12 ноября 2019 10:03

Между популизмом и либертарианством

Что команда Зеленского делает с экономикой Украины

Между популизмом и либертарианством

После политического блицкрига команды Зеленского, обеспечившего новому президенту однопартийное большинство в Раде и опирающееся на него правительство, новая украинская власть приступила к выполнению своих социально-экономических обещаний. Кабмин Гончарука обещает украинской экономике небывалый рост, однако предпосылки к нему выглядят пока очень скромными. Либертарианские подходы молодых реформаторов плохо сочетаются с социальным популизмом президента, а оптимизм и энтузиазм «команды Зе» сменяется попытками удержаться на плаву.

Бесконечные долги

Премьер-министр Алексей Гончарук, вступая в должность, пообещал обеспечить экономике Украины прорывной рост на 5-8% в год. Оптимизм главы правительства пока не подтверждается практикой: в проекте бюджета на 2020 год запланированы более скромные показатели на уровне 3,3%. Примерно таким же видит рост украинской экономики в своем прогнозе МВФ.

Последние годы экономика Украины действительно растет — в 2018 году рост реального ВВП ускорился с 2,5% до 3,3%, а во втором квартале 2019-го — до 4,6% в годовом выражении. Однако украинская экономика по-прежнему слишком зависит от экспорта и мировых цен на сырье, чтобы выйти на долгосрочные и устойчивые темпы роста, как это обещают в команде Зеленского.

Из-за торговой войны между США и Китаем намечается спад на рынке металла и железной руды, а это основные статьи экспорта украинской промышленности. Если сюда добавится снижение цен на рынке зерна — другая важная часть экспорта Украины, то это негативно отразится и на ВВП, и на курсе национальной валюты. Но пока правительству удается укрепить курс гривны, что защищает украинцев по крайней мере от роста цен на импортные товары.


Тяжелейшей проблемой украинских финансов остается большой внешний долг. На этот год приходится пик выплат по предыдущим заимствованиям, в 2020-м на выплаты уйдет почти треть расходной части бюджета («каждая третья гривна», по выражению Гончарука). Однако альтернативы внешним займам пока нет, и правительство готовится принять новую кредитную программу от МВФ в размере $5-10 миллиардов на три-четыре года.

Пока переговоры с МВФ идут для новой власти не очень успешно: в мае и сентябре визиты международных финансистов ни к чему не привели — проблемы вызывает близость команды Зеленского к одиозному олигарху Коломойскому, добивающемуся пересмотра национализации «Приватбанка» (одобренной МВФ). Также от Украины требуют усилить борьбу с коррупцией и провести судебную реформу, а в экономическом плане — начать масштабную приватизацию и открыть рынок земли.

Большая распродажа

Проведение масштабной приватизации не только требование МВФ, но и одно из предвыборных обещаний Зеленского. Украинское государство не самый эффективный собственник, а госкомпании — источник коррупции.

По планам Зеленского и Гончарука первые конкурсы должны пройти весной 2020 года. В число объектов на продажу уже вошли Одесский припортовый завод, «Центрэнерго», ряд областных энергетических компаний, химических и машиностроительных предприятий. В перспективе в этот перечень могут попасть государственные банки, газотранспортная система, государственная железнодорожная компания «Укрзалiзниця».

В том, что процесс приватизации будет непростым, можно убедиться на примере Одесского припортового завода, крупнейшего производителя аммиака и карбамида. Его уже дважды выставляли на продажу — в 2009 году завод приобрел Игорь Коломойский, но тогдашний премьер Юлия Тимошенко отменила сделку, усмотрев в ней преступный сговор по снижению цены. В 2015-м Одесский завод вновь попытались продать, но в очередной раз возник коррупционный скандал — губернатор Одесской области Михаил Саакашвили обвинил руководство завода в криминальных схемах при закупке газа у структур олигарха Дмитрия Фирташа (Фирташ пытался искусственно обанкротить предприятие и забрать за бесценок). В итоге из-за долгов перед структурами Фирташа завод долгое время простаивал и заработал снова только в 2019 году.

От программы приватизации в 2020 году правительство планирует выручить до 12 миллиардов гривен — около $0,5 миллиарда. В число потенциальных внешних покупателей, заинтересованных в украинских активах, входит Китай, в этом году опередивший Россию в качестве главного внешнеторгового партнера Украины.

Усиление китайского интереса к украинской экономике может казаться властям перспективным направлением, но такое партнерство чревато политическими осложнениями с США, которые заинтересованы в сдерживании своего главного конкурента. Яркий пример — борьба за контроль над запорожским заводом «Мотор Сич», производителем авиационных двигателей.

Владелец «Мотор Сич» Вячеслав Богуслаев продал контрольный пакет китайским компаниям Skyrizon и Xinwei Group, однако СБУ и Антимонопольный комитет заблокировали сделку как противоречащую интересам безопасности Украины. В свою очередь, Вашингтон во время визита Джона Болтона, тогдашнего советника президента США по национальной безопасности, дал понять, что не одобряет переход стратегической компании под контроль Китая.

Борьба за контроль над заводом продолжается: китайцы обещают передать безвозмездно 25% акций государственному «Укроборонпрому», а The Wall Street Journal пишет, что компанию хочет перекупить основатель знаменитой американской ЧВК Blackwater (и советник Трампа) Эрик Принс.

Земельный вопрос

Не менее сложным будет долгожданное открытие украинского рынка земли. Президент Зеленский поручил до конца года отменить действующий с 2001 года мораторий на продажу сельскохозяйственных земель. Открытие земельного рынка может стать серьезным стимулом для роста экономики — эксперты Киевской школы экономики оценивают потенциальные поступления от продажи земли в $22,5 миллиарда, что может обеспечить темпы роста, о которых говорил Гончарук.

Однако у такого шага высокая политическая цена. По опросу центра Разумкова, почти половина жителей Украины (49,1%) негативно относятся к перспективе свободной продажи земли. Негативные ожидания тесно связаны с неискоренимой коррупцией — люди боятся, что при попустительстве власти земля будет скуплена за бесценок транснациональными компаниями и местными магнатами, а украинские фермеры потеряют возможность приобретать земельные паи.

На этих страхах, без сомнения, будет спекулировать оппозиция — негативно о рынке земли уже высказывалась Юлия Тимошенко, резко против выступают политические антиподы — националистическая «Свобода» и пророссийская «Оппозиционная платформа». Даже дружественный новой власти олигарх Коломойский рисовал мрачные картины новой революции из-за земельного вопроса.

Зеленский утверждает, что право владеть украинской землей получат только физические и юридические лица — резиденты Украины. Также он настаивает на ограничительных мерах против концентрации земельных владений в одних руках: 15% в пределах одной области и 0,5% в пределах страны. А в проекте бюджета на 2020 год предусмотрены компенсации по кредитным ставкам для фермеров.

Однако практика показывает, что новая власть не всегда справляется с разъяснительной работой в отношении своих действий — как, например, это было с подписанием «формулы Штайнмайера», вызвавшей в украинском обществе всплеск страха перед капитуляцией. Борьба с всепроникающей коррупцией тоже пока идет без громких побед. Чувствительность земельного вопроса так высока, что любой сбой в ходе реформы может подорвать популярность Зеленского.

В поисках инвестиций

Еще одна надежда команды Зеленского — приток в страну иностранных инвестиций. На инвестиционном форуме в Мариуполе президент сравнил Украину с компанией Apple, начинавшей работу в гараже, и гарантировал защиту каждому инвестору.

Благодаря введению упрощенных процедур для ведения бизнеса и защитных механизмов для миноритарных акционеров Украина поднялась в рейтинге Всемирного банка Doing Business с 71-го на 64-е место. Премьер Гончарук заявил, что «повышение рейтинга Украины в Doing Business 2020 сразу на семь позиций — это результат, который говорит сам за себя. Это позитивный сигнал для украинских предпринимателей и зеленый свет для иностранных инвесторов».

Однако иностранные инвесторы пока не очень охотно идут на Украину. За первую половину 2019 года объем прямых инвестиций составил около $1,3 миллиарда, по итогам 2018 года — $2,4 миллиарда. Вклад иностранных инвесторов пока сильно отстает от основных доноров украинской экономики — гастарбайтеров. По подсчетам Министерства экономики, их денежные переводы по итогам 2019 года могут составить $12 миллиардов (в прошлом году — $11 миллиардов).

На инвестиционном форуме в Мариуполе правительство Украины представило список из 112 объектов для инвестиций, в основном в области туристического бизнеса, инновационных технопарков, инфраструктуры. Тогда же Украина заключила ряд соглашений с кредиторами — Европейский банк реконструкции и развития обещает первый транш на 300 миллионов евро на украинские дороги, всего от ЕБРР ожидается до миллиарда евро вливаний.


Министр инфраструктуры и транспорта Владислав Криклий за эти деньги обещает реформу «Укрзалiзницi». Но прежде новой власти предстоит очистить транспортного монополиста от опутавших его коррупционных схем. Один из самых громких коррупционных скандалов последнего времени — уголовное дело против народного депутата Ярослава Дубневича, связанного с махинациями при проведении тендеров «Укрзалiзницi». Характерно, что Дубневич в прошлом созыве входил в порошенковское большинство, а в новом созыве нашел покровителя в лице олигарха Игоря Коломойского. Проколомойские депутаты внутри фракции «Слуги народа» едва не помешали лишить Дубневича депутатской неприкосновенности.

Продолжающийся лоббизм в парламенте мешает Украине и в работе с иностранными партнерами. Этой осенью четыре крупные международные компании по производству сигарет, в их числе British American Tobacco, платившие налоги почти на $2 миллиарда в год, на время остановили свое украинское производство и грозили вовсе уйти — из-за поправки к законопроекту, который перераспределяет табачные доходы от производителей в пользу оптовых и розничных продавцов. Зеленскому пришлось лично уговаривать табачников возобновлять работу.

Газовый вопрос

31 декабря 2019 года истекает газовый договор между Украиной и Россией. Переговоры о новом договоре начались в выгодной для украинской стороны ситуации: из-за неготовности «Северного потока — 2» Москва по-прежнему нуждается в украинской газотранспортной системе.

Однако российская сторона настаивает на обнулении украинских претензий к «Газпрому» — по решению Стокгольмского арбитража компания должна выплатить украинскому «Нафтогазу» $2,5 миллиарда за недопоставленные объемы газа. Кроме того, Антимонопольный комитет Украины наложил на «Газпром» штраф около $6 миллиардов, а «Нафтогаз» выступил с новыми претензиями на общую сумму $22 миллиарда, что привело переговоры в тупик.

Министр энергетики Алексей Оржель заявил, что Украина готова к прекращению транзита российского газа с 1 января 2020: «Сейчас в подземных украинских газовых хранилищах рекордное количество газа». Это позволит Украине провести отопительный сезон без транспортировки или поставок российского газа, а для «Газпрома» грозит срывом поставок газа европейским партнерам.

Руководство Нацбанка Украины настроено не так оптимистично — по их подсчетам, из-за прекращения транспортировки российского газа украинская экономика может потерять 0,6% ВВП в 2020 году и 0,9% в 2021-м. Ежегодная прибыль от транзита составляет $3 миллиарда.

Потеря российских поставок и транзита может негативно сказаться и на тарифах за газ, которые и без того остаются одним из самых больных вопросов для украинского общества. Несмотря на крайнюю непопулярность новых повышений, уже в ноябре цена на газ для промышленных предприятий вырастет на 20%, в дальнейшем рост тарифов ждет и население. Повышение цен на газ для населения связано не только с украинско-российскими проблемами, но и с требованиями МВФ о переходе на рыночные цены с 1 января 2020 года.

Пенсионеры и силовики

Параллельно с попытками либерализовать экономику команда Зеленского старается выполнять свои социальные обещания — увеличивать зарплаты и пенсии украинцам. Теперь для выполнения этих обещаний нужны средства. Министр экономики Тимофей Милованов сообщил, что на 2020-2022 годы правительством запланирован рост средней зарплаты по две тысячи гривен в год — около $80. В правительстве ожидают, что средняя зарплата в стране уже к 2022 году вырастет на 50%.

Поверить в реалистичность этих прогнозов не так просто, но проблема с уровнем зарплат действительно требует срочных мер, чтобы остановить стремительной отток трудовых ресурсов с Украины. В соседней Польше, наиболее привлекательном рынке труда для украинцев, минимальная зарплата в 2020 году планируется на уровне около 600 евро.

Перспективы роста пенсий тоже туманные. Пока правительство готово индексировать их скромными темпами, с трудом поспевая за инфляцией. В следующем году минимальная пенсия вырастет всего на 8% и составит около $70 — если обменный курс гривны сильно не изменится.

Еще одна важная статья расходов — оборона и безопасность. Проект бюджета на 2020 год предусматривает увеличение военного финансирования на 16%. Важная примета времени — большая часть военных расходов пойдет на зарплаты военным и выплаты по инвалидности, а не на вооружение (более 130 миллиардов гривен против 40 миллиардов). Таким образом, команда Зеленского стремится добиться расположения армии, у которой новый президент с его пацифистской политикой не пользуется особой популярностью.

Повышение зарплат ожидается и в МВД, ведомстве Арсена Авакова, лояльность которого не менее важна в условиях возможной политической нестабильности — на 10% вырастут зарплаты в Нацгвардии и Нацполиции.

Обилие социальных обязательств заставляет пересматривать налоговую политику. Одним из источников денежных поступлений советник президента Олег Устенко назвал «изменение фискального пространства»: сокращение теневого сектора (составляет 40-50% экономики) и борьбу с контрабандой. Однако налоговые нововведения правительства в рамках борьбы с теневой экономикой вызывают возмущение у представителей малого и среднего бизнеса. А подобные конфликты с бизнесом выглядят не лучшим образом на фоне громких либертарианских лозунгов команды Зеленского.

В итоге экономический курс Зеленского оказывается таким же противоречивым, как и политический. Разнородные обещания в диапазоне от либертарианских реформ до классического социального популизма мешают проводить осмысленную политику, от многих мечтаний уже приходится отказываться — например, в новом бюджете не осталось средств на масштабную программу цифровизации «Страна в смартфоне», и профильный министр Федоров теперь полагается на добрую волю инвесторов и меценатов.

Правительство Зеленского-Гончарука усиленно маневрирует, чтобы свести баланс и не дать разнообразным общественным претензиям сойтись в одной критической точке. Зеленский уже подошел к тяжелому выбору — выполнить свои обещания «перезагрузить» Украину он сможет только через непопулярные реформы, которые могут стоить ему сказочно высокого рейтинга. Впрочем, он может и дальше полагаться больше на импровизации и везение, чем на осмысленную политику.

Автор
Carnegie Moscow Center (Россия)

НОВОСТИ