17 октября 2005 20:49

По европейским правилам

Украина готовится к либерализации рынка экспорта электроэнергии

 «Энергоатом» рассчитывает получить законодательное право на самостоятельный  экспорт излишков электричества, невостребованных на внутреннем рынке

 

НЕВОСТРЕБОВАННЫЕ МОЩНОСТИ

 

Об этом заявил президент Национальной атомной энергогенерирующей компании (НАЭК) «Энергоатом» Юрий Недашковский на пресс-конференции в октябре.

 

«Нужно внести такие изменения в действующее законодательство, чтобы производитель получил возможность продавать на экспорт ту часть электроэнергии, которую не принимает оптовый рынок», -- сказал Недашковский.

 

Прямые экспортные поставки нужны «Энергоатому», как воздух. Об этом свидетельствуют показатели работы НАЭК в январе-сентябре этого года. В частности, за девять месяцев коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) отечественных АЭС составил 72,7%, что на 7,9 процентных пункта ниже аналогичного  прошлогоднего периода. Если учесть, что общая установленная мощность 15 действующих атомных энергоблоков составляет 13,8 тыс. МВт, подобное снижение КИУМ означает дополнительный вынужденный простой 1,1 тыс. МВт мощности, то есть, как минимум, одного ядерного энергоблока ВВЭР-1000.

 

Если сравнить КИУМ отечественных атомных станций и зарубежных, наши энергообъекты по этому показателю замкнут в лучшем случае третью сотню из 441 эксплуатируемых в мире коммерческих энергоблоков. Или возглавят четвертую. Для сравнения: первая десятка мировых блоков работает с КИУМ выше 95%, при этом у лучших блоков этот показатель превышает 100%.  

 

Столь низкий показатель использования мощности – не вина «Энергоатома». Потому как   за тот же период атомщики увеличили производство электроэнергии в сравнении с январем-сентябрем 2004 года на 3,7% -- до 61,16 млрд. кВт-час. Возросли и объемы продажи электричества в оптовый рынок. Атомщикам также удалось сохранить долю  выработки электричества в общем энергобалансе страны: 53,1% при 53,2% в 2004 году.  

 

справка

Отечественные АЭС по показателю КИУМ приближаются к группе аутсайдеров
Тем не менее КИУМ упал. Главная причина – ввод в эксплуатацию в 2004 году двух новых ядерных энергоблоков ВВЭР-1000 при наличии в энергосистеме профицита генерирующих мощностей, а также отсутствии достаточного количества маневренных энергоисточников. Как известно, ядерные энергоблоки предназначены для работы в стабильном посуточном режиме и без достаточного количества в энергосистеме пиковых энергомощностей (ГЭС, ГАЭС) возможность их загрузки снижается. Параметры эксплуатируемого в настоящее время на атомных станциях ядерного топлива не предусматривают возможности регулирования мощности.  

 

Вторая причина снижения КИУМ -- приостановка с 1 июля этого года экспорта электричества «Энергоатома» в Россию в месячном объеме 500 млн. кВт-час, что вылилось в дополнительный простой 700 МВт мощности. Как сообщил Недашковский, приостановка экспорта заметно сократила доходную часть энергокомпании. В результате НАЭКу пришлось прибегнуть к банковским заимствованиям, чтобы избежать недофинансирования запланированных производственных программ. И если в скорейшем времени экспорт электричества в Россию не восстановится, КИУМ украинских АЭС еще более снизится.

 

Это означает, что Украине придется компенсировать часть дешевого атомного электричества по цене 8 копеек за 1 кВт-час более дорогой электроэнергией тепловых станций – 13-14 копеек за 1 кВт-час.    

 

У НИХ СВОИ ПРАВИЛА  

 

Как известно, экс-министр топлива и энергетики и экс-президент «Энергоатома» Сергей Тулуб в 2004 году пролоббировал с целью увеличения загрузки АЭС индивидуальную для компании схему экспорта электричества в Россию.

 

Напрямую атомщики выйти на зарубежные рынки не могли – закон «Об электроэнергетике» такой возможности не предусматривает. Прямого запрета на экспорт для генкомпаний в законе не содержится. Однако согласно документу, крупные электростанции страны обязаны реализовывать электричество исключительно на внутреннем оптовом рынке. Поэтому «Энергоатому» для возможности экспорта приходилось предварительно приобретать электроэнергию в ОРЭ (оптовый рынок электроэнергии), как независимому поставщику, а уже затем поставлять ее в Россию. При этом атомщики покупали товар в рынке по той же цене, что и продавали его туда – 6,91 копеек за 1 кВт-час.

 

Столь низкая цена закупки электричества в ОРЭ с целью ее последующей перепродажи в Россию вызвала в 2005 году недовольство нового руководства Минтопа во главе с Иваном Плачковым. Ведь на момент начала экспортных поставок на российском направлении с 1 декабря 2004 года оптовая цена киловатт-часа в ОРЭ составляла 14 копеек, при этом оптовый тариф на протяжении 2005 года планомерно повышался.   

 

В середине года Минтоп рекомендовал Нацкомиссии регулирования электроэнергетики (НКРЭ) установить для «Энергоатома» экономически более обоснованную цену продажи тока в ОРЭ с целью экспорта. НКРЭ, не долго думая, с 1 июля такую цену установила – 12,24 копейки за киловатт-час, после чего РАО «ЕЭС России» отказалось от импорта украинского электричества.     

 

Минтопэнерго до сих пор так и не представило экономически обоснованных аргументов в пользу приостановки экспорта на восточном направлении.

 

Одно из объяснений энергетических чиновников звучит примерно так: «почему мы должны продавать в Россию электроэнергию по ценам, значительно более низким, чем на  внутреннем рынке для собственных потребителей?».

 

справка

Минтопэнерго "зарубило" экспорт электроэнергии в Россию
 
Объяснение выглядит притянутым за уши. Это ведь как с какой стороны посмотреть. Если с точки зрения правил украинского ОРЭ, то да – покупку электричества в оптовом рынке по льготной цене для последующей поставки в Россию можно назвать экономически необоснованной. Ведь отечественный энергорынок представляет собой котел обезличенных денег, где все  покупатели должны приобретать электроэнергию по единому усредненному оптовому тарифу.

 

Однако если отвлечься от украинских реалий и оценить экспортный контракт атомщиков, исходя из правил работы современных либерализованных европейских энергорынков, где  производитель электроэнергии имеет право заключать прямые контракты с покупателем не только в своей стране, но и за рубежом, ситуация будет выглядеть вполне обычной.

 

«Энергоатому» ведь пришлось покупать электричество с ОРЭ для экспорта только во исполнение формальных правил отечественного энергорынка. А если бы компания имела возможность прямого выхода за рубеж, упрекать ее было бы не в чем.  

 

Ведь что плохого в том, что атомщики реализовывали за рубежом излишки электричества, невостребованные в ОРЭ? Во-первых, отечественным потребителям  в весенне-летние месяцы эта электроэнергия все равно не была нужна. Во-вторых, компания фактически продавала товар на экспорт по цене выше, чем на внутреннем оптовом рынке, поскольку к отпускной цене 6,91 копеек приплюсовывалась экспортная надбавка.

 

Казалось бы, согласовывай объемы экспорта с внутренним энергобалансом в стране,  загружай дополнительные мощности, плати за транзит электричества собственнику магистральных сетей НЭК «Укрэнерго», и экспортируй. А для того, чтобы «Энергоатом» не занижал в целях демпинга цену экспорта ниже себестоимости киловатт-часа, существует НКРЭ. Регулятор устанавливает НАЭКу, как фактическому монополисту, закупочный тариф, тщательно контролируя структуру затрат компании.

 

…И СВОЙ ПОСТАВЩИК

 

Как известно, европейские директивы о конкуренции на внутренних рынках электроэнергии и газа предусматривают предоставление потребителю права свободного выбора поставщика тока как у себя в стране, так и за границей. При этом Еврокомиссия требует от стран-членов ЕС обязательного приведения внутреннего законодательства к принципам  этих директив с тем, чтобы обеспечить свободную конкуренцию в общем европейском энергорынке. Как сообщает ИТАР-ТАСС, в этом году Еврокомиссия решила подать в Европейский суд юстиции на Эстонию, Ирландию, Грецию, Испанию и Люксембург именно за невыполнение требований Евросоюза в сфере либерализации энергорынков. Перечисленным странам угрожают серьезные штрафные санкции.

 

Директивы Евросоюза в области либерализации энергорынков реализуются в контексте Лиссабонской стратегии – основной социально-экономической программы Евросоюза, и предусматривают жесткие сроки открытия границ для поставщиков электроэнергии и газа. В частности, промышленные потребители должны были получить возможность свободного выбора поставщика еще до 1 июля 2004 года, а бытовые – до 1 июля 2007 года.

 

И если разговоры первых лиц украинского государства о стратегии евроинтеграции страны – не пустой звук, отечественным энергетическим чиновникам рано или поздно придется адаптировать правила отечественного энергорынка к принципам ЕС. Начать можно с инициирования изменений в закон «Об электроэнергетике» с целью предоставления генкомпаниям права прямого выхода на зарубежные рынки, что могло бы подтвердить реальность евроинтеграционных устремлений отечественных госуправленцев от энергетики.

 

справка

Интеграция с европейской энергосистемой позволит Украине нарастить экспортные поставки до 4,5 тыс. МВт мощности
Чиновники на словах евроинтеграцию вроде бы поддерживают. Так, в июле этого года в ходе встречи Плачкова с президентом Европейской Энергетической Ассоциации (UCTE) Мартином Фуксом обсуждались перспективы перехода отечественной энергосистемы на синхронную работу со странами-членами UCTE. Процесс этот не скорый, займет по времени около 5-10 лет и потребует не одну сотню миллионов долларов. Нужно привести состояние украинских электросетей в соответствие к техническим стандартам европейских энергосистем, адаптировать законодательную базу и правила работы энергорынка к требованиям Энергетической Хартии и соответствующих директив Евросоюза.  

 

Тем не менее Плачков в очередной раз подчеркнул, что интеграция с UCTE является для Украины приоритетной задачей.

 

Поэтому, если «Энергоатому» удастся пролоббировать через парламент законопроект о свободном доступе к экспортным поставкам, подобная инициатива компании будет соответствовать общепринятой стратегии продвижения на Запад. Правда, экспортировать электричество в ближайшие пару лет «Энергоатом» сможет не в Европу, а только на Восток.

 

На сегодняшний день реальными для Украины рынками сбыта электроэнергии, как с коммерческой так и с технической точек зрения, являются Россия и Беларусь. Для возможности расширения экспорта тока в западном направлении отсутствуют технические возможности. Пропускная способность Бурштынского острова исчерпана. Наращивать экспорт возможно по другим коридорам, таким как линия электропередач (ЛЭП) Южно-Украинская – Исакча (Румыния), однако для этого в реконструкцию линии нужно вложить порядка в 200 млн. грн.

 

Впрочем коммерческие возможности для продвижения страны на европейских рынках также не безграничны. На сегодня госпредприятие «Укринтерэнерго» ежегодно поставляет менее 4 млрд. кВт-час электроэнергии в Венгрию, Польшу, Словакию, Румынию и Молдову. При этом болгарский и греческий рынки для нашей страны закрыты. (Для сравнения: в 2004 году в Украине потреблено 135 млрд. кВт-час).

 

По оценкам специалистов «Укринтерэнерго», говорить о существенном наращивании экспорта в западноевропейском направлении (до 4,5 тыс. МВт мощности) можно будет в случае интеграции отечественной энергосистемы с объединением UCTE.

 

Пока же «Энергоатом» имеет все шансы потренироваться в роли экспортера на российском плацдарме. Однако не факт, что ему это удастся. Энергетические чиновники имеют по поводу экспорта собственное мнение. Им бы хотелось сохранить государственную монополию на межгосударственные перетоки. Рассматривается, в частности, целесообразность передачи функции экспорта электричества в Россию ГП «Укринтерэнерго», подконтрольному НАК «ЭКУ». Минтопэнерго, в частности, обосновывает подобную инициативу тем, что ЗАО «Интер РАО ЕЭС» (дочерняя компания РАО «ЕЭС России»), покупая электричество у «Энергоатома» по 1,4 цента за киловатт-час, поставляла его затем в Беларусь по 1,9 цента. Это лишало «Укринтерэнерго» возможности конкурировать с россиянами на белорусском рынке.

 

Однако с 1 июля «Энергоатом» электроэнергию в Россию не поставляет. Поэтому «Укринтерэнерго» (если верить в правдивость аргументации) имеет все шансы, чтобы опередить атомщиков как на российском, так и на белорусском рынках. Будет интересно увидеть, как госпредприятию удастся выйти на российский рынок при условии покупки электричества в ОРЭ по «экономически обоснованной цене» выше 12 копеек за киловатт-час, которую НКРЭ с 1 июля установила для «Энергоатома».     

НОВОСТИ