22 октября 2019 11:10

Больше чем ЕС и Россия: Китай стал главным бизнес-партнером Украины

Больше чем ЕС и Россия: Китай стал главным бизнес-партнером Украины

Китай становится главным деловым партнером Украины. Киев и Пекин готовы штурмовать рынки друг друга, но у китайцев это получается лучше, пишет журнал НВ

НеРоссия, не Польша, не США, не Германия, а Китай отныне самый большой деловой партнер Украины. Торговый оборот между Киевом и Пекином выходит на исторический максимум — почти $ 11 млрд по итогам 2019‑го, что вытекает из данных украинского Госкомстата за первое полугодие.

В 2018‑м стоимостная доля китайских товаров в украинском импорте выросла с 11% до 34%, то есть с $ 5,7 млрд до $ 27 млрд, обогнав аналогичный показатель как Европы, так и России. Правда, объем импорта из Китая растет намного быстрее украинского экспорта в Поднебесную. А зря.

«Как сказал мой товарищ из [международной консалтинговой компании] McKinsey&Company, — говорит Сергей Лесняк, собственник MM Pacific Technologies (Шанхай), — в мире есть два больших денежных ресурса. Первый — это нефтяные страны Ближнего Востока, второй — женщины Китая». Лесняк живет и работает в Шанхае уже 16 лет, и торговля с Китаем из Украины представляется ему необычайно перспективным делом. В эти дни он регистрирует в КНР компанию, которая займется поставками украинских продуктов здорового и традиционного питания. «У Украины здесь хорошая репутация, — говорит предприниматель. — Ну и продукция сравнительно дешевая».

Анна Капузо, руководитель китайского направления холдинговой компании UFuture, прожила в Пекине четыре года, и у нее точно такие же ощущения: Китай — это золотое дно. Украина — тоже в некотором смысле дно, но пока еще не золотое.

«В Китае наступило перепроизводство, они насытили свой рынок, — говорит Капузо. — Растет благосостояние, растет стоимость земли. Она безумно дорогая». В итоге индустрии КНР и ее многомиллиардным внутренним инвестициям тесно в пределах своей страны, и они рвутся наружу.

Однако для того, чтобы затянуть эти миллиарды в виде промышленных мощностей, прямых иностранных инвестиций или даже заимствования в Украину, нужны не просто усилия, а сверхусилия.

«Китайцы не уверены в надежности нашей судебной системы, — говорит Владимир Хмурыч, директор индустриального парка Белая Церковь (БЦ). — Поэтому заходят сюда через поиск партнера. Очень долго идут. Нужно два-три года попить с ними чай».

Хмурыч пьет с китайцами чай гораздо дольше. Отсюда и результат. Теперь он руководит индустриальным парком, что является репликой подобных парков Китая.

 

Новый Шелковый путь

Вначале октября весь Китай пришел в движение — отмечал 70‑летие образования КНР. По такому случаю всем 1,3 млрд китайцев положена неделя выходных. Симпатичная китаянка Ма Лия, экскурсовод из города Лоян (800 км от Пекина), рассказывает НВ, что многие ее земляки в эти дни отправились в автомобильное путешествие по стране. «Это вошло в моду в последние пять лет, — говорит она. — У наших родителей была горькая жизнь. Теперь возможностей стало больше».

Впрочем, Ма Лию нельзя отнести к состоятельным гражданам Поднебесной. Ее неосновной заработок русскоязычного гида нестабилен, в провальный месяц — до $ 500, а в более-менее успешный — $ 1 тыс. «Это не очень престижная работа, — признает девушка. — Конкуренция большая».

Тем временем ВВП Китая растет с едва повторимой скоростью — 6,6% в год в 2018‑м, и это самый низкий китайский показатель за последние 25 лет. Для сравнения: этот же показатель в Германии и Франции составляет 1,5%. В пятерке крупнейших банков мира — четыре из КНР.

С 2015‑го началась реализация программы Made in China 2025. Ее цель — удержать статус «мировой фабрики». Для реализации программы официальный Пекин отдельной строчкой финансирует 112 университетов, 225 научно-исследовательских учреждений и 220 компаний. Под реализацию китайской мечты 2025 созданы Национальный инвестиционный фонд для передовой обрабатывающей промышленности объемом в $ 2,8 млрд и Национальный интегральный фонд ($ 19 млрд). Бюджет всей программы — около $ 300 млрд.

Для закрепления образа «сильных мира сего» Китайская торговая ассоциация Украины (КТАУ) предоставила НВ еще три цифры. Ежегодные внешние инвестиции КНР достигли $ 100 млрд, еще $ 250 млрд развозят по миру китайские туристы и почти $ 900 млрд потрачено на амбициозный проект строительства трех трансъевразийских транспортных коридоров, объединенных вывеской: Один пояс — один путь. Это аналог Великого шелкового пути, который соединяет Китай со всем миром — от Желтого моря до Черного, от Тихого океана до Атлантического.

«Китайские компании нацелились на Европу, — говорит Василий Хмельницкий, основатель холдинга UFuture. — Здесь у них большой рынок сбыта, и логично производить продукцию или тут же, или в непосредственной близости к ЕС. Я вижу большой потенциал Украины в инвестициях из Китая».

Хмурыч выделяет по меньшей мере две причины, зачем большому Китаю нужна маленькая Украина. Первое — это география. Контейнер из Китая в Европу идет 40 дней. Такой темп мог бы удовлетворить разве что венецианского купца XIII века Марко Поло, который и открыл европейцам Китай. В XXI столетии в логистике все решают часы, а то и минуты. И Украина — идеальная площадка, чтобы отсюда торговать с 700 млн жителей Европы.

«У нас также относительно дешевая рабочая сила, — несколько обидно, но справедливо отмечает Хмурыч. — Это тоже наше конкурентное преимущество. Этим тоже нужно пользоваться. Рано или поздно оно исчезнет».

 
ХЛЕБНОЕ МЕСТО: Зерновой терминал в Николаеве перевалочной мощностью 2,5 млн т в год относится к империи COFCO Group, крупнейшего в Китае производителя продуктов питания / Фото: COFCO

Разведка с боем

Руслан Осипенко, исполнительный директор КТАУ, не может остановиться, когда начинает перечислять, сколько компаний Поднебесной в последние годы вошли в Украину. Например, COFCO Group является крупнейшим в КНР производителем продуктов питания. В Украине под его контролем портовые терминалы, элеваторы, маслоэкстракционный завод и прочее.

Довольно много китайских компаний участвуют в украинской газодобыче, как, например, Хinjiang Beiken Energy Engineering, или строительстве дорог, как, например, Sinohydro, которая реконструирует трассу Киев — Чоп, выкладывая бетонку в направлении западных границ Украины.

 

Экономика провинции Гуандун сопоставима со всей Россией, — Сергей Лесняк, собственник MM Pacific Technologies

 

Сам Осипенко входит в наблюдательный совет Украинского банка реконструкции и развития. Два года назад этого финансового карлика, занимавшего по размерам капитала 72‑ю строчку в списке из 75 банков Украины, за 83 млн грн выкупила китайская товарная биржа Bohai Commodity Exchange, чей годовой оборот равен $ 1 трлн.

«Для них этот банк — копейки, — включается Хмурыч. — Благодаря ему они будут собирать информацию, изучать рынок. Таких китайских офисов, кстати, много. Они занимают помещение размером в 300 м, а сидят там три человека. Могут себе позволить. Они мощные ребята».

Из слов Хмурыча явствуют две важные детали. Китайцы тщательно изучают украинский рынок, но при этом необычайно осторожничают. Их визиты в Украину носят частый, но едва заметный характер. Как отметила Евгения Литвинова, глава Клуба украинских экспортеров, «китайские компании не любят публичности».

В индустриальном парке Белая Церковь они самые частые гости. Едут в одиночку и делегациями. Кто посмотреть, кто себя показать. Результат таких поездок — с 2017‑го в Белой Церкви заработал завод Plank Electrotechnic, первый украинский производитель электроустановочных систем. Здесь используется оборудование из Китая, наладку которого обеспечили китайские специалисты. То есть теперь вместо того, чтобы закупать подобную фурнитуру в КНР, ее начинают производить в Украине.

В ближайшее время в индустриальном парке БЦ планируют открыть еще два завода. Один будет производить высокотехнологические материалы, а второй заработает в сегменте пищевой промышленности. Оба проекта родом из Китая. «Сейчас группа наших специалистов поехала туда», — говорит Хмурыч.

Анна Капузо из UFuture отмечает, что это не такой уж легкий хлеб — деловое партнерство с китайцами, и называет КНР уникальным сплавом коммунизма и капитализма. Государство здесь самый сильный да и, пожалуй, единственный полноценный игрок.

Капузо рассказывает, что даже в частных китайских компаниях, когда читаешь их уставные документы, обнаруживаешь там 30−40% в коммунальной или в государственной собственности. «В 99% частных компаний есть представители от Коммунистической партии», — подчеркивает она.

Зарубежный партнер, не имеющий поддержки от своего государства, вызывает у китайских товарищей подозрение. «В наших первых поездках мы очень аккуратно сообщали, что мы частная компания, — говорит Капузо. — Нас должны были представить, чтобы нам начали доверять. Сейчас проще. Уже есть имя. Но [для этого] должны пройти годы».
 
ВОКЗАЛ ДЛЯ ДВОИХ: Маленький и хрупкий китайский гид Ма Лия и ее огромный гость — турист из Украины Алексей Самоваров на железнодорожном вокзале города Лоян. Снимок отображает расстановку сил Китая и Украины, но только с точностью до наоборот / Фото: НВ

Китайцы более чем осторожны, когда дело доходит до сделки. Вот как Капузо описывает разницу подходов Запада и Востока. Европейцы если сказали «да», то это чаще всего значит, что завтра они инвестируют. Если китаец говорит «да», то это означает, что он начинает думать. Если раздумья приводят к положительному решению, он предложит для начала сотрудничество малых форм: продаст свой товар, даст на него лучшие условия, чуть позже откроет кредитную линию. И только потом, возможно, будет готов к бизнес-партнерству.

«Мы иногда теряем время на то, что сидим и просто пьем чай. Разговариваем, — поясняет Капузо. — Так нужно. Это важно».

Неизвестно, сколько китайского чая выпил миллиардер Ринат Ахметов, чтобы заполучить себе в партнеры гиганта отрасли в производстве энергии из во­зобновляемых источников, но результат уже налицо. Как рассказали НВ в компании ДТЭК, входящей в холдинг SCM, Никопольская солнечная электростанция (СЭС) была построена в партнерстве с китайской компанией СМЕС необычайно быстро.

От заключения договора до выдачи в сеть первых киловатт электроэнергии прошло менее года. То есть от апреля 2018‑го до марта 2019‑го. Теперь эта СЭС — крупнейший инвестиционный проект возобновляемой энергетики Украины за последние пять лет. Для его реализации ДТЭК привлек китайский кредит в $ 150 млн. Общая стоимость проекта — $ 238 млн.

Еще один проект, о котором, правда, с грустью вспоминают в SCM, это кредит от China Development Bank для модернизации украинской телекоммуникационной компании Укртелеком. В проекте стоимостью $ 400 млн предполагалось участие китайского технологического гиганта Huawei. Планировалось установить 3,8 тыс. так называемых активных телекоммуникационных шкафов, что позволило бы переключить на обновленную сеть порядка 1,8 млн абонентов. Эта модернизация — одна из крупнейших и самых быстрых в Восточной Европе. Вернее, могла таковой стать.

Теперь проект заморожен. Фонд госимущества в судебном порядке выступил за расторжение договора купли-продажи 92,79% акций Укртелекома, которая состоялась в марте 2011‑го на аукционе с единственным покупателем — компанией ЕСУ, дочкой австрийского финансового консорциума EPIC.

В июне 2013‑го SCM купил у группы EPIC 100% акций кипрской компании UA Тelecominvest Limited, заплатив $ 860 млн. И вот теперь ФГИ оспаривает законность первой сделки, а значит, и всей цепочки.

Здесь китайцы первый раз в жизни поторопились. В рамках сотрудничества с SCM они выдали кредит на сумму $ 35 млн под 9% годовых, установили свыше 1 тыс. активных шкафов. На обновленную сеть переключили около 410 тыс. абонентов. На этом все пока и замерло.

Китайскому уму эту особенность украинского государственного интереса не понять. «У них экономика развивается по‑другому, — говорит Хмурыч. — У нас — назовем это дикий капитализм, а там плановый капитализм. То есть там идет планомерная сильная поддержка государства».

 
БЕТОННОЕ ПОКРЫТИЕ: Китайская компания Sinohydro занимается реконструкцией Северной объездной дороги Житомира по трассе М-06 Киев — Чоп / Фото: НВ

Последнее китайское предубеждение

Ольга Ходаковская, замдиректора Национального научного центра Институт аграрной экономики, очень боится открытия в Украине рынка земли сельхозназначения, запланированного правительством на октябрь 2020‑го.

Чтобы всем было страшно так же, как ей, эксперт озвучивает свои жуткие опасения, утверждая, что с китайскими инвестициями придут не только деньги, но и китайцы. Много китайцев. И они отберут вакансии у украинцев, и без того страдающих от дефицита рабочих мест, в особенности в сельской местности.

«Китайские деньги — это всегда китаец, один или два, — подхватывает тему Капузо. — Каждым проектом, который работает в Украине, руководит китаец. Но работники — это украинцы».

Наплыв китайцев украинцам не угрожает, и не только из китайских городов, но и из китайской глубинки. Осипенко, исполнительный директор КТА, объясняет это на цифрах. Средняя зарплата китайского рабочего — около $ 700. «Приедет ли сюда китаец работать за $ 500? — вопрошает Осипенко. — И здесь также возникает вопрос проживания, медицинского обслуживания и прочего».

Еще более убедительно звучит рассказ Сергея Лесняка, нашего человека в Шанхае. Недавно несколько профессоров из провинции Хэбэй пригласили его пообедать в очень дорогом ресторане Пекина. Их интересовало, что думает украинский бизнесмен о крупнейшем китайском проекте Один пояс — один путь. «Представьте себе, чтобы в Украине научные сотрудники пригласили бизнесмена в ресторан и оплатили ему дорогой обед, чтобы просто поговорить», — восторгается предприниматель.

Вывод очевиден: у простых и не очень простых китайцев не так много причин мечтать о переезде в Украину. Тем более украинцы китайцев и так неплохо кормят. Отечественные аграрии быстрее всех наращивают свои потоки в Поднебесную. Объем экспорта зерновых из Украины в Китай за последние пять лет в денежном выражении увеличился в 20 раз — с $ 26 млн до $ 533 млн. И это куда более заметный тренд времени, чем переселение китайцев.

Китай — непаханое поле для украинских бизнесменов, заверяет Лесняк. «Все, что касается питания, здорового питания, питания детей будет иметь здесь большой спрос», — заверяет он.

При этом бизнесмен рекомендует прицеливаться не на весь Китай, так как ни одна украинская компания не способна покрыть этот масштаб, а искать выход на локальные рынки провинций или городов. Ведь одна лишь экономика Шанхая вчетверо больше всей экономики Украины. «А экономика провинции Гуандун сопоставима со всей Россией», — дополняет Лесняк.

Впрочем, вход на рынок Китая такой же медленный, как и сами китайцы. Бизнесмен рассказывает, что, например, регистрация нового продукта, связанного с питанием, может занимать в Китае до трех лет. Во Вьетнаме или Бирме этот период вдвое короче. Еще одна проблема в работе с Китаем — высокие маркетинговые затраты. И, конечно, язык. Хотя со всей очевидностью можно утверждать, что для сложного китайского языка настали золотые времена и уже сегодня во многих украинских компаниях сотрудники делегируются на языковые курсы.

Одни из них открыты при Китайской торговой ассоциации. От желающих нет отбоя. «Мы ограничиваем потоки, — говорит Осипенко, — потому что у нас ограниченное количество мест. У нас сейчас обучаются 11 компаний. Просятся больше».

Сам Осипенко тоже грызет китайскую грамоту. «Уже односложные предложения могу говорить, понимать, — хвастается он. — Запас словарный небольшой».

Анна Капузо даже после четырех лет проживания в Китае не может похвастаться блестящими познаниями в китайском языке. И хотя его грамматика не так сложна, поясняет она, но тонкости интонаций — ключевой фактор китайского — покоряются далеко не всем. «Выучить язык, чтобы на нем говорить о бизнесе, это невозможно, — обрубает крылья она. — Хорошие переводчики учат его всю жизнь».

 
 

Похоже, ее слова производят на сидящего рядом Хмурыча обратный эффект. «Китайский язык учить надо, — отрезает он. — И я буду его учить».

 
НАВЕЛИ МОСТЫ: Владимир Хмурыч, директор индустриального парка Белая Церковь, и Анна Капузо, руководитель китайского направления холдинговой компании UFuture, в самом инновационном месте Украины — UNIT CITY рассуждают о тонкостях бизнеса по-восточному / Фото: НВ
Автор
Новое Время Страны
НОВОСТИ / Агрорынок