18 июня 2018 13:32

В чем сила: Почему агрохолдингов становится все больше

Рост крупного аграрного бизнеса обеспечивает большая эффективность, доступ к финансовым ресурсам и мораторий

В чем сила: Почему агрохолдингов становится все больше

Крупный аграрный бизнес в Украине за последние 5 лет подрос еще больше, и в ближайшей перспективе тенденция к укрупнению сохранится. Это следует из исследования, проведенного Ассоциацией «Украинский клуб аграрного бизнеса» (УКАБ). Согласно ему, за последние 5 лет количество агрохолдингов – компаний, которые обрабатывают не менее 10 тыс. га земли — увеличилось с 80 до 93, а доля обрабатываемой ими земли выросла с 25% до 29% от общей площади земель сельхозпредприятий. Общий земельный банк агрохолдингов вырос с 5,6 млн га в 2012 году до 5,95 млн га в 2017 году.

Крупный аграрный бизнес расположился по территории Украины неравномерно: наибольшее количество компаний сосредоточено в Киевской области (32), в Черниговской (28) и Полтавской (26), тогда как в Черновицкой и Луганской областях – всего по 5 крупных агрокомпаний, а в Закарпатской – всего одна.

Почему крупный агробизнес в Украине становится крупнее? Александр Калюжный, аналитик УКАБ, отметил, что тренд укрупнения агробизнеса начался еще в первой половине 2000-х годов, и тогда динамика была куда более впечатляющей. «Сейчас прирост постоянный, но он достаточно умеренный. И за последние 5 лет никаких кардинальных изменений рамочных условий для этого тренда не произошло», — сказал он.

Крупный бизнес в Украине расширяется в силу большей эффективности производства. По каждой из основных выращиваемых в Украине культур агрохолдинги показывают наиболее высокую продуктивность. «В центре этого стоит эффект масштаба: обработка большего количества земли позволяет им распределить постоянные затраты на большее количество единиц производимой продукции. Агрохолдинги при низких средних затратах на 1 га дают в среднем больше продукции с этого гектара (независимо от культуры) по сравнению с домохозяйствами или другими сельхозпроизводителями», — сказал Калюжный.

Укрупнение агробизнеса — это мировой тренд, считает преподаватель Киевской школы экономики Олег Нивьевский: «Но у нас это происходит чуть более быстрыми темпами, потому что у нас условия для этого более благоприятные: мораторий на сельхозземли приводит к тому, что земля — дешевый ресурс, а войти в рынок — очень просто и дешево».

Второй причиной, которая позволяет аграрному бизнесу укрупняться, Нивьевский назвал льготное налогообложение в аграрном секторе. «Компании фактически не платят налог на прибыль, они платят мизерный налог по упрощенной системе в четвертой группе, величина которого составляет около 10 долларов за гектар в среднем. Но это абсолютно мизерные средства по сравнению с тем, что они должны были бы платить, если бы они были на общей системе налогообложения», — сказал он.

Тарас Гагалюк, старший научный сотрудник IAMO (Институт аграрного развития в странах с переходной экономикой им. Лейбница, Германия), член Экспертного совета УКАБ, отметил, что предприятия, принадлежащие агрохолдингам, не всегда более прибыльны, чем их мелкие конкуренты — они инвестируют в производство больше средств, чтобы получать более высокие урожаи. «Тем не менее, у агрохолдингов лучше доступ к финансированию — банки и международные финансовые организации охотнее с ними работают, потому что те могут перенаправлять ресурсы с одного вида бизнеса в другой и имеют больше шансов вернуть кредиты. Агрохолдинги — это вертикально интегрированные предприятия, которые могут заниматься сразу выращиванием зерновых, производством кормов, животноводством, и за счет оптимизации по всей производственной цепочке они более платежеспособны, и менее подвержены рискам», — сказал он.

Будут ли агрохолдинги укрупняться и далее? При условии сохранения макроэкономического и политического статус-кво — несомненно. «Без политических и экономических потрясений, такая же тенденция без резких скачков продолжится. Будет расти доля холдингов, и будут появляться новые, потому что фермерские хозяйства, имея по 3,5 тыс. га, объединившись, уже попадут в категорию агрохолдингов», — считает Калюжный.

По словам Тараса Гагалюка, со временем процесс расширения бизнеса остановится, и компании вместо покупки новых активов станут тратить деньги на их улучшение, и тогда затраты на единицу площади уменьшатся еще больше. Такая же ситуация, по его словам, наблюдается и в Восточной Германии, где эффект масштаба является стимулом для расширения предприятий.

Однако у всякого роста есть предел — масштабирование бизнеса не может происходить бесконечно. «С каждым последующим шагом укрупнения компании снижаются фиксированные затраты, но при этом растут затраты на управление — нужно больше людей, и очень сложно контролировать ситуацию на отдельных звеньях. В какой-то момент негативные моменты начинают превалировать над эффектом масштаба, и предприятию становится невыгодно расти дальше», — говорит Калюжный.

Повлияет ли на укрупнение бизнеса отмена моратория на продажу земли? Отмена моратория может внести свои коррективы в процесс роста крупных компаний. По словам Калюжного, эксперты сегодня расходятся во мнении, какую стратегию выберет крупный бизнес после появления рынка земли: одни говорят, что будут попытки дальнейшего расширения, другие — что стратегией агрохолдингов будет не расширение, а фиксация земельного банка и повышение инвестирования в землю (в инфраструктуру, ирригационные и коммуникационные системы) с целью повышения отдачи.

А пока действует мораторий, отмечает Нивьевский, нет и кредитования под залог земли, и это не дает значительно расти производствам, требующим долгосрочных инвестиций, таким, например, как садоводство и выращивание ягод. А именно они являются нишей для малых фермеров. Поэтому сегодня в Украине фермер в большинстве своем выращивает те же культуры, что и крупный агрохолдинг (зерновые и масличные), но тут он проигрывает крупным компаниям, у которых более высокая рентабельность за счет масштабов.

Почему украинский фермер проигрывает агрохолдингу? В Европе фермеры занимают несравненно более высокую, по сравнению с Украиной, долю в общем производстве аграрной продукции, и имеют при этом поддержку государства в виде субсидий. Но такое различие имеет и исторические причины. «Этот путь Европа прошла не за год или два. Когда европейские фермеры работали и процветали, наших фермеров раскулачивали и высылали в Сибирь», — отметил он.

По мнению Андрея Мартына, зампредседателя правления Земельного союза Украины, агрохолдингам, имея гораздо более высокие операционные расходы, значительно проще конкурировать на рынке аренды земли с мелкими хозяйствами и фермерами, а значит, их земельные банки будут неумолимо возрастать. «Однако это будет иметь довольно неприятные последствия — местное сельское населения постепенно станет «ненужным», поскольку рабочих мест для него уже практически нет. С одной стороны, это объективная тенденция, тем не менее, благодаря агрохолдингам традиционное украинское село «умирает» намного быстрее, чем раньше. Очевидно, что в ближайшие десятилетия «агрохолдингизация» сельского хозяйства приведет к «исчезновению» с карты Украины до трети нынешних сел — когда старики отойдут, а молодежь, для которой уже не будет работы, убежит за лучшей жизнью в города», — спрогнозировал он.

Однако крупный аграрный бизнес в Украине сыграл и значительную положительную роль — большинство агрохолдингов почти полностью экспортоориентированные компании и обеспечивают поступление львиной доли валютной выручки в общем экспорте аграрной продукции. «А когда мы потеряли промышленность на востоке Украины в результате военных действий, удержать гривну помогла именно эта категория производителей», — напомнил Калюжный.

Автор
АГРОИНСАЙДЕР
Источник

НОВОСТИ