29 декабря 2006 12:42

Банки-2006. Часть первая: распродажа и легкое обогащение*

Иностранцы скупили украинские банки и заставили их показывать прибыль

Никогда украинские банки не зарабатывали деньги так легко и безопасно, как в 2006 году. Построение филиальной сети окончилось, и наступило время получать прибыль и "окучивать" население.

* описанное здесь может не соответствовать реальному ходу вещей. «Экономика» предлагает анализ самых важных событий с точки зрения их публичности

РАСПРОДАЖА

В прошлом году украинские олигархи продолжили распродавать принадлежащие им банки. Переход «Аваля» австрийцам в 2005 году стал началом масштабного нашествия иностранцев. По большому счету, они готовы были покупать украинский банк за любые деньги – прирост в капитализации группы с лихвой компенсировал вложения. Каковы были мотивы украинских собственников, можно лишь предположить. Вероятнее всего, они испугались иностранцев, способных раздавить все еще слабые украинские банки.

Поздней зимой 2005 года франзцузский BNP Paribas купил Укрсиббанк. В январе сразу две российских группы обзавелись обновками. Внешторгбанку достались 98% акций банка «Мрия» (Киев) за 70 млн. дол., а Сбербанку - «Банк НРБ». Осенью экс-владелец «Мрии» Петр Порошенко признал, что продешевил.

В феврале состоялся финал розыгрыша четвертого по размерам в стране Укрсоцбанка. В состязание вступили французский Societe Generale, итальянский Banca Intesa, венгерский OTP Bank или шведский Swedbank. Победили итальянцы, предложившие рекордные 1,31 млрд. дол. – больше, чем было заплачено за «Аваль». Впрочем, сделка не прошла гладко. Давние «друзья» из группы «Приват» решили по доброй памяти попортить кровь экс-владельцу Укрсоцбанка Виктору Пинчуку. Они спровоцировали масштабные судебные Что и кому ущемили, так и не стало ясно. Но сделка о продаже учреждения в пользу Banca Intesa до сих пор не закрыта.

В конце марта французский Credit Agricole S.A. купил у экс-министра угольной промышленности Виктора Тополова Индустриально-экспортный банк. Цена «Индэкса» составила порядка 220 млн. евро. Поговаривают, что, как и во многих других случаях, иностранцы приобрели банк, не до конца понимая, чем будут заниматься и как строить стратегию развития. Все эти вопросы пришлось решать уже после.

Скупка продолжалась и дальше. В числе банков, проданных частично или полностью иностранцам, - «Мегабанк», «ВАБанк», «Легбанк», «Универсальный»», «Электрон Банк». Выставлен на продажу «Укргазбанк», но окончательная сделка все еще не заключена. А в ноябре французская Societe Generale предложила продать ей самый крупный в Украине ПриватБанк.

Резонансными теперь становятся продажи только самых крупных учреждений. Так, австрийский Raiffeisen International Bank-Holding AG, не сумев объединить два совершенно разнородных украинских банка, решил развивать только «Аваль». Свою изначальную «дочку» - Райффайзенбанк-Украина – австрийцы продали за 650 млн. евро венгерскому ОТР Bank. Покупать бренд венгры не стали, и вместо оранжевых вывесок на месте отделений «Райффайзена» теперь красуется невзрачная надпись «ОТР Bank». Австрийцы же переименовали «Аваль» в «Райффайзен Банк Аваль». К этому гениальному ребрендингу они шли почти год, и даже, как рассказывали сами «райффайзеновцы», проводили социологические исследования.

Бывшие владельцы «Аваля» почти сразу же после продажи своего бизнеса австрийцам создали банк «Престиж». Осенью этого года, наконец, подтвердились слухи о том, что эта «коробка» создана специально для продажи австрийскому Erste Bank за 104 млн. дол. Чуть меньше половины акций, впрочем, осталась у топ-менеджеров бывшего «Аваля». Очевидно, так австрийцы застраховались от неожиданностей, которые могут подстерегать финансовые учреждения в Украине.

Так и не сбылись апокалиптические прогнозы о том, что мелкие банки в Украине станут массово умирать. Произошло обратное. С начала этого года НБУ зарегистрировал одиннадцать новых банков: «Сигмабанк», «Престиж», «Дельта», «АИС – банк»", «Партнер – Банк», «Банк Богуслав», «Конкорд», «Ипобанк», «Фінансбанк», «Вест Файненс енд Кредит Банк» и «Европейский газовый банк». Есть подозрение, что основная цель создания таких учреждений – перепродажа зарубежным инвесторам, которые не хотят переплачивать за уже существующие структуры с присущими им проблемами. Вероятно, кандидатами на смену собственников являются «Банк Богуслав», «Европейский газовый банк», «Ипобанк», «Мастер», «Синергия», «Сигмабанк» и «Конкорд», «АИС-банк». Впрочем, были проекты и для реальной работы. Так, собственный банк создал производитель авиамоторов «Мотор Сич». А банк «Дельта», созданный экс-казначеем Укрсоцбанка Николаем Лагуном, стал невероятно успешным проектом, доказав, что возможно делать бизнес исключительно на потребительском кредитовании.

ДЕНЕГ ОЧЕНЬ МАЛО, ПОТОМ ОЧЕНЬ МНОГО

В начале этого года банковская система пережил относительный недостаток денег, а ближе к зиме, напротив, на рынке воцарилось чрезвычайное изобилие. И то, и другое напрямую связано с политическими событиями.

В преддверии парламентских выборов население и предприятия перестраховывались. Граждане и мелкие предприниматели первую половину года активно скупали наличную валюту. Всего с января по май они приобрели на 1,9 млрд. дол. больше, чем продали. Ажиотаж подогревался многочисленными заявлениями в духе «сразу же после выборов гривна девальвирует». Стоит признать, что Национальный банк вел себя действительно очень странно, а сальдо текущего счета платежного баланса было катастрофически отрицательным. Поэтому предсказания скорой девальвации звучали очень правдиво, а вялые отмашки Нацбанка только подогревали ажиотаж. Банкиры, естественно, были от этого в восторге, поскольку зарабатывали, в среднем, по пять копеек на каждом долларе. Лишь в июне население и мелкий бизнес, наконец, перестали «сметать» валюту, и рынок стабилизировался.

Аналогично вели себя предприятия. С января по апрель под разными предлогами они выводили из страны капиталы. Национальный банк в ходе интервенций за первые четыре месяца этого года продал 2 млрд. дол. в безналичном виде. Вероятно, часть этих денег пошла на перепродажу в виде наличных. Как и в конце 2004 года, капитал выводился из страны, в основном, под импортные контракты. Даже нерезиденты не стали дожидаться исхода выборов, и продали большую часть купленных в 2005 году ОВГЗ украинским банкам. Отличие от 2004 года было в том, что НБУ не пытался тормозить отток.

Параллельно этому банки без остановки выдавали кредиты. В отличие от 2004 года, предприятия были готовы работать при любой власти, и активность не сворачивали. Единственный предвыборный синдром в их поведении – это массовая неуплата налогов. Зато кредитов за первое полугодие банки выдали почти в два раза больше, чем за тот же период 2005 года.

Сочетание всех этих факторов привело к тому, что банки стали во весь голос говорить о недостатке ресурсов. Население в преддверии выборов стало нести меньше денег на депозиты, доходность по которым сильно упала. Переубедить их не могло даже повышение суммы, которую обещает возместить Фонд гарантирования вкладов физических лиц при крахе банка, - с 5 до 8 тыс. грн. А выходить на внешние рынки в начале года никто не спешил – надвигались парламентские выборы, а это вряд ли снизило бы стоимость заимствований.

Возможно, у кого-то даже была надежда на Госказначейство, которое согласно постановлению правительства получило право торговать излишней гривной на межбанковском рынке. Впрочем, до дела так и не дошло.

Следует признать, что катастрофического дефицита не было – больше разговоров. Скорее, банки надеялись на скорую девальвацию и не хотели избавляться от валюты. НБУ оценил ситуацию довольно хладнокровно, и по традиции стал спасать банки от дефицита своим рефинансированием. В первом полугодии через самые разные инструменты он вбросил в банковскую систему 6,1 млрд. «коротких» гривен. Благодаря рефинансированию банки просто забыли о проблемах.

Зато они, как обычно, воспользовались намеками на дефицит для того, чтобы поднять стоимость кредитов. Если на приобретение автомобиля еще зимой 2006 года можно было поискать займ под 10,5% годовых, то к концу года 12,5% является минимальной отметкой. При этом, с клиента попутно снимут несуразные комиссионные. Аналогично выросли ставки и по другим видам кредитов – как в гривне, так и в валюте. Лишь отчасти подорожание займов было спровоцировано увеличением стоимости привлечения денег у населения. В целом, банки просто повысили свои прибыли. Это стало новой модной тенденцией после массового прихода иностранцев.

Параллельно массовой выдаче и удешевлению рефинансирования, НБУ 10 июня уменьшил учетную ставку с 9,5% до 8,5%, а также несколько раз снижал резервные требования. С 10 мая со всех срочных вкладов юр- и физлиц банкам пришлось откладывать не 6%, а 4%. Аналогично, со всех текущих счетов — не 8%, а 6%. Ориентировочно, послаблением норм НБУ дал подконтрольным учреждением дополнительные 2,7 млрд. грн.

С 1 августа нормативы резервирования стали диверсифицированными — в зависимости от вида депозитов, от 2% до 5%. Отчисления по срочным депозитам в национальной валюте составили 2%, по срочным депозитам в иностранной валюте — 3%, по депозитам до востребования и средствам на текущих счетах в национальной валюте — 3%, в иностранной валюте — 5%. Дифференциация позволила высвободить дополнительно порядка 3 млрд. грн.

Впрочем, уже в июле оказалось, что можно было не настолько сильно облегчать банкам жизнь. Ситуация с ресурсами резко нормализовалась сразу же по окончании выборов в парламент. Как только стало понятно, что наибольшее количество голосов набрала «Партия Регионов», в страну стали возвращаться деньги. Тоненький ручеек инвестиций и выручки превратился в настоящую реку после развала «оранжевой» коалиции. Правительство Виктора Януковича стало гарантией сохранности инвестиций «своих». Банки забыли о проблемах с деньгами.

К тому же, банки к осени немного - на 1,5-2% валютных и на 3-4% гривневых - подняли доходность депозитов. Население перестало бояться девальвации гривны, и опять понесло деньги на вклады. С 2,5 млрд. грн. в августе прирост депозитов населения вырос до 4,5 млрд. грн. в ноябре. Удорожание депозитов, естественно, мгновенно переросло в еще большее повышение стоимости кредитов.

Выпуски евробондов, получение синдицированных кредитов и даже IPO из экзотики стали привычными явлениями. По данным УкрСиббанка, в 2006 году украинские банки выпустили евробондов на 1,475 млрд. дол. - вдвое больше, чем в 2005 году (650 млн. дол.).

На данный момент в обращении находится 14 выпусков еврооблигаций девяти украинских банков на общую сумму 2,66 млрд. дол., что составляет чуть меньше 7% государственного бюджета Украины на 2007 год. При этом уже заявленные банками, но не проведенные в 2006 году внешние займы должны увеличить общую сумму заимствований украинских банков минимум на 1,8 млрд. дол.

Правда, в мае случилось чрезвычайное происшествие. Совершенно неожиданно с развивающихся рынков во всем мире стали уходить портфельные инвесторы. Помимо всего прочего, выросла стоимость долларовых заимствований. Банки и предприятия, которые планировали выходить на внешние рынки капиталов летом, отложили выпуски на осень 2006 года или вообще на следующий год. Впрочем, кто очень хотел, тот занял денег за рубежом. Среди счастливчиков - ПриватБанк, Укрэксимбанк, «Финансы и Кредит», «Форум» и Укрсиббанк.

На очереди – первые сделки по секьюритизация активов, когда инвесторам продаются бумаги, обеспеченные выданными банком кредитами. Внутри страны по такой схеме собираются выпускать ипотечные облигации «Райффайзен Банк Аваль», Укрсоцбанк и УкрСиббанк совместно с Украинской национальной ипотечной ассоциацией и американскими USAID и корпорацией Pragma.

Нельзя не отметить самый главный фактор избавления системы от дефицита – приток денег из Госказначейства. Примерно с лета бюджет из проклятия превратился в благословение. Если еще в 2005 году в конце каждого месяца из-за оттока средств в Казначейство неизменно возникал дефицит гривны в системе, то уже с лета этого года в принципе никто не имеет претензий к бюджету. Каждый месяц в систему из него попадает порядка 10 млрд. грн. А благодаря низким ставкам по ОВГЗ, государственные заимствования не откачивают свободные средства из экономики.

Благодаря действию всех описанных факторов, в этом году не было даже намека на традиционные для ноября-декабря проблемы с ликвидностью. В декабре остатки на корсчетах банков не опускаются ниже 13 млрд. грн., а к концу месяца увеличились до 16,3 млрд. грн. Этого более чем достаточно и для выполнения более чем скромных нормативов резервирования, и для кредитования всех желающих.

ОБОГАЩЕНИЕ

2006 год стал периодом самого легкого за предыдущие пять лет получения доходов. За 11 месяцев этого года совокупная прибыль банков составила 4,2 млрд. грн. против 1,9 млрд. грн. годом ранее. Крен от повальной минимизации налогов к зарабатыванию денег произошел внезапно. С одной стороны, этому способствовала покупка украинских банков иностранцами, которым нужны «красивые» показатели для роста капитализации всей группы. С другой, сами банки прошли этап активного развития филиальной сети и становления технологий. Валовые расходы на многие нужды сократились, а доходы – напротив, выросли.

Теперь банки тратятся, скорее, на автоматизацию, выстраивание управленческих процессов и ребрендинг. А в остальном, просто наращивают объемы продаж услуг и осваивают неизбалованный рынок. В перспективе переход на практически автоматизированную выдачу потребительских кредитов на основе скорринга – определения рейтинговой оценки заемщика по ряду стандартных параметров. Такой подход позволит сделать выдачу потребительских кредитов автоматической. Система скорринга будет активно внедряться с помощью бюро кредитных историй. Одно из них – Международное бюро кредитных историй – уже начало работать. Второе, более крупное Первое всеукраинское бюро кредитных историй, - заканчивает отладку программного обеспечения. Полноценно работать они оба станут в 2007-2008 году, когда накопится достаточная база данных по заемщикам. Есть и третье, Украинское бюро кредитных историй, контролируемое ПриватБанком – в нем на сегодня больше всего записей, но желающих купить досье на клиентов «Привата», похоже, немного.

Активно стало кредитоваться население, которое ранее недоверчиво относилось ко всему, что предлагали банки. За одиннадцать месяцев ему выдано займов на 39 млрд. грн. – вдвое больше, чем за весь 2006 год, и почти столько же, сколько получили юрлица. В начале этого года соотношение кредитов населению и юрлицам составляло 1:3, в конце оно приблизилось к 1:2. Наверняка, разрыв будет сокращаться, и население постепенно может стать основным заемщиком банков. Предприятия же, судя по последним тенденциям, все более тяготеют к куда более дешевым заимствованиям за рубежом. Многие крупные предприятия уже выпустили еврооблигации и привлекли синдицированные займы. Многие за счет этих схем завели в страну свои же деньги из оффшоров.

Население – самый выгодный клиент. Именно на нем банки зарабатывают до 60-80% годовых, продавая мелкую бытовую технику в рассрочку. Население безропотно платит различные сопутствующие комиссии и сборы, а также страхуется в родственных банкам компаниях. Все эти моменты трудно представить в сегменте кредитования предприятий. Там, напротив, просчитывается каждая копейка, и много заработать на крупном клиенте-юрлице вряд ли получится. Тем не менее, с ними работают, потому что предприятия обеспечивают приток дешевых денег, а также берут в долг сразу миллионы, а не десятки тысяч долларов.

Благодаря безропотности населения, банкам в 2006 году много раз удавалось повышать стоимость кредитов. Обосновывалось это то дефицитом ресурсов (которого не было), то повышением ставок привлечения, то повышением базовой процентной ставки в США (и то, и другое действительно было, но далеко не в ужасных масштабах). На самом деле, суть банковского бизнеса в том, что деньги оборачиваются не один раз, а доходы получаются на всех этапах кругооборота. Заработки учитывают все виды рисков, которые сопровождают банки в работе – вплоть до кредитного мошенничества. Подорожание ресурсов в таких условиях вряд ли сильно влияет на доходы финансистов. Отсюда, единственное реальное объяснение подорожания кредитов – наращивание банками прибыли.

Наиболее ощутимо подорожала ипотека и кредиты на покупку автомобилей. В начале года ссуду на машину можно было получить под 11% годовых, сейчас нормальная ставка на рынке – примерно 13-15% годовых в долларах. Попутно очень сильно подросли комиссионные сборы, которые обычно не указываются в рекламных объявлениях. При этом население совершенно не обращало внимания на дороговизну. Вовсю работала инерция: если сосед купил автомобиль в кредит, то же самое может сделать каждый. Продажи новых автомобилей выросли в этом году примерно на 30% – в основном, благодаря кредитным схемам (в долг покупаются примерно 40-50% автомобилей).

Примерно та же ситуация наблюдалась в ипотечном кредитовании. Насколько выросли объемы предоставления займов на покупку недвижимости, точно знает только Минюст. Однако с января прошлого года министерство засекретило информацию, и приходится довольствоваться предположениями банков о том, что обороты по ипотечным займам выросли в 2006 году примерно на четверть. По данным Украинской национальной ипотечной ассоциации, доля ипотечных кредитов в банковских портфелях увеличилась за девять месяцев этого года с 7,5% до 9,9%. Средний размер кредита составил 23 тыс. дол.., что на 31% больше, чем годом ранее.

Ближе к концу года в который раз стали появляться слухи о скором обвале цен на недвижимость, в частности, столичную. Предположения подтверждались, например, тем фактом, что застройщики резко уменьшили объемы реализации нового жилья, чтобы удержать цены неизменными. Следом появилась информация о том, что банки уже заложили в процентные ставки риски по обвалу цен на недвижимость. Так это или нет, но стоимость ипотечных займов действительно увеличилась: в виде как процентной ставки (примерно на 1-2% годовых до 11-14%), так и комиссионных. Средние уровни на конец декабря таковы: 16,6 % в гривне, 12 % в валюте. И это без учета комиссионных. В начале года приобрести жилье в долг было дешевле.

Теги:
Финансы

НОВОСТИ