30 мая 2019 08:52

Зе против Пу. Попытка прогноза и вопросы без ответов

Зе против Пу. Попытка прогноза и вопросы без ответов

Политические прогнозы – занятие крайне сомнительное, особенно если речь идет о прогнозах дальнейших отношений Украины с Москвой. Из всех внешне- да и внутриполитических проблем отношения с Москвой, аннексия Крыма и война на Донбассе остаются едва ли не самыми главными, а также неразрешимыми.


Начало деятельности новой власти во главе с Зеленским ознаменовалось целым рядом заявлений новоявленных отечественных политических деятелей, информируют Экономические Новости.

Краткий анамнез

Общее субъективное впечатление от этих заявлений лучше всего, пожалуй, можно охарактеризовать известной поговоркой: ясно, что ничего не ясно! В том смысле, что предложенный креатив в виде референдума по поводу Донбасса и Крыма, которые Украина давно не контролирует, выглядит красиво, но что это даст – непонятно… Или, наоборот, понятно, что ничего не даст… Или, что еще хуже, может привести к отрицательным результатам…

Последовавшая же реакция Москвы, наоборот, креативом не отличалась и была вполне ожидаемой. Кремль продолжает настаивать на выполнении политической части Минских соглашений в том виде, как их хотят видеть в Москве. Кремль и далее настаивает, чтобы главным переговорщиком по обмену пленными и заложниками был Медведчук, значение которого, похоже, у нас раздули до размеров, явно не сопоставимых с реальными масштабами этой фигуры, давно отработанной еще во времена Кучмы и так называемой помаранчевой революции – на минуточку, 15 лет прошло!

В Москве заявили, что решение Международного трибунала Организации Объединенных Наций по морскому праву относительно освобождения захваченных в плен в ноябре 2018 года украинских моряков Россия выполнять не намерена, а сам трибунал и его решения Москва не признает, иными словами, в Кремле, пардон, «попешили» и международное морское право. Впрочем, и эта реакция Москвы была ожидаемой…

Если честно, то пока что приходится ожидать лишь ухудшения отношений с Москвой. Ситуацию подогревают телодвижения Кремля по раздаче российских паспортов жителям Донбасса, хотя, как оказалось, не так просто те паспорта получить. Кроме того, с 1 июня Москва вводит в действие экономические санкции против Украины, заключающиеся в вводе ограничений и запретов на экспорт и импорт целого ряда российских и украинских товаров, прежде всего, на поставку в Украину нефти и нефтепродуктов . Наконец, всячески тормозится заключение контракта на транзит российского газа в Европу через украинскую ГТС между «Газпромом» и «Нафтогазом» при посредничестве Евросоюза. Появляется все больше свидетельств того, что Москва готовится к прекращению транзита по окончанию действия нынешнего контракта с 1 января, даже если не будет сооружена вторая очередь газопровода «Северный поток». Все это в совокупности с непрекращающимися перестрелками и потерями на Донбассе, а также с неизменно агрессивными действиями Москвы в Крыму и в Азово-Черноморском бассейне свидетельствует о том, что ослабления напряженности в украино-российских отношениях в обозримом будущем едва ли стоит ожидать.

Для новой власти в лице Зеленского дополнительным усложняющим моментом служат завышенные ожидания электората на предмет окончания им войны с Россией, которая де-факто длится уже более 5 лет, несмотря на циничные заявления Кремля об «их-там-нет». Объясняется это просто: страна и граждане действительно устали от войны и всего, что с ней связано. Другое дело, совершенно непонятно, как именно Зеленский может или должен прекратить войну, если ее может прекратить только Москва и лично Путин, у которых желания прекратить агрессию пока не наблюдается.

Во всяком случае, уходить из Крыма Кремль явно не собирается. Наоборот, из Москвы регулярно доносятся заявления о том, что «Крым – исконно русская земля». Эти заявления сопровождаются неуклонной милитаризацией полуострова, переброской туда воинских контингентов и вооружений вплоть до ядерных.

Что же касается неконтролируемых районов Донбасса, то их, по крайней мере, на словах, Москва изъявляет готовность «впихнуть» обратно в состав Украины, но на условиях Кремля. Здесь-то, и возникает вопрос референдума о дальнейшем статусе Донбасса, с которым выступил Зеленский… Референдум: ни о чем? или об отказе от территориальной целостности?! Впрочем, даже и не Зеленский, а глава его администрации Андрей Богдан 21 мая.

Сразу же обратила на себя внимание непривычная медийная активность главного канцеляриста. В отечественных традициях глава администрации является не слишком публичной персоной. Бенефисы Богдана можно было бы списать на новые веяния в отечественной политике в связи с приходом на высший государственный пост несистемного Зеленского, если бы не персона самого Богдана, к которому есть много вопросов в связи с его возможными связями со скандальным олигархом Коломойским, которые уже вызвали достаточно нервную реакцию на Западе.

В данном случае, дело даже не в персоне Богдана, а в том, что инициативы по поводу дальнейшей судьбы Донбасса должен был бы первым озвучить именно Зеленский как первое лицо. Ведь фактически речь идет о суверенитете и территориальной целостности. Правда, подобные идеи Зеленский высказывал задолго до выборов, когда еще даже не был кандидатом, а возможность его выдвижения в кандидаты и, тем более, избрания на высший пост многие считали забавной шуткой. Но опять-таки, разговоры шоумена Зеленского где-то там на посиделках у Гордона – это одно, а инициатива президента Зеленского о референдуме по Донбассу – это совершенно другое!

Не будем вслед за «25%-ми порохоботами» раздувать истерию на тему «зрады», но инициатива эта вызывает много вопросов. Формально все, вроде бы, красиво, демократично и правильно. По словам Богдана, которые он, надеемся, согласовал с Зеленским, вопрос Донбасса слишком важен, чтобы его решали исключительно политики. С тем, что важен, согласиться следует на 100%, а вот с тем, что ответственность за принятие решения политикум норовит переложить на рядовых обывателей, согласиться трудно.

У Богдана все выглядит просто: вынести на референдум вопрос мирных договоренностей с Россией, а там – «как народ скажет и как общество оценит»… При этом, говоря о возможных «красных линиях», за которые в ходе переговоров нельзя заступить, Богдан в эфире 112 телеканала заявил, что власть не планирует устанавливать никаких «красных линий». И дело даже не столько в том, что отсутствие «красных линий», которое Богдан приравнивает к дипломатическому «опыту столетий», можно рассматривать как беспринципность, посягательство на территориальную целостность, просто предательство. Но даже если отрешиться от разного рода патриотических эмоций и придерживаться сугубо рационального и беспристрастного анализа, то придется констатировать, что предложение Зеленского-Богдана о референдуме – это ни о чем!

Что они понимают под «вынесением на референдум вопроса о мирных договоренностях с Россией»? Ведь формально Москва в конфликте на Донбассе не участвует, всячески подчеркивая, что «их-там-нет». Понятно, что это циничная ложь, но это «объективная реальность, данная нам в ощущениях», как говаривал товарищ Ленин. Таким образом, вынесение на референдум вопроса о мире с Россией, с правовой точки зрения, есть глупость, поскольку официальной войны с Москвой нет. К тому же, и так очевидно, что подавляющее большинство вменяемых граждан будут за мир с Россией и вообще за мир во всем мире. Вопрос только, на каких условиях…

В своей инаугурационной речи Зеленский заявил, что важнейшей своей задачей считает прекращение огня на фронте. В свою очередь, прекращение огня дает возможность реализации Минских договоренностей. Важнейшими пунктами Минска-2 являются прямые переговоры Киева с ЛДНР, амнистия сепаратистам и дальнейший особый статус Донбасса в составе Украины. Но именно от этих пунктов политической части Минска-2 Зеленский отказался, хотя Москва продолжает на них настаивать, мотивируя тем, что эти пункты являются признанными международным сообществом, в частности ООН и странами так называемой нормандской группы, куда кроме Украины и России входят еще Германия и Франция. Вопрос о том, почему Украина согласилась на эти пункты и/или почему они были навязаны Украине другими «нормандцами», можно сколько угодно адресовать предыдущему руководству, прежде всего Порошенко, но на данный момент эти пункты являются такой же «объективной реальностью, данной в ощущениях», как и агрессия Москвы. Очевидно, что указанные пункты являются тем минимумом, менее которого Москва на урегулирование явно не пойдет, какие бы вопросы ни ставились на гипотетическом пока референдуме.

Еще одно возможное и крайне неприятное последствие референдума, о котором у Зеленского, видимо, еще не думали. Предположим, что большинство выскажется за то, чтобы отдать навсегда России Крым, который по факту и так Москва отобрала, а заодно – отдать Кремлю еще и неконтролируемую часть Донбасса… О процентном отношении сторонников такого варианта судить не будем, но такие настроения в обществе витают и являются довольно массовыми. Что тогда?! Как новая власть будет реагировать на такие «советы народа»? Ведь это прямое покушение на территориальную целостность, к сожалению, существующую только на бумаге. Фактически, это та самая «зрада»!

Хотелось бы спросить юриста Богдана, что делать в такой ситуации?! То-то и оно, что быть изворотливым и высокооплачиваемым корпоративным юристом у олигарха – это одно, и совсем другое – отвечать за конституционные основы государства в условиях борьбы с агрессором, имеющим многократное военное и ресурсное превосходство! Не говоря уже о том, что законодательство о референдуме несовершенно, особенно в части имплементации результатов, которые невозможны без утверждения парламентом. Впрочем, уже сам Зеленский высказался в том смысле, что референдум будет исключительно консультативным, чтобы «услышать, что люди думают». Вопрос лишь в том, что именно придется услышать, как на услышанное реагировать, что с ним делать…

Кстати, образно говоря, «джинна уже выпустили из бутылки» или «идея, овладевшая массами, становится материальной силой», как писал Карл Генрих Маркс в «Критике философии права Гегеля» в далеком 1844 году. Это к тому, что электорат уже проникся идеей референдума, с результатами которого никто не будет знать, что делать. По данным социологической группы «Рейтинг », 49% респондентов надеются на то, что вопрос неподконтрольных территорий будет вынесен на всеукраинский референдум. Более того, 40% опрошенных хотят, чтобы Зеленский пошел на прямые переговоры с ЛДНР и Москвой, но сам Зеленский возможность переговоров и с ЛДНР, и с Москвой пока отбрасывает.

Что говорят генералы

Однако проблему отношений с Россией решать как-то надо, прежде всего, проблему войны на Донбассе. В этом вопросе единство отсутствует даже там, где плюрализм мнений категорически запрещен воинскими уставами, то есть в армии. Иными словами, среди генералов тоже существуют разночтения относительно того, что делать с Донбассом.

Новоназначенный начальник Генерального штаба Руслан Хомчак, отвечая в интервью УНИАН на вопрос о его отношении к переговорам с ЛДНР, отметил, что является человеком военным, а потому против всяких переговоров. Впрочем, генерал тут же заявил, что переговорами должны заниматься политики и дипломаты, в чем он, несомненно, прав. В том же интервью генерал Хомчак заявил, что не видит сугубо военного варианта урегулирования ситуация на Донбассе. Таким образом, начальник Генштаба признал, что урегулирование должно быть, прежде всего, политическим.

Заявление Хомчака резко контрастировало с заявлением бывшего командующего Объединенными силами на Донбассе генерала Сергея Наева, который сказал, что на военную операцию по освобождению оккупированной части Донбасса якобы уйдет менее суток. В ответ на просьбу прокомментировать высказывание Наева, генерал Хомчак заметил: «Я Наева еще не видел, он сейчас в отпуске, он мой заместитель. Я ему задам этот вопрос: чем он руководствовался. Мне самому интересно, как он это видит». А ведь плюрализм в армии – то же самое, что плюрализм в одной голове!

Реакция Москвы

Реакцию Москвы на указанные выше инициативы новой власти Украины можно назвать отстраненной и выжидательной. Тот факт, что Медведчук не будет обеспечивать контакты между руководствами стран, в Кремле восприняли достаточно спокойно, выразив лишь подобающее в таких случаях сожаление. Это несколько удивляет и настораживает. Ведь Медведвук – это не просто кум и доверенное лицо Путина в украинских вопросах. Одно время в Москве явно были заинтересованы в том, чтобы сделать из Медведчука этакого «спасителя Украины». С этой целью Медведчук вошел в партийную структуру Юрия Бойко, промосковского персонажа отечественного политикума. Медведчук одно время якобы помогал в освобождении пленных, но затем процесс застопорился, как утверждает Медведчук, по вине Порошенко, хотя это и не факт. Медведчук принимал участие в минских переговорах. После первых заявлений Зеленского Медведчук, в свою очередь, заявил, что он не может представлять новую власть и выходит из переговоров по Донбассу. Причиной является отказ Зеленского от переговоров с ЛДНР и Москвой, отказ Донбассу в автономии и амнистии для сепаратистов. Очевидно, в Москве поняли, что ставка на Медведчука бессмысленна, по крайней мере, пока что.

Реакцию Кремля на идею с проведением референдума по Донбассу и вообще на отношение новой власти Украины к Москве озвучил пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. По его словам, Москва ожидает от новой власти «нормализации отношений между Украиной и Россией и реализации минских соглашений». Об отрицательном отношении Зеленского к политической части минских соглашений сказано выше. Это важнейший камень преткновения, но не единственный, поскольку непонятно, что в понимании Кремля значит «нормализация отношений между Украиной и Россией», если Москва держит свои войска на Донбассе и аннексировала Крым? Ведь получится, что Украина соглашается с утратой территориальной целостности и признает за Москвой право на полуостров и на введение своих войск куда угодно.

На вопрос журналистов об отношении Кремля конкретно к референдуму в отношении Донбасса, Песков заявил, что это внутреннее дело Украины. Выходит, референдум по Донбассу – это внутренне дело Украины, а аннексированный Крым Украины не касается, как и наличие на Донбассе российских войск? Впрочем, в Москве всегда была своя, «московская» логика!

Таким образом, отношения с Москвой, война на востоке страны и восстановление утраченных территорий вполне ожидаемо являются наиболее драматическими вызовами для новой власти.