20 сентября 2005 18:53

Прокуратура в Нацбанке

Два ведомства договорились хорошо себя вести

Совместное заседание Генпрокуратуры планировалось на 15 сентября, и оглашалось в анонсах еще за месяц. Но не сложилось – встреча состоялась лишь через пять дней после обещанной даты. К тому времени пресса уже изошла догадками, о чем же хотели говорить два ведомства. Были даже предположения, что в связи с предвыборной компанией «чужим» банкам могут закрутить гайки.

На самом деле, все оказалось и проще, и сложнее. Председатель правления НБУ Владимир Стельмах рассказал, что просто накопилась масса проблем из-за взаимного непонимания, когда правоохранители и финансисты по-разному представляли себе одни и те же положения закона.

«Давления не было, было взаимное непонимание. Мы хотим встретиться и выяснить позиции. Есть закон по борьбе с организованной преступностью, где сказано, что банк должен делать. Есть законы про банковскую тайну. Так вот, разное толкование их. Даже толкование есть там, где закон четко определил, как должны запросы (от следователей – Авт.) идти. Допустим, мы обязаны дать эту информацию. Но он (следователь – Авт.) так оформляет запросы, то скажите, для чего? Чтобы доказать, что я прокурор такого-то особого района и все равно вы мне должны дать? Мы им говорим: вы неправильно оформили. Печати нет, или вы назвали три банка вместе, а надо поименно, то есть, три запроса давать. Что, бумаги не хватает, или чего? Вот мы хотим это выяснить – в чем вопрос. Что они, не такие же люди, как мы? Что они, не должны соблюдать законы?», - возмутился банкир.

Есть еще один повод для недоразумений – когда слелдователи пытаются заставить НБУ проверять отдельные вопросы работы банков.

«Если закон говорит, что ты хочешь получить про клиента какого-то, бизнесовую структуру, - она же у нас не обслуживается, она обслуживается в коммерческом банке. Так чего он хочет меня использовать, чтобы я шел проверял коммерческий банк? А коммерческий банк может сказать: позволь, это коммерческая тайна, и я по закону тебе не обязан ее давать», - добавил финансист.

Еще один важный для НБУ вопрос – это разглашение данные об уголовных делах, которые заведены по данному банку. Или, того хуже, когда под разработку попадают клиенты, но обвиняется в нарушениях банк, в котором те обслуживаются.

«Знаете, в прессе появлялись эти самые… Ну, как правило, нарушения валютные, 98% осуществлялись нарушения клиентами. А называлось не «клиенты банков» в прессе, а «банки». А это сразу – то есть, непроверенная информация. Да, действительно, я там, у меня вклад в таком-то банке. Я мог сделать такую-то эту самую, а называют тот банк. Чего?», - возмущался Стельмах.

На этом и все. Генрпокуратуре как надзирающему за всеми правоохранителями органу и НБУ просто нужно было найти взаимопонимание. «Что, этого мало?», - удивлялся Стельмах, когда его спрашивали, что же еще намерены обсуждать два ведомства. Впрочем, добавил – есть много пунктов в уголовном и прочем законодательстве, которыми правоохранитель имеет право приостановить деятельность финансового учреждения. «Ага, ты хочешь показать, что ты умнее всех? Значит, будем тебя прессовать», - описал Стельмах процедуру применения подобных пунктов.

НБУ собирался предложить устранить подобные скрытые методы расправы с банками. «Раньше в Советском союзе были даже пленумы суда, высшего суда и так далее, которые обобщали эту практику и писали, что для такой-то отрасли есть свои специфики. Чрезвычайно высокая, небезопасная специфика – это коммерческие банки. Потому что тут деньги людей», - подытожил финансист.

Неделей позже означенного срока встреча таки состоялась. В ней участвовали, помимо генпрокурора и главы НБУ, депутаты и представители организаций банков – АУБ и Киевского банковского союза Неизвестно, о чем именно говорили и договорились стороны – общение шло за закрытыми дверями. Явно, обсуждалось дело Укргазбанка, против председателя правления которого Вадима Ляшко было возбуждено уголовное дело. Комментируя после заседания этот вопрос, генпрокурор Святослав Пискун и Стельмах перебивали друг друга:

Пискун: «Закончено дело».
Стельмах: «Не банк, а руководителя банка».
Пискун: «Там личная деятельность руководителя».
Стельмах: «Совершенно верно».

В остальном, судите сами по комментариям, которые предоставили совещавшиеся после встречи.

ЦИТАТы

 

Святослав Пискун, генпрокурор Украины:

«Впервые в истории независимой Украины собралась коллегия Генпрокуратуры и правления НБУ, депутаты. Мы обговорили проблемные вопросы, связанные с отмыванием грязных денег, про взаимодействие правоохранительных органов (ГПУ, СБУ, МВД, налоговой службы) с банковскими учреждениями. Мы приняли совместное решение про совместные действия, которые мы будем делать для того, чтобы усовершенствовать систему взаимодействия. Мы решили обратиться к депутатам, чтоб соответствующие наработки были внесены в зал Верховной Рады как законопроекты внесения изменений в законы «О банках и банковской деятельности», возможно, «О прокуратуре», чтобы улучшить взаимодействие и усовершенствовать борьбу с злоупотреблениями в финансово-кредитной сфере».

«Мы сегодня говорили еще про то, что любая информация, которая не проверена, которая не прошла в суде, которая не подтверждается решением суда, она не должна быть озвучена, потому что это очень тонкий механизм и очень влияет на сознание людей, которые положили деньги в банк. Мы договорились, что будет озвучивать только тогда эти понятия и критерии про преступления и злоупотребления, если они будут найдены в банковской системе, когда будет все доказано следствием и когда вступит в силу решение суда».

Вопрос: когда будут названы имена виновных в отмывании?

Святослав Пискун, генпрокурор Украины:

«Во время рассмотрения дел в суде вы сможете присутствовать и слушать про это. Они будут открыты. У нас 300 уголовных дел по легализации уже закончено расследование и направлено в суд. Это ж не значит, что по банкам. Там разные – кредитные схемы, клиенты банков. Это не вина банков, чтобы вы поняли».

Владимир Стельмах, председатель правления НБУ:

«Когда мы уже окончательно отработаем наше совместное решение, оно будет опубликовано».

Вопрос о неверном составлении прокурорских запросов.

Святослав Пискун, генпрокурор Украины:

«Правильный или нет прокурорский запрос, решает вышестоящий прокурор. Мы говорили вообще про систему запросов, про систему предоставления информации и решили (не мы решили, а закон): банковская тайна будет раскрываться только по решению суда. А те правоохранители, которые нарушают закон и направляют запросы незаконные в НБУ и банковские учреждения, будут привлекаться к ответственности».

Леонид Черновецкий, Президент Киевского банковского союза:

«Мы по многим вопросом полностью нашли взаимопонимание».

Владимир Стельмах, председатель правления НБУ:

«Важно, что мы нашли взаимопонимание, что нам нужно обратиться в Высший хозяйственный и Верховный суды, чтобы состоялись пленумы и обобщили практику судебных решений. Потому что действительно, те дела, которые подавались в суд, в судах не подтверждались. Поэтому я говорю о том, что, например, есть право следователя по одному из законов приостановить банковскую деятельность. Что такое? Не зная суда, приостановить деятельность учреждения, где сотни и тысячи клиентов? Это приостановка экономической жизни. Поэтому мы договорились обобщить всю эту практику и выйти в комитеты Верховной Рады, чтобы не позволять такие субъективные подходы, потому что бывают заказные и так далее вопросы. И если нам удастся позитивно решить вопрос с пленумом Высшего хозяйственного и Верховного судов, то это будет большое подспорье работы в законодательном поле».

«Это совещание показало, что нужно вносить серьезные изменения. Во-первых, консолидировать это законодательство, где развито. Про него мало кто знает, но кто-то держит в кармане дулю: раз, и вытащил из какого-то закона. Оказывается, есть строчечка, которая позволяет дергать банки».

Виталий Хомутынник, народный депутат, комитет по финансам и банковской деятельности парламента:

«Практические были высказаны предложения по усовершенствованию законодательства как со стороны ГПУ, так и со стороны НБУ и народных депутатов. И уже в ближайшее время мы должны внести эти предложения, и не принципиально, будут авторами народные депутаты или НБУ. Главное сейчас – быстрее сделать законопроекты и в ближайшее время принять их. Потому что будет предвыборная кампания, и в первую очередь будет ставиться, к сожалению, политика. Изменения закона «О банках и банковской деятельности», доработка закона «О борьбе с легализацией грязных денег, полученных преступным путем», возможно, изменения в закон «О прокуратуре» и «О СБУ» в части усиления полномочий и взаимодействии с НБУ – они требуют немедленной корректировки и принятия в Верховной Раде».

 

 

Теги:
Финансы

НОВОСТИ