23 октября 2018 10:25

Как радикально поднять экономику и социальные стандарты в Украине — эксперт Всемирного банка

Как радикально поднять экономику и социальные стандарты в Украине — эксперт Всемирного банка

Длительные переговоры Украины с Международным валютным фондом (МВФ) наконец принесли долгожданный результат. Кредитный транш в размере почти $ 4 млрд. должен поступить в начале следующего года — сразу после принятия украинскими парламентариями госбюджета-2019 и согласованию решения Исполнительным советом организации. Эти средства являются критическими не только для финансирования внешнего долга государства, выплату которого без дополнительных валютных ресурсов осуществить практически невозможно (пик выплат приходится на следующие два года и составит почти треть бюджета), но и для положительного сигнала другим потенциальным международным донорам и улучшения инвестиционных настроений в целом.
В частности, за переговорным процессом Украины и МВФ пристально наблюдает наш другой важный партнер — Всемирный банк (ВБ). О том, насколько важна для Украины данная финансовая поддержка, на что необходимо обратить внимание руководству, чтобы улучшить инвестиционную привлекательность страны, насколько сбалансированным будет бюджет 2019 и какую цену за это должны заплатить украинские граждане «ЭН» рассказала экономист представительства Всемирного банка в Украине Анастасия Головач.


Всемирный банк недавно представил прогноз экономического роста Украины. Но не слишком ли оптимистичны цифры на текущий и следующий год, учитывая, что страна вошла в предвыборную гонку, а уровень политического популизма будет расти и стране будет не до реформ?, информируют Экономические Новости.

Прогноз на 2018 год мы не считаем оптимистичным. По результатам первого полугодия, экономика Украины выросла на 3,5%. К концу года мы прогнозируем 3,3%, то есть мы предполагаем определенное замедление темпов экономического роста во втором полугодии. В этом году был аномально ранний урожай, но в течение второго полугодия ситуация будет выравниваться. По сравнению с прошлыми годами можно заметить даже незначительное сокращение, поскольку сам по себе урожай не был рекордно большой. Кроме того, логистические проблемы в Азовском море имели негативное влияние на промышленное производство, прежде всего на металлургию. В конце августа ситуация несколько улучшилась и задержка судов через Керченский мост, по информации крупных игроков, составляла почти 4 дня, что уже не так критично. Но объемы производства в летние месяцы были потеряны.

Что же касается 2019 года, то наш базовый сценарий подразумевает ускорение реформ и возобновление сотрудничества с международными кредиторами. Мы не считаем этот сценарий нереалистичным, поскольку Украине в следующем году нужно погасить около 7% ВВП внешнего и внутреннего государственного долга. И если не будет дополнительного притока валюты в страну, то фактически это должно финансироваться из резервов. На сегодня резервы страны составляют $ 16600000000. Это эквивалент 2,6 месяцев покрытия импорта следующего года, то есть не очень комфортный уровень. Именно поэтому мы думаем, что без дополнительных заимствований от МВФ, ВБ, от Евросоюза (ЕС) ситуация на валютном рынке может существенно ухудшиться, что нежелательно в год выборов. Для Украины просто нет лучшей альтернативы, чем внедрение реформ, предусмотренных программой МВФ и других международных партнеров. Возможно, это оптимистичный сценарий, но в тоже время реальный: никому не выгодны «качели» на валютном рынке, дестабилизация резервов и банковской системы в целом.

Какие еще показатели брались во внимание при составлении прогноза?

В течение двух лет мы видим большие темпы роста внутреннего потребления — 6,7% и 4,2%. Это дает определенный толчок для развития отраслей, которые ориентируются на внутренний спрос. Мы не ожидаем, что в предвыборный год внутренний спрос уменьшится. Тем более, что появляются дополнительные рычаги его стимулирования: как внешние (рост поступлений от трудовых эмигрантов), так и внутренние. Поэтому этот фактор будет влиять на рост экономики.

Кроме того, по нашим оценкам, в следующем году самым крупным из факторов, который сделает вклад в рост ВВП, будет чистый экспорт. Не потому, что мы ожидаем, что страна сможет больше экспортировать (у нас достаточно сдержанные прогнозы относительно цен на украинский экспорт и его спрос), но за счет ожидаемого замедления темпов роста импорта промежуточных товаров.

В течение последних двух лет импорт рос высокими темпами из-за так называемых промежуточных или инвестиционных товаров. Это связано с относительно высокими темпами роста капиталовложений в основной капитал. И в год выборов традиционно в Украине инвестиционный спрос существенно снижается.

 

Поэтому мы предусматриваем невысокий темп роста инвестиций в основной капитал. Если на этот год мы ожидаем около 10%, то на следующий год — только 4%. Таким образом даже при сохранении нынешних тенденций в экспорте, где темп роста остается на уровне 1%, из-за сокращения импорта промежуточных товаров, вклад чистого экспорта в экономический рост увеличивается.

В целом важно понимать, что рост на 3,5% — это недостаточно высокий показатель, если сравнивать с падением экономики во время кризиса.

Нам известны факторы, влияющие на показатели роста экономики в Украине. Однако война на Донбассе продолжается уже не первый год. Как Вы оцениваете попытки государства диверсифицировать свои рынки?

Основная роль должна принадлежать частному сектору. Государство должно создать условия, которые стимулировали бы частный сектор переориентироваться с традиционных сырьевых рынков на новые, с большей добавленной стоимостью. 20 лет у нас была одна структура экономики и одни направления для экспорта, затем произошел большой шок. Мы специально исследовали эту тему. Поэтому во время нашего последнего экономического обзора мы подготовили специальную аналитическую записку относительно потенциала Украины в сфере внешней торговли. В ней сказано, что в последние годы структура экономики существенно не изменилась и только сейчас происходят первые трансформации. Новая экономика начинает развиваться более быстрыми темпами. Появляются нетрадиционные  типы промышленности. Например, производство проводов для автомобилей. Это именно тот случай, когда Украина начинает в полной мере участвовать в мировых цепочках создания добавленной стоимости. Но сегодня этот потенциал абсолютно нереализованный. Таких примеров, как с проводами, должно быть больше.

Что должно делать государство для улучшения инвестиционных настроений? Обеспечить верховенство права и справедливую судебную систему, в том числе завершить создание антикоррупционных институтов. Почти все опросы инвесторов показывают, что первоочередным условием для их выхода на украинский рынок является эффективная система противодействия и борьбы с коррупцией. И, конечно, нужна также эффективная банковская система.

Восстановление доверия инвесторов и постепенное качественное изменение структуры экономики и будут ответом на то, как Украине стать менее чувствительной к внешним потрясениям.

Какова Ваша оценка инвестиционной привлекательности Украины сегодня и можно ли изменить ситуацию в лучшую сторону в ближайшие годы?

Все упирается в незавершенность указанных реформ, даже если Украина имеет определенные конкурентные преимущества, такие как: дешевая рабочая сила, квалифицированные работники, земельные ресурсы. Пока нет базовой гарантии прав собственности и доверия к системе государственных институтов, ситуацию с нехваткой инвестиций невозможно изменить в ближайшее время. Кроме того, экономическая стабильность также является важной составляющей инвестиционного климата. Если инвесторы ожидают, что в течение следующего года по каким-то причинам в Украине будет макроэкономическая нестабильность, волатильность на валютном рынке, в банковской системе, никто не будет инвестировать даже при условии создания Антикоррупционного суда. Никто не любит нестабильности и непредсказуемости.

На прошлой неделе представители МВФ и украинская власть достигли договоренности в рамках экономической политики по введению нового 14-месячного соглашения Stand-By (SBA) на $ 3,9 млрд., заменяя программу расширенного финансирования (EFF), утвержденную в марте 2015 года, которая должна была завершиться в марте 2019. Насколько этот момент является определяющим для сотрудничества Украины и ВБ?

Хотя мы тесно сотрудничаем с МВФ, ВБ не рассматривает партнерство с Украиной из-за сотрудничества с МВФ. Но для СБ есть два основных условия: макроэкономическая стабильность и выполнение в полной мере согласованной матрицы реформ. На сегодня в Украине макроэкономическая стабильность в среднесрочной перспективе без программы МВФ невозможна. Поэтому динамика нашего сотрудничества и зависит от того, насколько Украина сможет реализовать меры, направленные на поддержание макроэкономической стабильности. Мы видим, что происходит в Аргентине, Турции … Инвесторы не очень склонны инвестировать в развивающиеся страны, особенно в страны с высокими потребностями в финансировании. Рынки внешних заимствований без программы МВФ фактически закрыты для Украины. Поэтому то, что сторонам удалось договориться о дальнейшем сотрудничестве — это большой плюс.

Для нас также важно, чтобы наш пакет реформ был принят парламентом и подписан президентом. Здесь фактически большинство наших договоренностей выполнены.

Насколько оправдано повышение тарифов на газ в угоду МВФ в нынешних экономических условиях?

Тарифы – это не только предпосылка для сбалансированности бюджета. Природный газ — это товар. Государство является его владельцем и имеет обязательства перед своими гражданами использовать ресурс наиболее эффективным образом. Что государство может с этим газом сделать? Может отдать его населению. Может продать его на внешних рынках. Как эффективный собственник государство должно выбрать самый выгодный вариант. Поэтому считается, что для эффективного использования газа на благо всех жителей Украины, его цена на внутреннем рынке должна соответствовать цене на внешних рынках.

На сегодня это не так. Мы находимся в той в ситуации, когда один товар имеет две разные цены, а это несет огромный риск коррупции. От этого не выигрывают ни люди, ни страна, ни бюджет. Даже если сложилось так, что НАК «Нафтогаз» имеет положительные денежные потоки без поднятия тарифов на газ, а фискальная ситуация, на первый взгляд, не страдает — неправильно создавать разрыв в цене между одним и тем же продуктом. Идея не только фискальная, но структурная, экономическая. Ресурс, которым владеет Украина, должен иметь справедливую цену.

Тогда что можно сказать о механизмах социальной защиты государства?

Вторая сторона медали — то, что государство должно защищать людей, которые не могут платить эту цену. Жилищно-коммунальная субсидия изначально создавалась, чтобы защитить уязвимые слои населения. Программа существует с 2015 года. Но за последние три года она покрыла такое количество домохозяйств, что стала очень дорогой для бюджета. Поэтому сейчас стоит вопрос о ее эффективности. Идея же была не в том, чтобы поднять цену на газ и всем дать субсидию, а защитить только тех, кто в этом нуждается. Все остальные должны платить справедливую цену. По такому принципу работает весь мир. Сейчас необходимо улучшить таргетирование жилищно-коммунальной субсидии, чтобы она максимально помогала именно уязвимым категориям граждан.

Одним из условий продолжения сотрудничества Украины с международными кредиторами является создание Антикоррупционного суда. Есть ли реальные сдвиги в этом направлении, кроме принятия соответствующего закона?

Идея в том, чтобы это был отдельный специализированный суд, рассматривающий именно дела, связанные с коррупцией чиновников. Ведь часто, когда проводятся определенные расследования, такие дела застревают в судах из-за перегрузки другими делами, не менее важными, но имеющими другую специфику. Задумка состоит в том, чтобы создать полностью завершенную вертикаль от момента подачи декларации и расследования возможных злоупотреблений, аж до обеспечения справедливого суда. Принятие закона касательно Антикоррупционного суда — это одна из реформ, которую мы поддержали своей программой. Сейчас идет работа по его внедрению. Мы надеемся, что это будет сделано, поскольку это одна из предпосылок обеспечения притока иностранных инвестиций в Украину и улучшения инвестиционных настроений. Без этого вообще очень сложно говорить об устойчивом экономическом росте.

Что Вы можете сказать о проекте государственного бюджета на 2019 год, за который на минувшей неделе в первом чтении проголосовала Верховная Рада?

Важно соблюдение фискальной дисциплины. В этом году в первой половине полугодия ситуация была достаточно сложной, поскольку определенные источники поступлений в бюджет не выполнялись. В июле были даже проблемы с выплатой пенсий. Это происходит потому, что иногда планы доходов могут быть достаточно нереалистичными.

Поэтому в периоды, когда надо обеспечить внешнее финансирование, очень важно, чтобы бюджет имел реалистичную доходную часть, а расходы соответствовали имеющимся финансовым возможностям, а дефицит не превышал 2,5% от ВВП.

Мы положительно оцениваем проект бюджета, представленный на рассмотрение парламента. Доходная часть выглядит довольно реалистичной и лучше просчитана, чем в прошлом году. Расходная часть не раздувается, хотя могла бы быть более структурной. Рост расходов на заработную плату в год перед выборами удержан в пределах 12%, что равняется росту номинального ВВП. Некоторые другие расходные части также в пределах нормы. Насколько удастся за него проголосовать в таком виде — вопрос. Но попытка сделать хороший реалистичный бюджет есть. Очень важно, чтобы те, кто будут голосовать за этот бюджет, понимали, как критически важен этот документ, который должен помочь нам избежать негативных экономических явлений, например дефолта, падения резервов, нестабильности на валютном рынке. И чтобы на его основе заработала программа для международных доноров.

Сегодня активно ведутся разговоры о замене налога на прибыль предприятий налогом на выведенный капитал. Какие подводные камни могут скрываться за этим предложением?

Это все можно обсуждать на экспертном уровне. Но мировой опыт показывает, что в первый год, когда происходили такие изменения, потери соответствовали потерям от отмены налога на прибыль. А в Украине это более 2,5% ВВП. И если его отменят в следующем году — это по меньшей мере минус 2,5% ВВП. Безумная сумма. Есть разные предположения касательно того, сколько Украина сможет получить от введения нового налога, чтобы компенсировать эти потери. Но для Украины это новый налог, поэтому реалистично оценить, сколько получит в этом случае бюджет страны, пока что практически невозможно. Кроме того, это довольно экзотический налог, который используется только в небольших странах с маленькой долей государственного сектора. Эстонию часто вспоминают как положительный пример. Однако эстонский бюджет не перегружен социальными расходами, такими как: зарплата бюджетникам, расходы на медицину, образование, субсидии. И введение этого налога происходило параллельно с сокращением расходных статей. В Украине, если посмотреть на расходную часть бюджета, в 2019 году не планируются фундаментальные сокращения, которые бы компенсировали возможные потери. Такие реформы, по нашему мнению, нужно делать более взвешенно и системно.

Можно рассматривать, каким образом вводить этот налог в Украине. Но делать это в год, когда доходная часть бюджета и так хрупкая, расходы непонятно куда резать, а положительный эффект от этого для экономики под вопросом, пока рискованно. Этот вопрос можно обсуждать в экспертных кругах, но вносить как серьезное предложение для бюджета 2019 опасно.

Было сказано, что после возобновления сотрудничества с МВФ Украина может получить бюджетные гарантии от ВБ на сумму $ 800 млн. Куда планируют направить эти деньги и под какие условия они предоставляются? Как вообще происходит распределение ролей между ВБ и МВФ?

МВФ обычно направляет свои деньги в резервы Центробанка и помогает бороться с макроэкономическими кризисами, проблемами с валютным курсом, платежным балансом. Всемирный банк — longterm developing partner, то есть долгосрочный партнер. Мы очень тесно работаем с МВФ, стараемся, чтобы наши программы дополняли друг друга. Но наш мандат — поддерживать структурные реформы в долгосрочной перспективе, которые помогут стране эффективно преодолевать бедность. Наши программы называются займом на политику развития. В предыдущие годы мы сделали четыре таких займа: два общих и два на реформы банковского сектора. Суммарно почти $ 2,5 млрд. с 2014 года. Наши деньги идут в бюджет. Правительство вправе распоряжаться ими как угодно после того, как программа реформ принята. На этот раз мы делаем фактически тот же заем на политику развития, только в форме гарантии.

Этот инструмент не новый для ВБ. Он активно используется другими странами в регионе, помогая, с одной стороны, увеличить объем заимствований, а с другой — уменьшить стоимость этих заимствований, создать определенный ориентир для других инвесторов. То есть в данном случае идея в том, что Украина под гарантию ВБ сможет привлечь относительно дешевые ресурсы по сравнению с другими существующими опциями.
 

Автор
Экономические Новости

НОВОСТИ