14 августа 2012 11:46

Как двойники кандидатов влияют на итог выборов

Как двойники кандидатов влияют на итог выборов

В самом начале избирательной кампании Луганская областная организация Партии регионов выступила с заявлениями, где пожаловалась на то, что против ее кандидатов в мажоритарных округах собираются выставить двойников.

Согласно изложению этого документа в УНИАН «за последний месяц 128 жителей Луганской области изъявили желание сменить свои паспортные данные – фамилию, имя, отчество. Причем все они захотели стать полными тезками известных регионалов, которых Партия регионов выдвинула кандидатами в народные депутаты. Луганские «регионалы» утверждают, что фальшивые по сути паспорта уже получили несколько человек.

Так, Михаил Радченко стал Сергеем Владимировичем Дунаевым, полным тезкой кандидата от Партии регионов по округу № 107; житель Луганска Александр Стульчин стал Владимиром Юрьевичем Медяником (кандидат от Партии регионов по 109-му округу). А Соловьев Роман и Малафеев Евгений в один день, 28 июля 2012 года, получили паспорта на имя Иоффе Юлия Яковлевича, став тезками кандидата от Партии регионов по 112-му округу» (УНИАН) .

Ну а далее в заявлении говорилось о ситуации в 198-м округе с двумя Мошенскими и двумя Терниковыми, о которых уже шла речь в материале Сергея Бурлаченко на прошлой неделе. В последнем случае все эти кандидаты уже зарегистрированы ЦИК. Что же касается других округов Луганщины, о которых шла речь в документе, то сайт ЦИК показывает, что двойников там пока нет. «Пока» потому что изучение ситуации в других округах показало, что очень во многих округах будут соперничать кандидаты-однофамильцы. И это соперничество зачастую выглядит подозрительным.

Двойников будет много

Так, можно считать совпадением, что в 28-м округе Днепропетровска от КПУ зарегистрирована Наталья Шинкаренко, а от УДАРа ее однофамилец Игорь. Но, как показывает опыт (подробней о нем чуть ниже) разнополые клоны как политтехнология не распространены. Кроме того, в данном случае соперничают кандидаты двух известных партий, так что непонятно кто у кого отбирает голоса. Однако всех прочих случаях совпадения выглядят очень странными.

Так, в 44-м округе Донецка баллотируются самовыдвиженцы предприниматель Роман Лыгин и безработный Роман Лягин. В 74-м округе в Запорожье на строчку выше депутата-коммуниста Алексея Бабурина окажется пенсионер Вадим Баборин, а в 80-м округе в той же области (Мелитополь) баллотируются два Александра Волкова: от УДАра и беспартийный менеджер по рекламе. В обоих случаях в Запорожской области двойники депутатов от сильных партий – беспартийные самовыдвиженцы. Партийных двойников зарегистрировано пока трое.

Так, наряду с главой Ивано-Франковского облсовета Александром Сычом в областном центре (округ 83) баллотируется его однопартиец-самовыдвиженец Александр Сыч. В «Свободе» утверждают, что до недавнего времени этот Сыч был по паспорту Михаилом Кирилюком, и к тому же в партии не состоял. А в 98-м округе на Киевщине, где самовыдвинулся известный бютовец депутат Сергей Мищенко, разругавшийся со своей партией из-за низкого места в списке, выдвинулся представитель партии «Социалистическая Украина» Евгений Мищенко. В этой же области в 92-м округе зарегистрирован кандидат от той же партии Александр Владимирович Мороз. Как сообщали в СМИ, по этому же округу собирался пойти и бывший спикер Рады, лидер Соцпартии Александр Александрович Мороз. Если подобное произойдет, то бюллетене в силу украинского алфавита он окажется ниже своего соперника. Напомню, что «Социалистическую Украину» возглавляет депутат ВР в 2002-2006 г. Владимир Гошовский, который в 2005-м вошел в СПУ, но вскоре со скандалом разругался с ней.

Также на Киевщине, в 91-м округе баллотируются безработный Владимир Поплавский и ректор столичного университета культуры и искусств Михаил Поплавский (оба самовыдвиженцы).

Луганщина оказывается благодатной землей для двойников. Так, в 104-м округе самовыдвинулись директор пансионата Николай Струк и мэр поселка Юбилейный (входит в состав Луганска) Владимир Струк, который недавно громко порвал с ПР, не ставшей выдвигать его кандидатуру. Официальным кандидатом регионалов стал здесь меценат Владимир Гончаров, который будет соседствовать в бюллетене с товарищем по партии предпринимателем Татьяной Гончарук. Трудно сказать, является ли данный случай клонированием. Но в этом округе есть еще одна пара более точных двойников – кандидат от Народной партии Виталий Шаповалов и журналист ІСТV Андрей Шаповалов.

Напомним и 108-м округе, где есть два Валерия Мошенских (член НП и беспартийный) и два Юрия Николаевича Терникова (кандидат от ПР и беспартийный сотрудник Киевского водного стадиона, где работает и беспартийный Мошенский).

Также две пары клонов в 128-м округе в Николаеве. Два Сергея Исакова – директор судостроительного завода «Лиман» и безработный житель Житомирщины (оба самовыдвиженцы). Официальным кандидатом ПР будет здесь Артем Ильюк, но на строчку выше него будет в бюллетене его однопартиец, учитель из Житомирщины Сергей Иллюк.

В Хмельницком (округ 188) чуть выше кандидата от партии Королевской предпринимателя Александра Шемчука будет киевский пенсионер Анатолий Шевчук. И наконец в 225-м округе Севастополя кандидат КПУ Василий Пархоменко состязается с двумя однофамильцами, безработным Юрием и сотрудником райадминистрации Мариной.

Таким образом, без учета Днепропетровска подозрительные однофамильцы зафиксированы в 11 избирательных округах в 8 регионах. При этом в 3 округах «клонированы» два и более кандидатов. В 5 случаях мы имеем пример «глубокого клонирования», когда совпадают как фамилии, так и имена претендентов в парламент, а в одном из этих случаев совпадают даже отчества. Ясно, что это далеко не предел – ведь регистрация кандидатов заканчивается 13 августа.

Такой сценарий борьбы в мажоритарных округах можно было легко предполагать. Ведь клонирование - технология уникальная в том плане, что ее КПД (в отличие от выступлений в СМИ, листовок, благотворительных акций), можно точно определить. Достаточно посмотреть итоговые протоколы голосования. К тому же, у нас есть опыт выборов 2002 г., который наглядно показывает степень эффективности этой технологии. Те, кому надо, давно ее определили, но, естественно, не обнародовали своих изысканий.

Опыт десятилетней давности

10 лет назад в 29 округах и 13 регионах наблюдалась ситуация, когда кандидаты, набравшие более 5% голосов, имели среди своих соперников однофамильцев и почти однофамильцев -- например Мельников и Мельніков (в украинской транслитерации), Гладкий и Гладких. Всего прецедентов соперничества однофамильцев было более 30, однако случаи, когда никто из них не набирал мало-мальски достойного результата, автор этих строк отбросил: ведь технология двойников применяется только против сильных кандидатов, а в подобных данных случаях нельзя было разобраться, кто кого клонировал.

Теперь об эффекте. Его верней измерять не в проценте, полученном безвестным двойником, а в доле голосах, отобранных им у именитого однофамильца. Так, безработный Иван Осташ набрал 6,13% голосов, оказавшись в округе 127 Львовской области на 2-м месте, а безработный Виктор Мельников в 105-м Луганской области был 7-м с 3,43% голосов. Однако результат последнего можно считать лучшим: ведь кандидат «Нашей Украины» на Львовщине Игорь Осташ получил 55%, а луганский социал-демократ Николай Мельников – 17,38%. Следовательно, в первом случае двойник надкусил 11,1 % электората соперника, а во втором – 19,7%, что впрочем, не помешало более известным Осташу и Мельникову получить мандат.

Всего клонированию подверглись 30 кандидатов. В итоге в 6 случаях результат двойников составил от 6,7% до 10% от голосов именитых соперников, в 5 – 10-15%, в 8 – 15-20%, в 7- 20-25%. В двух округах Закарпатья он чуть превысил 25%. А наибольших достижений однофамильцы добились в 97-м округе Киевщины и 150-м Полтавщины. В первом сотрудник отдела взаимодействия с правоохранительными органами Киевской горадминистрации Алексей Афанасьевич Ищенко получил 46,1% от голосов набранных народным депутатом социал-демократом Алексеем Ивановичем Ищенко. Последний остался без мандата, а с голосами двойника – вышел бы на первое место. А вот народный депутат первого созыва ВР, полтавский коммунист Александр Александрович Магда, не стал бы первым в округе, даже если бы прибавил к своим голосам голоса директора частной агрофирмы Александра Ивановича Магды, чей результат оказался равен 51,43% от результата члена КПУ.

Возможно, случаи с коммунистом Магдой и эсдеком Ищенко – были еще и результатом конкретной работы с избирателями их двойников, которой как правило, не занимаются 100%-е клоны. Однако, безусловно, на итог голосования повлияло то, что именитые политики соперничали не просто с однофамильцами, а вдобавок и с тезками. В трех других случаях тезки-однофамильцы также оказались способные на многое. Так, в 51-м округе Донецкой области сотрудник милиции Олег Солодун набрал 22,07% от результата бывшего сотрудника милиции Олега Солодуна, известного по передачам убитого в 2001-м журналиста Игоря Александрова, в 66-м Житомирской области редактор районной газеты Владимир Яценко 16,85% от результата нардепа коммуниста Владимира Яценко, а в 72-м округе Закарпатья – фермер Николай Ковач отобрал четверть электората у одноименного депутата Верховной Рады Николая Ковача, из-за чего последний остался без мандата.

Обращает внимание, что тезок-однофамильцев уже сейчас зарегистрировано столько же, сколько и было в 2002-м.

Всего же клонирование тогда преградило путь в парламент трем кандидатам. Кроме Ищенко и Ковача, жертвой оказался депутат 2-го и 3-го созывов нередкий автор «2000» Владимир Алексеев в Харькове, против которого баллотировались сразу два двойника -- безработный и грузчик. Алексеев называл тогда своих двойников техническими кандидатами выигравшего те выборы Владимира Гошовского, о котором уже говорилось выше.

Такая же массированная атака клонов имела место еще в 5 округах, причем в 13-м округе Винницкой области был установлен абсолютный рекорд. Здесь баллотировались сразу четыре Мельника. Однако количество в качество не перешло. Так, в 13-м округе все двойники председателя ОАО «Казатинский птицекомбинат» Николая Мельника набрали лишь 9,62% от полученных им голосов. Средний процент голосов отобранных клонами в 6 округах, где применялась подобная массированная атака, также не впечатляет – 15,06%. Тогда как в целом по стране средний процент голосов, отобранных ими – 18,38% (а без учета 5 округов с тезками- однофамильцами – 15,48%). Возможно, изобилие двойников и заставляло избирателя быть более внимательным.

Поражение же Владимира Алексеева нельзя относить на счет обилия у него двойников. Судя по итоговому протоколу выборов в 173-м округе, он не стал бы депутатом в третий раз, и если бы у него был один клон – безработный Виталий Алексеев. Последний отобрал у парламентария 2254 голоса, тогда как для победы не хватило 1774. А вот другой двойник, грузчик Алексей Алексеев, получил лишь 688 голосов.

Чем выше в бюллетене, тем лучше

То, что Алексеев-безработный имел больший успех у избирателей, чем Алексеев-грузчик не является следствием его предвыборной кампании. По наблюдениям многих, кто отслеживал ситуацию в этом округе, кампания обоих двойников ограничилась присутствием в избирательном бюллетене. Но место их там было разное: в соответствии с украинским написанием имен сначала шел Виталий, затем Владимир, и далее Алексей (Олексій)

В соответствии с законами психологии, взгляд избирателя сначала увидит того однофамильца, который окажется в бюллетене выше. Поэтому результат такого клона должен быть весомее. Это, разумеется, понимали предвыборные технологи. Так, из 18 случаев, когда сильный кандидат имел только одного конкурента со схожей фамилией (тезки-однофамильцы в данном случаем не рассматриваются), в 12-ти он находился в бюллетене позади своего клона. При этом средний процент отобранных голосов составил 18,25%. Небольшое несходство фамилий не сыграло никакой роли. Так кандидаты Керимов, Топалов и Гладкий лишили кандидатов Киримова, Тополова и Гладких в среднем по 21% их электората (правда, двое последних все равно стали депутатами). Что же касается 6 случаев, когда сильный кандидат находился в бюллетене на строчку выше двойника (который вдобавок не был тезкой), то здесь средняя эффективность атаки клонов составила лишь 10,18%.

Понимают эту особенность и сейчас. Пока лишь в трех случаях двойник будет находиться в бюллетене позади именитого политика – это без учета «глубокого клонирования». Ведь если двойник – «тезка-однофамилец», то особой роли его местоположение в бюллетене не играет. Так, уже упомянутые депутат Алексей Ищенко и бывший убоповец Олег Солодун находились выше своих клонов, но потеряли очень много.

Итак, трем парламентариям в 2002-м именно двойники воспрепятствовали вновь пройти в Раду. В то же время 6 объектов атаки клонов стали депутатами вопреки технологии (из них четверо нардепов со стажем – Тарас Стецькив, Александр Гудыма, Игорь Осташ, Валерий Асадчев). Всего же в числе 29 кандидатов попавших под удар двойников 10 лет назад были 10 коммунистов, 4 нашеукраинца, 3 представителя СДПУ(о), 2 «Единой Украины», по 1 социалисту и бютовцу и 8 беспартийных самовыдвиженцев. Что же касается 37 «подозрительных» однофамильцев, то тогда среди них все были самовыдвиженцами (из них 35 беспартийных и 2 члена НДП), и весьма много безработных и рабочих: соответственно 7 и 5 (включая водителя и охранника). В то же время, согласно ЦИКовской статистике, доля безработных среди всех кандидатов составила лишь 6,73%, а рабочих – 1,14%.

Больше всего клонов дала Харьковщина – 7 в 6 округах. Этот результат мог быть еще большим, если бы двое двойников не сняли своих кандидатур. Другой рекорд тогда был установлен в 64 округе Житомирщины, где победу одержал Владимир Сацюк. Здесь клонированными оказались и коммунист, и заедист. Причем все трое их двойников были не местными, а жителями Киева и Прилук. Если тогда такой случай был уникальным, то сейчас подобное имеет место уже в трех округах (и это не предел)

Если брать технологию клонирования в региональном разрезе, то она имела примерно одинаковый успех, как в городах, так и в сельской местности и как на Востоке, так и на Западе. Несколько особняком стоит лишь наиболее политизированная Галичина, где в трех округах Львовской области (на Ивано-Франковщине и Тернопольщине «клонов» не было), двойники отобрали в среднем лишь 10,39% голосов фаворитов. Это при том, что все клоны находились в бюллетенях выше, а против Гудымы и Стецькива боролись по 2 двойника.

Таким образом, те выборы показали, что перспективы у клонирования хорошие. Ведь кто из кандидатов откажется от того, чтобы уменьшить электорат соперника на 15–20%. Тем более, что премиальные за участие в выборах разным безработным можно выписывать небольшие, с учетом их зарплат и пособий.

Сами же клоны, улучшив материальное положение, могут сполна удовлетворить честолюбие от дебюта на политической арене. Ведь они не просто участвуют в выборах, а зачастую оказываются по итогам гонки впереди кандидатов от многих известных партий, занимая вполне приличные места. Во всяком случае, в 2002-м ни в одном из 29 округов двойники не были в итоговом протоколе на последнем месте, и лишь в двух случаях клоны оказались в тройках неудачников, набравших меньше всего голосов.

Отмечу также, что в 2002-м на парламентских выборах не было распространенных сейчас случаев, когда клонами становились люди, специально сменившие имя и фамилию под выборы. Однако на проходивших тогда одновременно местных выборах подобное встречалось, в частности в Крыму.

Если избиратель сосредотачивается

Успех технологии, видимо, вдохновил и летом 2002- го на довыборах в 18-м округе в Винницкой области был зафиксирован прецедент абсолютного клонирования. Там баллотировались две Светланы Николаевны Мельник: социалистка, занявшая в марте 1-е место (но результат голосования был аннулирован), и безработная. Более известная Мельник на этот раз не выиграла, получил лишь 17,06%, а результат ее двойника – 2,10%. То есть политтехнология забрала у социалистки 12,3% ее электората. Скромно по меркам прошедших в марте выборов. Но этому есть объяснение – тогда из-за совпадения парламентских выборов с местными у каждого избирателя было не менее 6 бюллетеней. А на довыборах они могли сосредоточиться и быть повнимательней.

А в довыборах в округе 206 в Черниговской области, которые прошли в июне 2003 г., участвовали две Лидии Витренко. Лидер прогрессивных социалистов Наталья Витренко выдвигала свою кандидатуру, но затем сняла ее. Двойники же остались в бюллетенях и заняли 7-е (Лидия Васильевна) и 14-е (Лидия Ефремовна) места при 21-м кандидате, что еще раз показало -- из клонов больше шансов имеет тот, кто расположен в бюллетене выше. Главным кандидатом оппозиции на тех выборах был журналист Дмитрий Иванов, уступивший чуть более 3% олигарху Александру Ярославскому. Фактор двойника сказался лишь на разрыве, но не на итоге – находящийся вслед за журналистом в бюллетене Сергей Иванов занял шестое место, получив 1,59% (то есть, отобрал у оппозиционера около 7% его электората). То есть эффект клонирования оказался скромным, но не хуже самого скромного результата в 2002-м.

Вскоре избирательная система изменилась на чисто пропорциональную, которая исключает такую технологию. И когда избирательный закон готовился, казалось, что опыт прошлого забыт. Ведь можно было по крайней мере запретить выставлять свои кандидатуры в мажоритарных округах лицам, которые сменили фамилию (кроме случаев вступления в брак) за год до выборов или позднее. Но об этом не подумали.

А оказалось, что технология не забыта. Более того, как видим на примере Терникова, она стала изощренней. Правда, сейчас против двойников работает то, что бюллетеней у избирателей окажется втрое меньше, чем 10 лет назад.

Но рискну предположить, что и распространенность и эффект клонирования окажутся не меньшими, чем 10 лет назад. В любом случае, применение на Украине этой не присущей в развитых демократиях технологии даст дополнительный аргумент для тех, кто склонен считать предстоящие выборы нечестными.
Автор
Газета 2000
Источник

НОВОСТИ