23 сентября 2019 12:11

Поиск экономической альтернативы: главные иллюзии и преграды

Поиск экономической альтернативы: главные иллюзии и преграды

Следует принципиально отказаться от стандартного подхода, при котором безработица является необходимой составляющей в сдерживании инфляции, а в украинском контексте внутренние условия толкают граждан к заработкам за границей.

Изложенные ниже мысли были сформулированы Украинским обществом финансовых аналитиков (УОФА) в ответ на публичное приглашение Совета НБУ подать предложения к "Основным принципам денежно-кредитной политики на 2020 год и среднесрочную перспективу". 

10 сентября с.г. появилось сообщение об утверждении соответствующего документа. Нам неизвестно, рассматривались ли предложения от УОФА или других организаций и экспертных групп. Но, судя по официальному пресс-релизу, за основу был взят текущий подход НБУ, который мы рассматриваем как несовершенный, предлагая концептуально новый. Такой подход устраняет базовое противоречие между текущим налаживанием широкой экономической политики (включительно с фискальной КМУ и денежно-кредитной НБУ) и ожиданиями граждан, выраженными в их голосовании на выборах.

Противоречие состоит в следующем: текущая финансовая стабильность, которая, по общему признанию, является хрупкой, достигается за счет выпускаемых властью высокодоходных финансовых инструментов и одновременно хронически высокой безработицы, заставляющей значительное количество граждан Украины эмигрировать в поисках работы и дохода от своего труда за границу.

Принимая во внимание текущее положение дел, начиная со второго полугодия 2019-го следует разработать переход от режима инфляционного таргетирования, согласно которому основным является достижение цели НБУ по потребительской инфляции, к режиму полной занятости и ценовой стабильности. Учитывая многолетнюю практику трудовой эмиграции граждан Украины (как при советской власти, так и после обретения независимости), достижение полной занятости является коренным изменением экономической модели страны и ее денежной составляющей. В то же время в национальной экспертной среде укоренилась парадигма, что проблемы занятости, трудовой эмиграции являются прерогативой экспертов по социальным вопросам (например Эллы Либановой или Ирины Бекешкиной), тогда как для экспертов по макроэкономическим вопросам они автоматически становятся уже второстепенными. Такое, так сказать, "институциолизированное" выделение этих вопросов в Украине (хотя они типичны и для других стран) является ошибочным, становясь одним из факторов почти хронической финансовой нестабильности и провальных экономических показателей в нашей стране.

При текущем режиме денежно-кредитной политики НБУ и фактически по согласованию правительства удовлетворяется ситуация, когда безработица ожидается на "естественном" уровне, составляющем "около 8%".

При предлагаемом режиме денежно-кредитной политики будет считаться удовлетворительным такое состояние отечественного рынка труда, при котором безработица будет фиксироваться на уровне не выше 2% с одновременной минимизацией такого явления, как украинское заробитчанство за границей, путем возвращения наших сограждан в Украину.

Где проходит водораздел
Следует принципиально отказаться от стандартного (неоклассического) подхода, при котором безработица является необходимой составляющей в сдерживании инфляции, а в украинском контексте внутренние условия толкают граждан к заработкам за границей. Заработанные средства (перечисленные в Украину) рассматриваются как поддержка для баланса счета текущих операций (ведь они существенным образом компенсируют дефицит внешней торговли товарами и услугами), а также как один из решающих и ведущих факторов стабилизации внутреннего валютного рынка. Следовательно, концептуально существование экономической активности в виде трудовых мигрантов и высокая внутренняя безработица в пределах 8–9% (а иногда и почти 10%) являются последствиями такого подхода, который реализуется и текущей денежно-кредитной политикой НБУ. Этот подход поддерживают такие международные финансовые организации, как, в частности, ЕБРР. Основной тезис, изложенный в недавних интервью его главного экономиста в Украине Сергея Гуриева, в кратком виде состоит в следующем: трудовая эмиграция является нормальным, естественным процессом, и со временем эта проблема решается путем структурных реформ.

Принципиально надо использовать подход, описывающий экономические процессы такими, какими они являются с точки зрения денежных операций разных субъектов экономики: от центрального правительства и центрального банка до коммерческих банков и других финансовых учреждений и от компаний нефинансового сектора до частных лиц. Этот подход формулируется современной теорией денег (на англ. — modern money theory) и происходит от Дж.М.Кейнса, А.Лернера, Х.Мински, У.Ходли и группы современных экономистов из США и Австралии.

Приведем главные отличительные признаки между существующим подходом и новым, который предлагается принять.

Почему текущий подход является противоречивым и ошибочным
1.В ключевом вопросе "что такое деньги?" неоклассический подход, который еще называют новым монетарным консенсусом, говорит сегодня следующее. Деньги — это удобство для пользователей. То есть то, что удобно для общества в выполнении трех функций (платежи, мера стоимости и средство сбережения), и становится деньгами. Стоимость денег приобретается благодаря широкому кругу пользователей, таким образом выражающих доверие к денежной единице. Эволюция денег произошла следующим образом: когда-то люди использовали монеты из драгоценного металла (золота, серебра), со временем бумажные деньги в виде расписок банков, потом деньги в виде записей (например в сберегательной книжке), а в последние несколько десятилетий такими стали электронные деньги, являющиеся записями в компьютерных системах. Ключевая деталь — деньги имеют стоимость благодаря удобству и доверию пользователей. Такой подход исторически классифицировался как металлизм, хотя в последнее время его еще называют функционализмом.

2. Относительно природы денег после финансового кризиса 2008–2009 гг. получило распространение признание их эндогенности (деньги создаются финансовой системой для потребностей бизнеса независимо от центральной власти — центрального правительства или центрального банка). Это же касается и процесса создания денег: кроме центробанков, их создают и коммерческие банки собственноручно (хотя в Украине среди высоких должностных лиц и политиков, а также в экспертной среде все еще преобладает понимание функции банков, происходящее от экзогенного взгляда на деньги, когда они контролируются центральной властью).

3. Вместе с тем после кризиса 2008–2009 гг. все больше признается, что денежный мультипликатор (соотношение массы широких денег, или денежной массы, к денежной базе) утратил свою прежнюю значимость, ведь такое соотношение оказалось крайне нестабильным (со стремительным ростом денежной базы увеличение денежной массы было крайне вялым).

4. Центральный банк контролирует процентную ставку на резервные деньги, или, другими словами, остатки по счетам в нем коммерческих банков. Таким образом, утверждение, что центробанк способен контролировать денежную базу и через денежный мультипликатор — денежную массу, было отброшено.

5. Статус национальной валюты. Этот подход разделяет валюту на резервную (ту, которую разные центральные банки выбирают как денежную единицу для собственных международных резервов: доллар США, евро, иена, фунт, юань, швейцарский франк) и нерезервную (то есть все остальные валюты мира). Он также не акцентирует внимание на том, поддерживает ли власть страны конвертируемость национальной денежной единицы (валюты) в иностранную валюту или золото. Считается нормальным, когда власть страны оставляет национальную денежную единицу ради присоединения к валютному союзу и использования денежной единицы, контроль над выпуском которой находится вне ее границ. Этот подход не признает суверенного статуса национальной денежной единицы. Конвертируемость национальной валюты в иностранную по умолчанию является также базовым фактором этого подхода, — этот принцип сейчас формулируют как свободное движение капиталов, или либерализация капитального счета платежного баланса.

6. Взгляд на режим обменного курса: плавающий обменный курс и свободное движение капиталов (валютная либерализация, см. выше).

7. Взгляд на инфляцию: центральный банк в первую очередь рассматривает темпы роста заработных плат, социальных стандартов в целом, увеличение по сравнению с ранее предусмотренными расходов госбюджета и рост его дефицита как основные инфляционные факторы. Так, в решениях монетарного комитета НБУ рост заработных плат, социальных стандартов с определенной регулярностью упоминается как причина инфляции и будущих инфляционных рисков. При этом без внимания остается рост прибыли (маржи) владельцев бизнеса.

8. Банковский сектор (несмотря на признание, что деньги эндогенны) является финансовым посредником между теми, кто делает сбережения, и теми, кто инвестирует в виде приобретения реальных капитальных активов для производства товаров или предоставления услуг.

9. Таким образом, сбережения являются первичными, а инвестиции — вторичными в этой паре макроэкономических показателей. Поскольку сбережения рассматриваются как ограниченный ресурс, их накопление считается основой экономического роста. А в случае дефицита внутренних сбережений рекомендовано использование внешних сбережений как для центрального правительства, так и для других субъектов хозяйствования. Соответственно, этот подход толерантно относится к обязательствам в иностранной валюте, которые накапливаются на балансах экономических агентов. Наоборот, такие накопления часто поощряются. Соответственно, валютная либерализация является составляющей этого подхода.

10. С учетом вышесказанного, нет "бесплатных обедов" (перевод с англ. there is no free lunch). Этот термин в неоклассической экономической мысли принято использовать с аргументом о том, что все произведенные или приобретенные товары и услуги имеют стоимость.

11. Принципы относительно центрального правительства:

— расходы правительства конкурируют с затратами других субъектов в экономике, — это то, что называют эффектом вытеснения;

— центральное правительство не создает деньги из-за дефицита бюджета;

— правительство является пользователем денег центральных и коммерческих банков;

— расходы правительства ограничены остатками на его счете в центробанке и рассматриваются как производные от его доходов (логика следующая: правительство финансирует расходы за счет доходов и в случае дефицита одалживает деньги на частных рынках);

— дефицит госбюджета говорит о неэффективности правительства как с точки зрения прогнозирования доходов и расходов, так и с точки зрения влияния на цены: чем он больше, тем выше инфляция;

— фискальная политика является неэффективным инструментом экономической политики и должна подстраиваться под монетарную политику независимого центрального банка;

— правительство должно придерживаться политики стабилизации уровня госдолга (как процента к ВВП) путем сдерживания роста номинальных расходов госбюджета и минимизации его дефицита, а рост дефицита госбюджета и госдолга рассматривается как макроэкономическая проблема ("фискальное доминирование") и фактор нестабильности ("страна должна жить по средствам").

12. Принципы относительно центрального банка:

— полная независимость от политической власти является одним из важных факторов макроэкономической и финансовой стабильности;

— таргетирование инфляции — самый действенный режим обеспечения экономического роста и макрофинансовой стабильности;

— процентная политика ориентируется на показатель инфляции (текущий и прогнозный на горизонте один год), таким образом реальная процентная ставка является показателем, которым оперирует центральный банк;

— реальная процентная ставка сопоставляется с ее нейтральным уровнем для определения, насколько стимулирующей, жесткой или нейтральной является монетарная политика;

— нейтральная процентная ставка, по определению НБУ, является расчетным показателем, который в Украине составляет 3–4%, и, соответственно, процентная политика центробанка ориентируется на прогнозную инфляцию плюс нейтральная ставка;

— предполагается, что путем манипулирования уровнем ключевой процентной ставки центробанк в состоянии контролировать инфляцию или направлять ее в желательный диапазон (в центре которого находится таргет по инфляции).

13. Координация между правительством и центральным банком признается, но в рамках парадигмы превалирования монетарной политики над фискальной. Иными словами, может осуществляться ради достижения основной цели — таргета по инфляции.

14. Взгляд на платежную систему: ежедневное функционирование экономики и ее финансовой составляющей обеспечивается беспрерывным обслуживанием расчетов между клиентами банков и ими самыми. Следовательно, центральный банк удовлетворяет потребности экономических агентов (банков) в резервных деньгах ради непрерывного выполнения платежей в экономике. В этом объяснении замалчивается позиция о беспрерывном выполнении платежей (в рамках осуществления расходов госбюджета) правительства.

15. Взгляд на заимствование правительства в иностранной валюте: один из источников финансирования госбюджета из-за нехватки собственных национальных сбережений. Одновременно такие обязательства помогают пополнять валютные резервы центробанка.

16. Моделирование экономики для целей осуществления денежно-кредитной политики: выполняется на базе DSGE (dynamic stochastic general equilibrium) модели, которая находится на вооружении всех центробанков мира. Но этот метод моделирования был подвергнут серьезной критике, поскольку не создал основы для его пользователей в предсказании мирового финансового кризиса 2007–2008 гг., оказавшегося самым глубоким для развитых экономик после Великой депрессии в США 1920–1930 гг. Пробелы этого метода состоят в том, что он базировался на взгляде об экзогенности денег, не учитывая: (а) взаимосвязи между финансовыми потоками и остатками и их согласованности в экономике, (б) ее многоуровневой иерархии финансовых обязательств, номинированных не только в национальной денежной единице, но и в иностранных, (в) принципа монетарной суверенности. После 2009 г. этот метод претерпел некоторые модификации, учтя мнение об эндогенности денег. Остальные из перечисленных недостатков остались присущи этому подходу.

Следовательно, кратко неоклассический подход, или современный монетарный консенсус, имеет следующие три основные черты. Во-первых, он предполагает, что такие малые и открытые экономики, как украинская, не имеют собственных сбережений в достаточном объеме для осуществления инвестиций, поэтому их надо привлекать за границей, где они дешевле. Во-вторых, он пренебрегает риском использования внутренними экономическими агентами финансовых обязательств, номинированных в иностранной денежной единице (чаще всего это доллар США). Более того, речь идет о существовании "естественного" уровня финансовых инструментов в иностранных деньгах в определенной экономике, и в Украине такой показатель установлен на уровне 20%. Кроме того, он поощряет усиление такой практики как центральным правительством (поэтому имеют право на существование валютные ОВГЗ, еврооблигации КМУ и варранты на ВВП Украины), так и другими субъектами экономики из частного сектора.

В-третьих, придерживается взгляда о естественном уровне безработицы, который присущ определенной экономике (в Украине НБУ определил, что естественный уровень безработицы составляет около 8%), и, соответственно, не пытается достичь максимальной занятости граждан в экономике собственной страны. Более того, естественный уровень безработицы, следующий из кривой Филлипса, является инструментом сдерживания потребительских цен. С учетом реалий дня сегодняшнего и чрезвычайно сложных вызовов, стоящих перед экономикой Украины, этот подход едва ли можно считать адекватным. О том, какой может быть действенная альтернатива, — в нашей следующей публикации.

Автор
Зеркало Недели
Источник

НОВОСТИ