27 ноября 2020 15:10

Земля. Идеальный шторм

Сделает ли Украина «квантовый скачок», решая «земельный» вопрос

Земля. Идеальный шторм

Противопоставления государственного и частного, приватизации и национализации, государства и рынка, социализма и капитализма просты и очень популярны. Эта «простота» исчерпывает свой потенциал в экономике и тем более не имеет потенциала для развития современной эффективной конституционной доктрины.

Экологическая катастрофа постепенно избавляет мир от иллюзий всемогущества рынка и абсолютной ценности меновой стоимости. А и вправду: между решениями Верховного суда США о меновой стоимости и «Повесткой дня ООН в сфере устойчивого развития до 2030 года», докладами Римского клуба об устойчивом развитии — более века.

Вместе с тем последовательно и почти безальтернативно распространяется мнение, что свободный рынок земли (с некоторыми декоративными ограничениями) — это единственный путь развития и единственное спасение для Украины. Рынок земли — это свобода и процветание, а часть 1 статьи 13 Конституции — это о социализме, об ограничении фундаментального права на собственность, о коллективизме в посттоталитарном обществе, наконец, о «сельской Украине».

С большим уважением вспоминаю Юрия Шевелева, считавшего провинциальность главным культурным врагом Украины. Тоже с уважением отношусь к вопросу Всеволода Речицкого: изменилось ли понятие провинциальности, не приобрело ли оно новые черты, не стала ли «провинциальность» идеологическим стилем власти, не угрожает ли она украинскому конституционализму? Так же, как угрожает ему отсутствие идеологии свободы, свободного рынка?

Угрожает и довольно неожиданно. Восхищаться тем, от чего уже давно отказались в условной «столице», — именно это признак провинциального стиля. А позволить себе то, что другие пока считают слишком смелым, идти не обусловленным путем — это и является свободой, а в современных условиях еще и экономической. Свобода не зависит от географии.

Выгоднее всего выращивать рапс и подсолнечник, выгодно распахивать земли, но утрачивается среда существования человека. А едва ли не трепетное отношение человека (и государства) к природе и является именно тем маркером культуры, свободы единения человека и природы, которое в условиях глобального дефицита природных, земельных ресурсов приносит еще и экономические преференции.

 Все, что касается коллективизма в посттоталитарном обществе, справедливо. Но у Украины нет возможности сотню лет воспитывать «рыночного собственника», который потом начнет заботиться о природной среде. Такой владелец — это не экономический, а культурный результат, результат весомого присутствия гражданского общества.

Одичание почему-то в первую очередь проявляется в отношении к природе. Именно в Украине можно, по молчаливому согласию государства, органов местного самоуправления, территориальных громад, самих граждан, распахивать степи, вырубать леса, застраивать берега водоемов, сеять бесконтрольно промышленные культуры, отравлять, истощать землю химикатами, запрещенными во многих «образцовых рыночных» странах.

Отличие между «все отобрать и поделить» и «все продать» в общем-то небольшое. Оба лозунга обращены к самому примитивному. Задача законодателя и правительств — найти механизмы, которые будут работать на сохранение и воспроизведение природных благ и ресурсов. Статьи 13, 14 и 16 Конституции Украины их к этому обязывают, так же, как и судебную власть, и Конституционный суд Украины.

Именно сейчас, в условиях «неограниченных внешних и внутренних угроз», совершить тот же «квантовый скачок» для Украины реально, войти в число лидеров среди государств новой экологической формации реально, а возможно, это и является единственным путем развития. Иной путь для Украины может быть очень коротким. Угроза полного истощения земель — это дело всего нескольких десятилетий. Ведь природа может нам не подарить другой шанс, альтернативы у нее нет.

Посягательство на конституционный порядок? Земля как товар и земля как среда существования человека — это два разных ценностных и конституционных мировоззрения. У Конституционного суда находятся инструменты установления приоритета того или иного. Самим конституциедателем в разделе І Основного Закона Украины выбрана концепция земли как среды существования человека. На это четко указывает конструкция части 1 статьи 13 Конституции. Даже базовая юридическая методология отмечает принципиальный характер этой нормы, а с учетом ее значения как элемента конституционного порядка толкуются все другие нормы Конституции о земле и собственности, нормы какого-либо закона, а не наоборот.

Понимание права собственности Украинского народа как элемента конституционного порядка основывается на решении Конституционного суда Украины от 14 декабря 1999 года №10-рп/99 в деле №1-6/99, которое считается образцовым в украинском конституционализме. Определено, что положения раздела I «Общие принципы» Конституции Украины закрепляют основы конституционного строя в Украине. По этим признакам составляющими конституционного порядка являются принадлежность природных ресурсов как объектов права собственности Украинскому народу, равенство всех субъектов собственности перед законом (статья 13), определение земли как основного национального богатства, находящегося под особой охраной государства (статья 14), обеспечение экологической безопасности и поддержание экологического равновесия на территории Украины, преодоление последствий Чернобыльской катастрофы, сохранение генофонда Украинского народа (статья 16).

Недостатки товара. Сторонники и оппоненты рынка земли чаще всего одинаково подчеркивают ценность украинских черноземов, составляющих около трети всех его мировых запасов. Даже если рассматривать землю исключительно как товар, ее оборот не может осуществляться с нарушением прав человека на безопасную окружающую среду, с нарушением национальной безопасности.

Сегодня в Украине наибольший уровень распаханности земель в мире. Ученые предупреждают, что без правового регулирования выведения из оборота 9 млн га пахотных земель в Украине невероятно быстрыми темпами будет продолжаться опустынивание земель. Предпосылкой этого является ужасная структура земельных угодий Украины, доставшаяся в наследство от СССР. Например, в ЕС пахотные земли охватывают только четверть его площади, а в Украине этот показатель больше в два с лишним раза — 54%. Поэтому в ЕС даже 100-процентная частная собственность на пашню не представляет значительную угрозу для состояния почв и экологического контроля в земельной политике, тем более в условиях высоких экологических стандартов и жесткого их соблюдения.

То есть, чтобы остановить опустынивание земель, в государственной собственности должны находиться не только 9 млн га земель, а по меньшей мере на 9 млн га должна уменьшиться площадь только пахотных земель. Их надо выкупить у нынешних землепользователей и законсервировать. Приобретение земель государством, в частности и путем принудительного выкупа, сейчас рассматривается как основной механизм решения проблемы.

Что касается других цифр, то они поражают. По словам главы Госгеокадастра, данные статистики, согласно которым в Украине в 2019 году оставалось около 10,4 млн га земель государственной собственности, неправдивы. Из этих 10 млн га государство уже не владеет почти 5 млн. Из них еще 2 млн га будут переданы в ОТГ. Очевидно, что миллионы гектаров земли выбыли из собственности государства незаконно.

В который раз можно напомнить, что закон защищает только собственность, приобретенную на законных основаниях. В отличие от амнистии капитала, «земельная амнистия» антиконституционна.

А как же экономика? Выравнивание структуры земельных угодий — это неотложные экстремальные меры, которые могут осуществляться даже на уровне исполнительной власти (КМУ). Концепция развития предусматривает долгосрочные политические и экономические решения, поддержанные и направленные Конституционным судом.

 Само признание особого значения права собственности на землю Украинского народа может стать воплощением «спасительной» конституционной идеологии нового времени — времени экологических коллапсов, уязвимой глобальной экономики, остальных угроз «полного мира». Сейчас идеи устойчивого развития, «синяя» экономика, «локальные альтернативы», предлагаемые мировыми интеллектуалами как спасение от угроз истощения планеты, могут быть экономической основой конституционного толкования статей 13 и 14 Основного Закона Украины.

Речь идет об оценке перспектив альтернативной экономической модели, в частности модели коллективной деятельности, с четко выбранным концептом экологической, устойчивой, «синей» экономики вместо истощающей «либертианской». Примеры современных экономических исследований, имеющих широкую эмпирическую базу и предлагающих реальные механизмы решения проблем истощения природных ресурсов, есть, и их нельзя «безальтернативно» игнорировать на государственном уровне. Например, Элинор Остром, Нобелевскую премию по экономике которой называют «признанием неэффективности свободного рынка», акцентирует свое внимание именно на коллективном использовании и управлении природными ресурсами, на стратегических возможностях децентрализации и самоорганизации вместо внешнего управления. Одним из многочисленных примеров трансформации «агрессивного частного интереса», который сначала всячески поддерживался судами, в систему справедливого распределения водных ресурсов, инициированного и зафиксированного самими потребителями и, опять же, поддержанного в судебных решениях, является история «гонки за выкачиванием воды» в Западном бассейне США. Проанализированная исследовательницей история «гонки за выкачиванием», начавшаяся в 1920-х и продолжавшаяся десятки лет, учит нас важности своевременно принятого правового решения, так называемого конституционного выбора штатов. Это курс на коммунальное предпринимательство, который был выбран штатами и производителями, и его закрепление сначала решениями судов, а потом на уровне законодательства. В этой истории наибольшие временные и финансовые затраты ее участников, частных и публичных лиц, связывали именно с достижением согласия и его правовым оформлением судебной властью.

Самый важный практический вывод в исследовании Э.Остром следующий: наибольший экономический эффект в перспективе наблюдается там, где люди непосредственно вовлечены в процесс использования общего природного ресурса на местах на принципах сотрудничества. Как это ни удивительно, привлечение донорского финансирования и управление внешними, в частности и государственными, агентствами дает противоположный эффект. (Невольно строится ассоциативный ряд, что о Макондо после банановой лихорадки — это тоже Нобелевская премия, так же, как и «Гроздья гнева».)

Основное мнение здесь должно звучать следующим образом: у Украины нет возможности, институциональных и правовых оснований проходить путь США от торжествующего «агрессивного либертианства» к коллективному солидаризму. Вместо этого есть возможность молниеносно зафиксировать систему сохранения природных ресурсов и получить огромные временные преимущества системы «синей» экономики. Конституционный суд Украины уже сейчас может сформулировать доктрину справедливого распределения природных ресурсов, подтвердив особый статус Украинского народа как коллективного субъекта в системе права собственности на землю и природные ресурсы и содержание защиты этого права. Самое важное, что статьи 13 и 14 Конституции определяют элементы конституционного строя, позволяющие развивать устойчивое общество и экономику и жить в ХХІ, а не в ХІХ веке, без прохождения всех «кругов ада» временного торжества экстенсивного рынка. Основой конституционного толкования права собственности на землю является все же связь исключительности Украинского народа как субъекта права собственности на землю и природные ресурсы и национального и государственного суверенитета, заложенного в статье 13 Конституции. Государственный суверенитет, земельный суверенитет, продовольственный суверенитет — это все понятия одного смысла, читаемые не через запятую. Так имеют право считать те, кто присягал соблюдать Конституцию Украины и осознает свою ответственность перед предыдущими, нынешним и грядущими поколениями.

Автор
Зеркало Недели
Источник

НОВОСТИ