22 февраля 2019 09:06

Кто же стрелял на Майдане?

Кто же стрелял на Майдане?

Спустя пять лет после кровавых событий в Киеве и бегства президента Януковича все еще не хватает анализа произошедшего. Майдан по-прежнему порождает множество предположений и искаженных образов.

Скончавшиеся накануне еще не погребены. Но 21 февраля 2014 года должно пройти под знаком дипломатии и посреднических усилий. Министры иностранных дел Германии и Польши Франк-Вальтер Штайнмайер и Радослав Сикорский согласовали подписание соглашения об урегулировании кризиса между украинским президентом Виктором Януковичем и оппозицией.

Но против коррупционного режима президента восстали сотни тысяч человек, и его судьба — уже не в его руках. К вечеру документ, который российские переговорщики намеренно не подписывали, уже превратился в макулатуру. На Майдане твердили: власть Януковича рухнула — как явная, так и закулисная. Революция? Переворот? Смена власти?

Многомесячное сопротивление

Пять лет назад протесты на площади Независимости (майдане Незалежности) завершились трагически. Три месяца, с 21 ноября 2013 года, на центральной площади под знаком сопротивления собирались сотни, а порой десятки тысяч человек, протестующие против решения Януковича не подписывать соглашение об ассоциации с ЕС и развернуться в сторону России. Оппозиция, слабая в парламенте и потерявшая с арестом Юлии Тимошенко своего предводителя, казалось, была бессильна против авторитарной государственной власти. Неожиданный подъем молодежи пробудил и ее.


В конце ноября ситуация обострилась. На Майдане произошли первые столкновения. Начинавшееся как студенческие протесты, движение получило поддержку в том числе и из украинских регионов, прежде всего с запада страны. Возникли собственные логистика и организационная культура. Базой стал расположенный неподалеку Дом профсоюзов. Активисты формировали «сотни». Коменданты Майдана следили за тем, чтобы все проходило мирно, и протестующие не вооружались. До января такая схема работала. Затем силы самообороны все же начали обзаводиться оружием.

Майдан привлек националистов, в том числе сторонников правой партии «Свобода» и представителей «Правого сектора» (организация запрещена в России — прим. ред.). Но, по сравнению с числом выступавших за демократизацию Украины, они были в меньшинстве.

Пусть они и были немногочисленны и не очень влиятельны, их представляли как основной элемент этого протеста, который в результате приобрел сомнительную репутацию ультранационалистского и даже фашистского движения.

Распространяемая российской пропагандой и ее сторонниками версия «фашистского путча» строится именно на этом. События между 18 и 22 февраля с этой точки зрения можно назвать доказательством данного тезиса. Так называемые «титушки», крепкие спортивные молодые люди из числа сторонников Януковича, которые избивали и убивали активистов Майдана, по этой версии, напротив, не играли большой роли.

Кто стрелял?

После 17 февраля события начали развиваться драматически. Протесты превратились в восстание. В ночь на 18 февраля сгорел Дом профсоюзов. Силы безопасности Януковича предприняли последнюю попытку расчистить площадь. Силы самообороны теперь взяли в руки оружие, чтобы оборонять позиции, начали жечь покрышки.


Впервые огонь по демонстрантам открыли снайперы, расположившиеся на верхних этажах зданий. В следующие два дня продолжались столкновения в духе гражданской войны между спецназом и защищавшимися активистами Майдана. В ночь на 19 февраля Янукович и оппозиционные политики Арсений Яценюк, Виталий Кличко и Олег Тягнибок провели переговоры и договорились о перемирии. Но уже на следующий день перемирие было нарушено.

Расследование целенаправленного обстрела демонстрантов и полицейских, который до конца недели унес жизни свыше сотни человек, не завершено до сих пор. Только 20 февраля погибли 53 человека — 49 демонстрантов и четверо полицейских. Уже в 2015 году в докладе Совета Европы отмечалось, что следственным мероприятиям генпрокуратуры систематически препятствовали политики и спецслужбы.

Спустя четыре года мало что изменилось. Обвинение было выдвинуто только против троих полицейских, а их командиру даже удалось ускользнуть. Автоматы Калашникова этого подразделения бесследно исчезли, а само новое правительство было не в восторге от происходящего, потому что ему нужны были бойцы для Донбасса.

Хрупкий режим

Вопрос о том, кто стоял за расстрелом, окружен множеством предположений и диких теорий. Свидетели тогда быстро заметили снайперов и силы безопасности, которые стреляли в демонстрантов. Но сразу же появились неясности и нестыковки. Кто и чем убивал полицейских? Снайперы стреляли как в гражданских, так и в чиновников? Если да, кто отдал им такой приказ? И что за стрелки якобы разместились в зданиях, которые находились под контролем оппозиции?

Тезис о наличии «третьей силы» и сейчас не отвергается полностью. Тогдашний комендант Майдана, а ныне спикер Верховной Рады Андрей Парубий предполагает, что этим стоят российские спецслужбы. А российские СМИ, напротив, утверждали, что Парубий и другие активисты Майдана сами вооружили грузинских стрелков, которые целились в толпу, чтобы создать хаос.

Парубий это отрицает, как и версию от непосредственных участников событий, обнародованную в украинских и зарубежных СМИ: первые выстрелы 20 февраля были сделаны не полицией, а снайперами, связанными с оппозицией. После этой целенаправленной атаки полицейские вынуждены были бежать. Затем началась «резня», организованная силами безопасности.


От вопроса, кто в кого стрелял, зависит и взгляд на последующие события. Основная вина за кровавый исход определенно лежит на силах безопасности. Но то, что оппозиция ввязалась в обстрел, некоторые расценивают как доказательство того, что эту ситуацию целенаправленно раскручивали с целью переворота.

Обстрел имеет центральное значение, потому что он привел к кровопролитию и создал миф о жертвах Майдана. На Институтской улице установлен мемориал в память о погибшей «Небесной сотне». Но обстрел не все проясняет. Реконструкция событий показала, насколько хрупким был режим и насколько сильно была подорвана вера сил безопасности в поддержку руководства.

Янукович тоже лишился этой поддержки — парламентарии мгновенно отвернулись от него и дали оппозиции возможность собрать большинство, чтобы положить конец его господству и отстранить его от власти. Министры иностранных дел Штайнмайер и Сикорский тоже пострадали от этой драматической потери власти. Их соглашение провалилось из-за Майдана. Когда Янукович утратил основу власти, они тоже потерпели поражение.

Януковичу не оставалось ничего иного, кроме как бежать. Он мог рассчитывать только на свое близкое окружение и на русских, которые сыграли ведущую роль в его эвакуации. Из Харькова он еще пытался спасти свое президентство, но ему не хватило проницательности: парламент сместил его и объявил новые выборы. Эти действия до сих пор слывут нарушением конституции, кроме того, в горячке революции были приняты крайне спорные решения, например, изменение закона о языке, которое позднее отменили. Это также заложило основу мифа о националистическом путче, которого до сих пор придерживается Москва.

«Зеленые человечки»

Цель Майдана в результате была достигнута. Но уже 27 февраля ставшие легендарными «зеленые человечки» (в России их также называют «вежливыми людьми») заняли парламент, а затем и стратегические объекты в Крыму. Утверждалось, что они должны были защищать их от киевского сброда. Через некоторое время региональный парламент под давлением проведенного референдума одобрил решение о присоединении к России. А в Донбассе взяли под контроль областные администрации, которые выступали против новых правителей в Киеве.

То, что в марте еще было импровизацией, в начале апреля приобрело черты вооруженного восстания, когда был оккупирован Славянск. Российская поддержка была очевидна. В Киеве или Львове победа Майдана была победой свободы. Но на востоке началась война, которую разожгла Москва. Эта война унесла десятки тысяч жизней, причинила невероятные страдания и до сих пор держит страну в оковах.

Автор
Neue Zuercher Zeitung (Швейцария)

НОВОСТИ