около 15% годовых. В итоге рынок в целом доберется до отметки в $ 327,6 млрд в год.

Некоторые страны растут еще быстрее. Например, Китай за прошлый год потребил органической продукции на сумму 7,6 млрд евро, что на 30% больше, чем в 2017‑м.

Отечественный рынок на этом фоне просто теряется. Хотя эксперты не берутся оценить его емкость, игроки уверены: доля отечественных потребителей органики в общей корзине мизерна. "Богатые люди хотят питаться здорово, но надо помнить о том, в какой [бедной] стране мы живем", — отмечает Андрей Олефиренко, руководитель предприятия Organic Original, которое поставляет крупы и другую бакалею под брендом Экород. Он уверен, что внутреннее потребление зависит от экономической ситуации в стране.

Впрочем, сегодня игроки рынка ощущают некоторый рост спроса. Так, по словам Евгении Нечитайло, директора по маркетингу компании Liqberry, которая выпускает органические ягодные пасты, у них продажи выросли в прошлом году примерно на 20%. "Растет культура потреб­ления. Если еще пять лет назад на органику мало кто смотрел, то сейчас это отдельные полки у ретейла", — говорит она.

Правда, в основном ассортимент ретейлеров состоит из иностранной, а не локальной сертифицированной органической продукции. Об этом НВ рассказали в Fozzy Group — компании, объединяющей сети супермаркетов Фора, Fozzy и Сильпо.

Но, как говорит глава Мин­агрополитики Трофимцева, это не проблема, а возможность для развития. Мол, на местном рынке есть целые сегменты, где конкуренция отсутствует. И отечественные производители рано или поздно займутся данным вопросом.

Автор
Новое Время Страны
НОВОСТИ / Агрорынок