11 ноября 2019 12:46

Алкогольный делирий "Укрспирта"

Алкогольный делирий "Укрспирта"

Спиртовая промышленность Украины явно приближается к краху. 

Но между пониманием, что так дальше жить нельзя, и видением, как наиболее эффективно реформировать отрасль, — пропасть. 

Интересы госмонополии и самого государства настолько отличаются, что даже перспектива изменений в работе вызывает острое противостояние — наихудшее из условий внедрения реформы.

Государственная монополия на производство и реализацию спирта неэффективна и очевидно разваливается. "55% производства спирта в Украине сейчас находится в "тени", а государственные спиртовые заводы более десяти лет контролируют криминальные группировки", — заявил президент Владимир Зеленский на совещании по вопросам развития спиртовой отрасли, недавно состоявшемся в Тернополе.

Из 84 заводов сейчас работают только 41. Еще столько же осталось в составе старого государственного концерна "Укрспирт". Яркий пример — Тернопольская область, где спиртовая отрасль является одной из ведущих в переработке сельхозпродукции. Из 11 спиртзаводов сейчас работают всего четыре. Да и перерабатывают зерно они через пень-колоду. Если два из них — Ковалевский и Новоселковский — поработали с начала этого года до октября по 150–200 дней каждый, то два других спиртзавода — Мариловский и Кобыловолоцкий — включались в работу лишь по месяцу. А в целом спиртовая отрасль в Украине задействована на 12%. Она произвела в 2018 г. 8,1 млн декалитров спирта, а в далеком 1996-м продуцировала почти 61 млн. Для более четкого контраста заметим, что в лучшие времена, то есть до передачи в 2010 г. в ГП "Укрспирт", спиртзаводы только Тернопольщины ежегодно производили 8 млн дал спирта, а сейчас не дотягивают и до 1,5 млн дал. Из-за мизерного производства спирта в Украине практически не используются его экспортные возможности…

Но даже если взять для сравнения 2016 г., когда в Украине возобновился экономический рост, то с тех пор финансовый результат ГП "Укспирт" уменьшился почти в пять раз. В 2016 г. прибыль "Укрспирта" составила около 97 млн грн, а в прошлом году — всего 21,6 млн. Это сказалось и на уплате налога на прибыль: если три года назад этот государственный монополист заплатил в госбюджет почти 30 млн грн этого налога, то в прошлом году — 9,7 млн.

Корни упадка спиртовой отрасли надо искать в деятельности правительства Азарова, когда оно в 2010 г. провело так называемую реорганизацию государственного концерна "Укрспирт". На практике это означало, что его спиртзаводы были переданы в одноименное государственное предприятие с регистрацией в городе Броварах на Киевщине. С того времени они перестали быть самостоятельными юридическими лицами, а стали просто местами осуществления деятельности. Квоты (наряды) на производство спирта между спиртзаводами распределяет руководство этой надстройки, то есть диктует им производственную программу. А все средства от реализации спирта поступают на счета ГП "Укрспирт", которое в свою очередь проводит для спиртзаводов тендеры на закупку газа, электроэнергии, зерна и т.п. Поэтому схемы по производству, транспортировке "левого" спирта на подпольные винокурни и подпольные цеха легальных ликеро-водочных предприятий лучше всего знает само руководство нынешнего "Укрспирта".

Легальный рынок алкогольных изделий за последние годы тоже ощутимо просел. По данным Государственной службы статистики, в 2015 г. в Украине произведено 18,6 млн дал водочных изделий, а в 2018-м — только 12,7 млн. Частично упадок ликеро-водочной отрасли можно объяснить тем, что отпали аннексированный Крым и оккупированный Донбасс, суммарно потреблявшие до 25% произведенного в Украине алкоголя. И еще 3–5% отнесем на сокращение количества населения в Украине (на 1,1 млн с начала 2015 г.). Все остальное — это "тень". Интернет пестреет предложениями продать водку из расчета 18–20 грн за бутылку, тогда как установленная государством минимальная розничная цена сейчас составляет 89,4 грн.

И ни для кого не секрет, что эта дешевая водка произведена из спирта, который обошел налоговый пост на спиртзаводе или проехал по договоренности с ним.

Кроме того, получила распространение практика, когда от 5 до 10% "левого" этилового спирта (обезвоженного и денатурированного, фактически являющегося биоэтанолом), с которого не уплачен акцизный сбор, домешивают в бензины на автозаправках. Поэтому и не удивительно, что при такой комбинации маржа получается больше, чем с продажи обычных бензинов. "По разным оценкам, из-за теневого рынка спирта мы ежегодно недополучаем 8–10 млрд грн поступлений в государственный и местные бюджеты. А это проблемы и с выплатами зарплат, и со строительством дорог, и с развитием всей инфраструктуры"", — подытожила текущее состояние спиртовой отрасли в ходе упомянутого совещания заместитель руководителя Офиса президента Юлия Ковалив.

Предыдущие постмайданные правительства под руководством Арсения Яценюка и Владимира Гройсмана обещали, но постоянно откладывали ликвидацию спиртовой монополии, и никто из них не отважился ее провести. Премьеры и министры боялись забастовок и, очевидно, не хотели терять и без того низкую политическую поддержку населения. Этот вопрос выныривал на короткое время и затихал.

У команды президента Владимира Зеленского, кажется, нет никаких иллюзий по поводу спасения государственной монополии на производство и оборот этилового спирта. Потому что эта госмонополия из-за отсутствия конкуренции на рынке этилового спирта тормозит развитие отрасли, подкашивает как легальное внутреннее производство спирта, так и его экспорт. Спросите, как при таких условиях сюда придет инвестор? Но такая монополия была выгодна всем администрациям "Укрспирта", ведь она позволяла в ручном режиме регулировать и распределять товарные и финансовые потоки.

Поэтому в начале октября Верховная Рада исключила спиртзаводы ГП "Укрспирт" из перечня объектов права государственной собственности, не подлежащих приватизации. А президент внес в парламент законопроект №2300, согласно которому производить спирт, биоэтанол с 1 января 2020 г. сможет любой субъект хозяйствования, который приобретет лицензию на производство спирта. Экспортировать спирт будут иметь право только предприятия, получившие лицензию на его производство. Посредники, надеемся, не будут вовлечены в этот процесс. Субъект подачи законопроекта убеждает нас, что при таких условиях будет ликвидирован фундамент для коррупции, криминальных схем, а честные конкурсы на получение лицензий наведут порядок в отрасли. И тогда, очевидно, станет ненужной электронная система контроля над производством и перемещением спирта — электронные расходометры, акцизные марки, GPS-трекеры, благодаря которым можно контролировать все этапы движения спирта, не выходя из кабинета. О чем так любит говорить новое руководство Государственной фискальной службы.

Минэкономразвития в лице заместителя министра Тараса Высоцкого уверяет, что до 1 декабря проведет аудит всех спиртзаводов. И их можно будет разделить на три группы. Около трети еще эффективных заводов смогут производить пищевой спирт. Еще треть спиртзаводов надо будет переориентировать на производство биоэтанола, чтобы довести использование биотоплива в автомобильном горючем до 7, а со временем и до 10%. Третья группа — это устаревшие заводы. Но там есть ценные подъездные пути, возле которых можно построить элеваторы или использовать их для других целей.

По моему мнению, наиболее вероятно такое развитие ситуации: ликеро-водочные гиганты, имеющие миллиардные обороты, будут заинтересованы приобрести эффективно работающий завод, где сейчас производят пищевой спирт высшей очистки. Или, что лучше, они поторопятся построить недалеко от себя современный спиртзавод с нуля. Тогда не надо будет возить спирт издалека, можно будет перебрасывать рабочую силу и экономить на накладных расходах. И произведенный там спирт сможет конкурировать по качеству и цене с импортным спиртом даже до 1 января 2022 г., им не будет страшен такой шлагбаум на импорт спирта, предусмотренный в упомянутом законопроекте. А все устаревшие заводы останутся, потому что они никому не будут нужны и имеют все шансы быть порезанными на металлолом.

Испугавшись подобных перспектив, в набат ударил профсоюз работников ГП "Укрспирт". Там убеждают, что не против демонополизации спиртовой отрасли, только отрицают необходимость ее приватизации. И те 6–7 млрд грн, которые ожидают от приватизации спиртзаводов и которыми оперирует Минэкономразвития, не подкреплены расчетами. Профсоюз уверяет: этот законопроект разрушит спиртовую отрасль, угрожает безработицей и социальной напряженностью.

Но в действительности социальная напряженность — это уже данность для спиртовой отрасли. Работники спиртзаводов из-за неритмичной работы и продолжительных простоев предприятий уже сейчас получают мизерные зарплаты и месяцами "отдыхают" в вынужденных отпусках. Конечно, люди, десятки лет проработавшие на спиртзаводах, боятся потерять даже эту работу, поскольку уже не в состоянии конкурировать на рынке труда. Но то, что руководство отрасли, которое и довело ее до такого состояния, использует эти страхи, чтобы противодействовать каким-либо изменениям, — откровенный цинизм. Как и угрозы остановить производство, которое и так почти остановлено, и вывести людей, месяцами не работающих, на общеукраинскую забастовку.

Очевидно, что спиртовую отрасль надо безотлагательно реформировать. И лучшее, что может сделать профсоюз, если он действительно защищает интересы работников, — это приобщиться к обсуждению путей этого реформирования, а не противодействовать изменениям. Потому что, если оставить отрасль в существующем состоянии, то через два-три года ее ожидает полный крах.

Автор
Зеркало Недели
Источник
НОВОСТИ / Агрорынок