25 февраля 2019 10:19

Государство и корпоративное управление — путь к европейским ценностям или в никуда?

Государство и корпоративное управление — путь к европейским ценностям или в никуда?

Украина прошла сложный путь формирования корпоративного сектора экономики.

Корпоративный сектор экономики в современных странах мира играет ведущую роль в решении сверхважных общественно-экономических задач, которые не в состоянии или не в полной мере эффективно может реализовать малый и средний бизнес (МСБ). 

 

Крупные предприятия при соответствующем эффективном регулировании становятся драйвером и примером для малого и среднего бизнеса, именно они целенаправленно проводят политику экспансии на внешние рынки, устанавливают стандарты производительности и оплаты труда в стране, определяют стиль и подходы к решению бизнес-проблем, являются инфраструктурой для зарождения и развития малых и средних инновационно ориентированных компаний, а также в значительной мере формируют структуру и направленность экономики страны. Поэтому развитие конкурентоспособного корпоративного сектора экономики является очень важной задачей современных стран мира, интегрированных в глобальные экономические, торговые и инвестиционные процессы.

Украина прошла сложный путь формирования корпоративного сектора экономики, который, к сожалению, не стал примером качественных реформ и результатов. Проведение радикальных экономических реформ с начала 90-х годов ХХ ст. не привело к внедрению прогрессивной и сбалансированной модели социально-экономического развития. Эффективно действующие в странах Запада рыночные институты в украинских условиях оказались недейственными и малоэффективными, а старые неэффективные экономико-хозяйственные институты приспособились под новые кулуарно-частные интересы. На этапе становления корпоративного сектора Украины формальные и неформальные институты должны были создать действенный корпоративный механизм для привлечения отечественных и иностранных инвестиций, обеспечить возможности для активного роста бизнес-структур, но в реальности превратились во вспомогательные звенья при проведении непрозрачной приватизации и формировании олигархического капитала. Собственность крупных предприятий через разные махинации и теневые схемы получили приближенные к власти или криминалитету лица, которые не были заинтересованы в их развитии, а больше нацеливались на доминирование в определенном регионе или на властные кабинеты. Кроме того, высокие темпы инфляции в первые годы независимости Украины (1991–1995) и в дальнейшем периодические кризисы (1998, 2008–2009, 2014–2015) существенно снизили возможности для развития МСБ, его участия в росте и со временем трансформации в крупные предприятия.

Отмеченные подходы к реформированию крупных предприятий в Украине не могли не повлиять на фактические результаты, а именно — на деградацию социально-экономического положения в стране в целом и сокращение корпоративного сектора, в частности. Если проанализировать отечественную макроэкономическую статистику за последние 7–10 лет, то системно и целенаправленно отмечается уменьшение числа крупных предприятий (см. табл. 1).

 

321

 

Количество занятых работников на крупных предприятиях также согласно вышеупомянутым процессам естественно снижается (см. табл. 2). Такие данные свидетельствуют о том, что усиления или экспансии отечественных крупных компаний на внешних и внутренних рынках не происходит. В целом по экономике наблюдается незначительный рост (ВВП Украины вырос на 2,5% в 2017 г. и на 3,1% в 2018-м). Сравнивая эти показатели с мировыми, отмечу стагнацию и отставание от мировой экономики. Так, рост мировой экономики составлял в 2017 г. 3,1% (развивающихся стран — 4,3%), в 2018-м — 3,8% (развивающихся стран — 5,1%). Кроме того, падение национальной экономики в 2014-м (-7%) и 2015-м (-10%) подтверждает выводы о том, что восстановления и системного роста за счет крупных предприятий не происходит.

 

321

 

Замечу, что за 2007–2018 гг. удельный вес сельского хозяйства в экономике Украины увеличился более чем вдвое, а доля обрабатывающей промышленности снизилась в 1,5 раза. Дает о себе знать ограниченность или отсутствие крупных отечественных предприятий, функционирующих в высокотехнологичных отраслях (космос, электроника, робототехника, автомобиле- и авиастроение, разработка сверхсложных программных продуктов в сфере ІТ и искусственного интеллекта и т.п.). Но все же значение крупных предприятий в объеме реализованной продукции, особенно сырьевого сектора промышленности, больше, хотя также наблюдается тенденция к постепенному снижению их веса (см. табл. 3).

 

321

 

Кроме того, за последние десять лет в Украине проводятся активные эксперименты с правовым оформлением собственности крупными предприятиями. По моему мнению, постоянные законодательные изменения и регулирование без стратегического видения в сфере отечественного корпоративного сектора также повлияли на уменьшение и исчезновение многих крупных акционерных обществ.

 

321

 

Из табл. 4 видно, что за последние десять лет количество обществ уменьшилось почти в 2,5 раза. Количество публичных обществ, подлежащих повышенному государственному и общественному контролю, существенно снижается. В ЕС средний показатель крупных корпораций — 38%, Польше — 49, Германии — 46, Франции — 45, Великобритании — 50%, при этом доля крупного бизнеса не уменьшается. У небольших стран ЕС другое соотношение: у Кипра и Мальты, например, по 23%. Чем менее развита страна, тем больше доля малого и среднего бизнеса. Поэтому, если не остановить эту тенденцию, то Украина войдет в перечень слабых периферийных стран с окончательной потерей собственного потенциала в космической отрасли, авиастроении, производстве технологического оборудования, автомобилестроении и других высокотехнологичных сферах, превратившись в технически и технологически отсталую импортозависимую страну.

Эволюция систем корпоративного управления в Украине непосредственно определяется институциональной средой, государственным регулированием и существующим состоянием рыночных отношений, находящихся в нашей стране в стадии зарождения или даже деструктивного функционирования. Это связано, на мой взгляд, с рядом нерешенных проблем, системно влияющих на состояние экономики и корпоративного сектора. Так, основными проблемами являются монополизм, непонимание отечественными госорганами власти предназначения и роли в социально-экономическом развитии общества отечественного корпоративного сектора и попытка подчинить его, возглавить, получить ренту, — без стратегического видения модели его функционирования и продуктивного развития.

Замечу, что в классическом научном понимании корпоративного управления есть две ведущие модели. Первая — классическая англосаксонская модель (распространена в США, Канаде, Великобритании), где основной целью функционирования акционерного общества является создание максимальной стоимости (предоставление прибыли) для акционера. Вторая — европейско-континентальная модель (распространена в Германии, Франции, Швеции, Италии, Финляндии и большинстве стран Европы), которую еще называют моделью заинтересованных сторон Рейнланда. Ее суть в том, что должны быть более сбалансированными интересы различных групп, включая акционеров, сотрудников, потребителей и других заинтересованных лиц. В этом контексте украинская модель корпоративного управления не приближается ни к первой, ни ко второй модели, а проявляется с уникальными особенностями, присущими только отечественному корпоративному сектору. Так, частные отечественные корпоративные структуры в основном нацелены на монополизм или согласованную олигополию, которая часто функционирует с горизонтально интегрированными бизнесами, не связанными между собой. Обнародованная прибыльность минимальная или минусовая, фактическая выручка (прибыль) скрывается (выводится в офшор), все финансово-инвестиционные операции сосредоточены на удовлетворении прав только мажоритарного акционера, — права миноритарных совладельцев, государства и общества игнорируются. Акционерные общества с государственной долей функционируют в режиме ручного регулирования, когда также в значительной степени или полностью игнорируются права миноритарных акционеров, государственные и общественные интересы в пользу какой-либо политической группировки или приближенного к ней круга лиц.

Фокусирование украинских крупных финансово-промышленных групп в значительной степени на горизонтальном расширении в условиях высокой глобальной конкуренции угнетает развитие малого и среднего бизнеса в стране, а также подрывает конкурентоспособность украинских предприятий на международных рынках.

Отмечу и нехватку рыночных стимулов и забюрократизированные процедуры деятельности государственных крупных предприятий и банков, эпизодически-ограниченные конкурсы на руководящие должности, отсутствие прозрачно-стимулирующих ориентиров для развития, эффективных наблюдательных советов и системного мониторинга их деятельности. Все это подрывает потенциал развития крупных государственных предприятий и банков и возлагает значительное бремя на государственные финансы. Подтверждением является то, что в банковской системе самые высокие показатели бездействующих займов характерны именно для госбанков (на уровне 70–60%, в коммерческих банках — до 20–30%), а также периодические коррупционные скандалы с госпредприятиями ("Укроборонпром", "Энергоатом", "Укрзалізниця", "Укрнафта" и др.) свидетельствуют о значительных масштабах их использования как кормушек для правящей элиты. Отмечаются и проблемы для потребителей товаров и услуг, производимых госпредприятиями (цена, качество, время обслуживания и т.п.).

Ярчайший пример — ПАО "Укрнафта", являющееся заложником, с одной стороны, частного олигархического капитала (доминировал в 2003–2015 гг.), а с другой — "государственного менеджмента" от политической группировки (доминирует на протяжении 2015–2019 гг.), которые паразитируют на этом предприятии, не развивая его. Их управляющие представители поочередно системно игнорируют права государства, миноритарных акционеров и сотрудников, занимаясь откровенными махинациями и разворовыванием активов. В частности, начиная с 2010 г. и до сегодняшнего дня проводится дискриминационная политика в части выплаты дивидендов миноритарным держателям акций. Замечу, что "Укрнафта" является одним из наиболее значимых и стратегических предприятий, которое с конца 90-х годов стабильно относилось к инвестиционно привлекательным и акции которого находятся в собственности сотен тысяч украинцев, в портфелях 65 институтов совместного инвестирования и негосударственных пенсионных фондов. Продолжительное время дивиденды этой компанией не выплачивались, потом за 2011–2014 гг. были выплачены только государству. Другие акционеры вынуждены были подавать в суд, чтобы получить дивиденды. С изменением менеджмента в 2015 г. ничего существенно не изменилось, уровень добычи нефти и газа не вырос (и это в условиях, когда энергонезависимость является задачей №1 для страны, находящейся в состоянии войны с РФ). При этом цены на нефть и газ существенно выросли, но дивиденды на государственную долю НАК "Нафтогаз Украины" по результатам финансово-хозяйственной деятельности за 2017 г. были выплачены ПАО "Укрнафта" только непосредственно в госбюджет. Другим акционерам, в том числе институтам совместного инвестирования и негосударственным пенсионным фондам, дивиденды не начислялись и не платились. Аналогичная ситуация планируется и за 2018-й.

Нарушены основополагающие законодательные акты, регулирующие деятельность акционерных обществ в Украине. Законное управление государством своим имуществом не может осуществляться во вред или путем дискриминации права собственности других собственников (акционеров). Государство должно обеспечивать соблюдение предусмотренных Конституцией гарантий, в том числе соблюдение принципа незыблемости собственности и недопущение дискриминации, поэтому такое управление корпоративными правами не может ни прямо, ни косвенно приводить к ограничению прав других субъектов (в частности, с нарушением ст. 13, 21, 22, 24, 41 Конституции Украины). Кроме того, нарушены ч. 1 ст. 25 и ч. 2 ст. 32 Закона "Об акционерных обществах", абз. 6 ч. 5 ст. 11 Закона "Об управлении объектами государственной собственности", ст. 3 постановления Кабинета министров "Об утверждении базового норматива отчисления части прибыли, которая направляется на выплату дивидендов по результатам финансово-хозяйственной деятельности в 2017 году хозяйственных обществ, в уставном капитале которых есть корпоративные права государства" и права миноритарных акционеров на получение дивидендов. Таким образом, уничтожена инвестиционная привлекательность не просто "Укрнафты", а значительной доли финансово-инвестиционной среды страны. При этом государственными руководителями с миллионными зарплатами подан сигнал всем инвесторам, что их права ничего не стоят, а возможности что-либо реализовать почти нулевые, с учетом "варварского" регулирования корпоративного сектора, отечественной судебной системы и исполнительной службы.

На мой взгляд, такие стратегические госпредприятия, как ПАО "Укрнафта", ПАО "Центрэнерго", ПАО "Турбоатом" и прочие, являются основой для формирования отечественного фондового рынка и должны быть примером для других акционерных обществ по внедрению современного корпоративного управления. Частным ФПГ необходимо дать четкий сигнал о необходимости отойти от горизонтального расширения. Вместе с тем сфокусироваться на ведущей профильной деятельности по внедрению прозрачных стандартов отчетности, отказаться от сокрытия доходов и прибыли (выплата регулярных дивидендов в Украине), что будет компенсироваться ростом стоимости активов в разы. Мною была разработана схема-алгоритм и предложено сформировать цивилизованный и конкурентный корпоративный сектор, содействующий экономическому развитию (см. схему).

 

321

 

Решение проблем развития корпоративного сектора связано в значительной степени с существующей отечественной практикой госрегулирования и корпоративного управления в сфере крупных госпредприятий. Изменение этой практики и перезагрузка государственных институтов, регулирующих эту сферу, по авторской схеме-алгоритму дают перспективы остаться промышленно развитой страной и дать импульс для развития негосударственным крупным частным предприятиям, количественно и качественно вырасти среднему бизнесу, сформироваться среднему классу.

На сегодняшний день финансирование отечественного корпоративного сектора на 70–75% осуществляется за счет собственных средств, другие ресурсы привлекаются под самые высокие в Европе проценты. При активизации фондового рынка привлечение финансовых ресурсов станет в разы дешевле и безопаснее. Но без таких мер дальнейшее паразитирование на крупных предприятиях с отсутствием стратегии развития окончательно похоронит перспективы Украины, закрепив ее в состоянии отсталости, бедности и периферийности.