03 января 2007 17:51

Фондовый рынок-2006: Америка и ПФТС испортили взлет

Повторению рекордов 2005 года помешали отток денег с развивающихся рынков и отказ ПФТС от односторонних сделок

Организованный рынок ценных бумаг в прошлом году остался таким же маленьким по отношению к неорганизованному, как и в предыдущие годы. По-прежнему преобладали сделки, заключаемые в документарной форме через регистраторов. Поэтому можно смело говорить, что о реальном состоянии рынка ценных бумаг все еще известно очень мало. Мировая практика говорит, что так будет продолжаться, пока их оборот не начнет учитываться в электронном виде, а торговля акциями не войдет в моду.

В 2006 году расхождение между организованным и неорганизованным сегментами было особенно заметным на рынке акций. За весь 2006 год на бирже ПФТС было заключено сделок с акциями на сумму 6,1 млрд. грн. (вторичный сегмент). Это фактически оборот организованного рынка, потому что объемы торгов в ПФТС в прошлом году составляли от 88,1% до 99,4% суммы сделок во всех организаторах торговли. Для сравнения, за три квартала 2006 года общий объем операций с акциями составил 138 млрд. грн. Таким образом, организованный рынок акций едва ли соответствует десятой части неорганизованного.

Между тем, он жил довольно активной жизнью. По предварительным оценкам, в 2006 году рынок акций увеличился примерно вдвое, а из месяца в месяц на нем происходили значимые события.

Главным можно считать изменение порядка учета операций в Первой фондовой торговой системе. С 11 сентября ПФТС запретила регистрировать «односторонние» сделки.

Так назывались операции купли-продажи ценных бумаг, которые заключали между собой брокеры и сторонние клиенты. По сути, они сводились к простой регистрации сделок, которые заключались за пределами ПФТС, и сильно искажали показатели работы биржи. Это делалось для того, чтобы искусственно завышать торговые обороты и стоимость ценных бумаг на рынке. Торговцы в итоге такой практики занимали ведущие места в рейтингах, а инвестиционные фонды – показывали несуществующий прирост доходности активов. Считалось, что примерно половина всех операций на ПФТС – «дутые».

Правда оказалась неожиданной. В сентябре обороты ПФТС упали на 43% из-за того, что на 85% сократились объемы торгов государственными облигациями. Оказалось, что именно в этом сегменте в наибольшей степени практиковалась «подрисовка». В октябре корректировка продолжилась – еще минус 29% оборотов биржи. На 33% снизились обороты рынка корпоративных облигаций. И лишь в ноябре-декабре возобновился едва заметный (2,8% и 10,8% соответственно) рост объемов торгов, который сигнализировал об окончании процесс очистки показателей работы организованного рынка ценных бумаг.

В недрах ГКЦБФР уже готовится новый документ, который призван помочь ПФТС вернуть утраченные обороты. Это будет требование о принудительном IPO на украинском рынке для тех компаний, которые хотят сделать его на внешних.

Обороты рынка акций в сентябре также уменьшилась – на 26%. Еще на 24% - в октябре. Торговцы один за другими заявляли, что ничего страшного не произошло, и что именно они отчетность не «подрисовывали». Тем не менее, индекс ПФТС «прогнулся», и на возврат к позициям 11 сентября понадобился месяц. Очевидно, что и на этом сегменте практиковалась «подрисовка».

В сентябре из верхних строчек торговцев акциями на ПФТС неожиданно вывалились: Кредитпромбанк, «Ренессанс Капитал Украина», «Тройка Диалог Украина», «Первая фондовая брокерская компания», Финансовая компания «Укранет», «АРТ-Капитал» и другие. Напротив, на верхних закрепились «Синком», «Драгон Капитал», «Конкорд». Была ли такая перегруппировка результатом изменения правил игры на бирже, неизвестно. По странному совпадению, тема не освещалась ни в одном печатном издании.

«Чистка» оборотов в ПФТС не стала основным потрясением для рынка ценных бумаг в 2006 году. До этого на протяжении года происходили большие или мелкие события, которые влияли на общее течение процессов в экономике.

Например, с января вступили в силу изменения к закону «Об ин инвестиционной деятельности», которые запретили застройщикам использовать инвестиционные договора для привлечения денег населения. К ожидавшемуся росту количества фондов финансирования строительства это так и не привело, зато стали популярнее «мусорные» целевые облигации, которые активно скупались венчурными фондами.

На февраль пришелся очередной виток конфликта между Межрегиональным фондовым союзом и Нацдепозитарием. Вопреки стараниям соучредителей МФС, Кабмин таки расторг меморандум о взаимопонимании между Украиной, США и Мировым банком по созданию в Украине клирингового депозитария. После этого правительство по совету Госкомиссии по ценным бумагам сняло ограничения на коммерческую деятельность Нацдепозитария. 19 сентября Нацдепозитарий получил десятилетнюю лицензию. С тех пор в Украине два учреждения, которые могут вести учет прав собственности на ценные бумаги.

Нацдепозитарий пока что работает над созданием необходимой технической базы, и не составляет конкуренции МФС. Лишь в декабре правительство выделило ему 21,5 млн. грн. на пополнение уставного фонда из обещанных 60 с лишним млн. грн. Однако по-прежнему высока вероятность того, что после начала его работы государство станет создавать искусственные условия, чтобы перевести клиентов МФС в Нацдепозитарий.

В марте на рынке облигаций случился первый в его истории дефолт. «Агропродукт», дочерняя компания крупного николаевского агротрейдера, объявила, что отказывается от реструктуризации долгов по своим бумагам 2003 года выпуска. История получилась темная. Впервые слухи о дефолте «Агропродукта» возникли еще летом 20056 года. С тех пор аграрии периодически заявляли, что им не позволили избежать банкротства, а торговцы озвучивали другую версию. Дефолт был все же признан состоявшимся, однако эффекта разорвавшейся бомбы не последовало. Весной наступил небольшой спад в работе рынка корпоративных облигаций, и какое-то время было трудно продать новые бумаги. Но в целом рынок равнодушно отнесся к тому, что кто-то потерял деньги на облигациях. Отчасти, так случилось из-за того, что покупатели долговых бумаг зачастую известны еще до объявления об их эмиссии. Соответственно, дефолт посторонней компании не способен повлиять на договоренности знакомых людей.

По большому счету, падение активности рынка корпоративных облигаций в мае 2006 года было вызвано совсем не дефолтом «Агропродукта». В преддверии лета на мировых рынках начался мини-кризис. Он выражался в том, что зарубежные – преимущественно американские - инвесторы, испугавшись скорого обвала индексов, стали спешно забирать деньги с фондовых рынков развивающихся стран. В мае мировые инвестиционные фонды направляли в развивающиеся рынки 32,9 млрд. дол., а к ноябрю, уже после небольшого восстановления, этот показатель сократился до 20,8 млрд. дол. Наиболее сильно пострадали Россия, Индия, Бразилия, Южная Корея. В меньшей степени – Украина и Восточная Европа.

Темпы обвала индексов были впечатляющими. По данным агентства Emerging Portfolio Fund Research, только за неделю 18-24 мая а акциях развивающихся стран фонды потеряли 5 млрд. дол., что является рекордом последних двух лет. Например, в России за один день стоимость «голубых фишек» упала на 5-7%, в другой – на 3-5%, в третий – еще примерно на 4-7%. Так продолжалось примерно месяц – с середины мая до середины июня, - с небольшим перерывом в конце мая.

Паника возникла не на пустом месте. За последние несколько лет ценные бумаги, сырье и недвижимость в мире выросли в цене в разы, а вместе с ними – и стоимость кредитов в основных мировых валютах. Все понимали, что бесконечно так продолжаться не может, а за огромным ростом часто наступает не менее резкое падение доходов. Поэтому едва инвесторы увидели, что кто-то начал изымать деньги из «раздутых» активов, как тут же стали панически делать то же самое.

Второго кризиса 1998 года не получилось. Как ни странно, цены немного «откатились» назад, и на этом истерия прекратилась. Инвесторы словно создали себе платформу для безопасного роста еще на год вперед, и перестали думать о проблемах. В начале декабря инвестиционные фонды, вкладывающие деньги в развивающиеся рынки, вновь собрали объем средств, сопоставимый с майскими показателями. Примерно половина этих денег пошла в акции китайских компаний. По новым предсказаниям математиков, полномасштабного глобального кризиса стоит ждать не раньше 2009 года.
 
Мировые процессы не обошли стороной Украину. Индекс ПФТС с середины мая по середину июля потерял 19,2% своего веса, упав с 464,81 до 375,44. Обороты биржи в мае упали на 44%. К уровню 12 мая показатель вернулся лишь через полгода - 12 декабря. В отличие от России, инвесторы из нашей страны не убегали, а ожидали дальнейшего развития событий. Но в то же время, не появлялись новые. Объяснение этому было простое: украинские ценные бумаги иностранцы часто покупали за компанию с российскими. Отсюда, вплоть до конца осени, пока россияне ожидали возвращения нерезидентов, Украина сидела на голодном пайке. И не факт, что рост индекса ПФТС в ноябре-декабре говорит о возвращении иностранцев в Украину.

Какое-то время, с мая по июль, на рынке также отражались непонятные события в парламенте, где упорно не желала создаваться правящая коалиция. А 11 сентября, произошло уже описанное изменение порядка заключения сделок в ПФТС. Обороты организованного рынка в очередной раз упали - на этот раз по благородным причинам.

В июне ПФТС приобрела статус биржи. Так закончился скандал почти годичной давности. В июне 2005 года восемь фондовых бирж предприняли попытку потеснить ПФТС с отвоеванных позиций. Они попросили Президента и правительство защитить интересы народа. Биржи сослались на февральскую программу действий правительства Юлии Тимошенко «Навстречу людям», в которой было запланировано сконцентрировать торговлю акциями лучших компаний «исключительно на биржах». Они потребовали отказать торгово-информационным системам (в том числе ПФТС) в праве проведение торгов акциями стратегических предприятий. Напомним, шестого мая прошлого года правительство решило перевести торговлю акциями стратегических предприятий Украины на организованном фондовом рынке. Биржи аргументировали свою точку зрения тем, что системы ненадежны.

Чтобы спастись от козней конкурентов, еще прошлым летом ПФТС решила получить статус фондовой биржи, и даже сформировала уставный фонд 9,2 млн. грн. Однако 7 сентября Госкомиссия отказала в регистрации. Официально позиция ГКЦБФР выглядела вполне логично, и не выглядело коррупционной. Впрочем, участники рынка заявили, что иного результата ожидать было трудно. Дескать, очень сильное лобби у действующих фондовых бирж в ГКЦБФР, и оно настроено решительно против ПФТС.

21 июня Первая фондовая торговая система таки получила биржевую лицензию. ДП «Фондовая биржа ПФТС» стала правонаследником ДП «Технический центр ПФТС», который существовал еще с 20 марта 1997 года, и стал ведущей фондовой площадкой в Украине.

Впрочем, рано утверждать, что проблемы у ПФТС уже закончились. В конце декабря вездесущий Виктор Ивченко (муж Веры Ульянченко, руководитель Государственного агентства инвестиций и инноваций, а в прошлом – Нацдепозитария) предложил объединить все биржи в единую. Естественно, в соответствии с передовым опытом капиталистических стран.

Ивченко счел необходимым к 2010 году создать в Украине единую фондовую площадку. В этом его бодро поддержала ГКЦБФР. ПФТС, судя по настроению Ивченко, ожидает незавидное будущее – максимум, это будет присоединение к какой-то структуре, созданной централизованно и, как это модно, под контролем государства. Судя по тому, как Ивченко выиграл в борьбе между МФС и Нацдепозитарием, задуманное ему под силу.

Незадолго до этого, в октябре 2006 года, случился еще один скандал. Верховная Рада приняла изменения к закону «О хозяйственных обществах», в которых предложила принимать существенные для акционерного общества решения не 60% голосов+1 акция, а 50%+1 акция. Поговаривали, что законопроект выписывался специально под «Укрнафту», в которой государству принадлежат лишь 50%+1 акция, а остальные контролирует группа «Приват». Возможно, и так, но законопроект вызвал бурю критики со стороны торговцев ценными бумагами, и в ноябре Президент его ветировал.

В ноябре был принят новый вариант закона о банкротстве, который депутаты окрестили «антирейдерским». Положения документа противодействовали некоторым распространенным до этого схемам захвата крупных предприятий с госдолей и злоупотреблениям арбитражных управляющих. Тем не менее, в целом нормативный акт получился неоднозначным. Многие комментаторы предположили, что в документе могут быть скрыты некоторые неприятные детали, которые «всплывут» лишь через время.

В конце ноября ГКЦБФР прибегла к общемировой практике, и сделала первый шаг к борьбе с незаконным использованием инсайдерской информации для обогащения на фондовом рынке. Во всем мире именно такие схемы считаются наиболее доходными – небольшая группа людей успевает заработать максимальное количество денег от новостей компаний. ГКЦБФР не стала «копать» глубоко, и объявила вне закона лишь досрочное разглашение отчетности компаний, а также сообщений о крупном выпуске ценных бумаг на сумму, выкупе собственных акций, листинге/делистинге, смене должностных лиц и собственников более 10% акций. Все эти и другие пункты можно найти в недавно принятом законе «О ценных бумагах и фондовом рынке».

По единогласному вердикту участников рынка, первая попытка ГКЦБФР не внесет никаких изменений в работу рынка. Еще не созданы механизмы контроля за использованием инсайда. Отсюда, пока не удастся наказать кого-то за использование секретных данных.

Пока что так и не пришел к логическому завершению скандал вокруг нарушения прав миноритариев при допэмиссии. В июне владельцы «Запорожстали» решили присоединить родственные структуры к комбинату, увеличив уставный фонд. Доля миноритариев оказалась размытой, и они потребовали выкупить у них акции по справедливой цене 6,05 грн. «Запорожсталь» предложила всего 1,87 грн. Позже «Азовсталь», принадлежащая ЗАО «Систем Кэпитал Менеджмент» (СКМ) Рината Ахметов, решила провести реорганизацию по той же схеме, что и «Запорожсталь».

Безусловно, 1,87 грн. были прогрессом по сравнению с апрелем, когда миноритариям предлагали продать свои акции по номиналу – 25 коп. Даже на организованном рынке сегодня можно продать акции комбината за 2,5-2,6 грн. Но фондовики даже такую цену сочли заниженной, а свои права - нарушенными. «Драгон Капитал» и «Ренессанс Капитал» обратились в ГКЦБФР и в суд. Поначалу, им удалось отстоять свои права. В октябре Хозяйственный суд Киева 9 октября признал недействительным решение руководства комбината. Однако 27 ноября Апелляционный суд столицы отменил это решение.

Точка в конфликте еще не поставлена, но позитив уже есть. Чтобы предотвратить повторение подобных случаев, с зимы 2007 года вступят в силу новые правила ГКЦБФР о приобретении акций предприятий. При сочинении этого документа использован опыт «Запорожстали», и миноритариям дается гарантия, что их акции выкупят. Перекрыты и другие «дыры» в законодательстве. Например, предприятиям запрещено покупать собственные акции новой эмиссии, если не раскуплены предыдущие.

В конце года появились известия о скорой частичной приватизации облэнерго. Как утверждают торговцы, тут же резко возрос спрос на акции этих предприятий. Правда это или нет, пока неясно. Но как и в прежние годы, на организованном рынке произошел бодрый рост котировок. Который в январе должен, по традиции, смениться таким же смелым откатом.

Итоги работы фондового рынка в 2006 году все же нельзя назвать плохими. По мнению начальника управления инвестиционно-банковских услуг Укрсоцбанка Эрика Наймана, «в среднем, если судить по индексу ПФТС, вложения в акции принесли 40% годовых. Это средний показатель, который получился за счет того, что отдельные группы эмитентов получили большой доход, а другие оказались в «минусах» или в небольших «плюсах». В частности, примерно 40% принесли «голубые фишки». Акции энергетики и банков выросли в цене больше, чем на 100%. В то же время, вложения в коксохимы, металлургический и химический сектора дали или убыток, или очень маленькую прибыль», - рассказал эксперт. Хотя, конечно, вр всем мире были и более впечатляющие показатели. Акции Перу выросли на 182%, России - на 65,8%.

Рынок корпоративных облигаций, по оценке Укрсоцбанка, в 2006 году дал примерно 15-16% годовых тем инвесторам, которые действовали по схеме «купить и держать». «Если действовать более агрессивно, могло быть и 20%», - добавил Найман. Для сравнения, инвестиции в корпоративные облигации в мире в 2006 году составил 9,7%, в государственные облигации - 8%.

Можно предположить, что операции с украинскими государственными облигациями в этом году были выгодными. В первой половине этого года нерезиденты интенсивно продавали свои портфели ОВГЗ отечественным банкам и выводили капиталы из страны. Наверняка, дисконты были не самые низкие. Тем не менее, Найман считает, что облигации внутреннего госзайма вряд ли могли принести больше 9% годовых. «Год был не особенно удачным», - констатировал он.

Теги:
Финансы

НОВОСТИ