14 февраля 2020 10:39

Вышка в Крыжополе или безопасность страны?

Единственного государственного оператора телерадиовещания, радиорелейной и спутниковой связи не оказалось в списке предприятий, которые нельзя приватизировать.

Вышка в Крыжополе или безопасность страны?

Контекст

Концерн радиовещания, радиосвязи и телевидения (КРРТ) — государственный концерн, входящий в сферу управления Государственной службы специальной связи и защиты информации. В его структуре 25 филиалов и предприятия, которые могут обеспечивать распространение Концерном теле- и радиовещания с охватом более 95% территории Украины. КРРТ владеет более чем полутысячей антенно-мачтовых сооружений (от 70 до 380 метров), 12 тыс. км радиорелейных линий, 417 радиотелевизионными передающими станциями, 1173 телевизионными и 341 радиовещательным передатчиком, а также центром спутниковой связи. До окончательного перехода телевидения «в цифру», Концерн обеспечивал покрытие страны аналоговым телевещанием. В ноябре прошлого года КРРТ отчитался об окончании первого этапа проекта развития государственной сети цифрового телевидения на линии разграничения в Донецкой и Луганской областях и на границе с АР Крым.

Согласно уставу, КРРТ занимается техническим обслуживанием и эксплуатация сетей эфирного теле- и радиовещания, предоставлением в пользование каналов электросвязи, трансляцией и ретрансляцией программ телерадиовещания и пр.

Обеспечение информационной безопасности Украины прописано в статуте КРРТ как одна из главных целей его деятельности.

«Существующая сегодня в Украине государственная система распространения телевизионных и радиопрограмм, которую обслуживает Концерн РРТ, является для большинства населения Украины основным источником получения информации», — до сих пор говорится на сайте Концерна (хотя после отключения аналогового телевидения система перестала быть таким источником — Ред.).

Документ от Кабмина

3 февраля на сайте Верховной Рады Украины появился законопроект «О перечне объектов права государственной собственности, не подлежащих приватизации». Документ разработали в Министерстве развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины.

Новый законопроект был разработан в связи с тем, что одноименный старый документ, принятый ещё в 1999 году (последняя редакция — 2 октября 2018), с 20 ноября прошлого года утратил силу.

«С целью оптимизации и уменьшения нагрузки на государственный сектор экономики, а также усиления контроля государства за сохранением и использованием имущества акционерных обществ, казенных и государственных предприятий, учреждений и организаций, не подлежащих приватизации необходимо обновление перечня объектов государственной собственности, не подлежащих приватизации», — говорится в пояснительной записке к новому законопроекту. В ней же объясняется принцип формирования перечня предприятий, не подлежащих приватизации.

Как утверждается, объекты включались в списки в соответствии с критериями о запрете приватизации, установленными статьей 4 ЗУ О приватизации государственного и коммунального имущества, и «с учетом предложений субъектов управления объектами государственной собственности». Предложения управителей предоставлялись в рамках группировки государственных предприятий по перечням «согласно стратегическому видению обращения с ними».

«То есть, в перечень включались те объекты, которые в силу этого документа планово предполагалось оставить в государственной собственности», — объясняется в записке.

Отметим, что статья 4 закона о приватизации государственного и коммунального имущества прямо запрещает приватизацию имущества Госспецсвязи, необходимого для выполнения её задач.

Контекст: как формировался список неприкасаемых предприятий

Первый вариант законопроекта с новым перечнем не подлежащих приватизации предприятий попал на рассмотрение Кабмина 27 декабря прошлого года. Тогда в правительстве отправили документ на доработку. 8 января законопроект был рассмотрен на совещании у разработчика и доработан, а уже на следующий день — направлен на согласование заинтересованным органам с предложением согласовать его в двухдневный срок и на правовую экспертизу в Минюст. 11 января проект уже рассмотрен на заседании правительственного комитета по вопросам формирования государственной политики, по результатам которого было рекомендовано доработать документ с учетом замечаний НКРСИ, Минфина, Минэнерго и Минюста. 15 января законопроект вновь попал на рассмотрение в Кабмин, который его одобрил и поручил Минэкономики вместе с Минкультуры, Минфином, Мининфраструктуры, Минекоенерго, Минюстом и при участии президентского офиса доработать его с учетом результатов обсуждения. 21 января на совещании у госсекретаря Кабмина Владимира Бондаренко был сформирован окончательный текст законопроекта.

Согласно пояснительной записке, свою позицию по законопропроекту высказали несколько ведомств и госконцернов.

Госспецсвязи в этом перечне нет.

Сюрприз

Для Государственной службы специальной связи и защиты информации (в сфере управления которой, напомним, находится КРРТ — Ред.) отсутствие Концерна в перечне запрещенных к приватизации предприятий стало неприятным сюрпризом, рассказал глава ведомства Валентин Петров.

«Этот законопроект с нами не согласовывали. Он почему-то прошел мимо нас. Ми будем просить, чтобы Концерн РРТ внесли в этот перечень», — говорит Петров. «Это стратегический объект, он не подлежит приватизации. Но, чтобы подстраховаться, нужно „загнать“ его в закон».

Глава ГСССЗИ говорит: Госспецсвязи помогла Нацкомиссии, осуществляющей госрегулирование в сфере связи и информатизации, включить в перечень запрещенных к приватизации предприятий ГП «УГЦР», но собственный актив уберечь не смогла.

Контекст

ГП «Украинский государственный центр радичастот» (УГЦР) — госпредприятие, которое занимается ведением реестра присвоений радиочастот, проводит радиочастотный мониторинг использования радиочастотного ресурса Украины, выдает разрешения на эксплуатацию РЭС и пр. В ноябре 2019 Минэкономразвития направило в НКРСИ письмо касательно превращения госпредприятий в акционерные общества. в частности — подконтрольного Нацкомиссии УГЦР. Против такой инициативы выступили в НКРСИ и в УГЦР, так как ГП выполняет функции государственного надзора. Заявления о недопустимости «трансформаци» УГЦР звучали и от руководства ГСССЗИ.

Уникальный концерн и информбезопасность

На отсутствие Концерна РРТ в перечне стратегических предприятий первым обратил внимание замглавы Комитета ВРУ по вопросам цифровой трансформации Александр Федиенко:

«В перечне запрещенных к приватизации объектов нет стратегического предприятия КРРТ — Концерна радиовещания, радиосвязи и телевидения. На сегодня эта уникальная система технических устройств и высотных вышек, с помощью которых происходит распространение в том числе и телеканалов на территории нашей страны, может быть приватизирована», — отметил нардеп.

Разбазариванием стратегических активов назвал сложившуюся ситуацию медиаэксперт Александр Глущенко.

«Особенность Украины как государства — разбазаривание стратегических активов. Во время гибридной информационной войны, мы не только умудряемся оставить соотечественников за пределами Украины и покрытия спутниками связи без украинского телевидения, мы еще и внутри страны пытаемся проиграть по всем фронтам», — говорит эксперт. «У нас уже есть оператор цифрового эфирного ТВ, созданный неизвестными „уважаемыми“ людьми, для полноты картинки нужно еще и инфраструктуру отдать в частные неизвестные руки без обязательств и отчетности. Там, где в других странах государство справляется самостоятельно с поставленной задачей распространения ТВ/радио и прочих сопутствующих услуг и сервисов связи в интересах государства, Украина, во время агрессии со стороны России, оккупации и аннексии территорий, по-барски забывает о стратегических объектах. Левая рука не ведает, что творит правая. Не вписывается ситуация с Концерном РРТ в защиту информационного пространства, от слова совсем».

Не поняли кабминовской инициативы и члены Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания.

«Я считаю, что Концерн РРТ должен быть в списке предприятий, не подлежащих приватизации, так как это главный оператор телекоммуникаций в государственной собственности, который является ключевым элементом национальной безопасности в информационной сфере», — говорит член Нацсовета по вопросам ТВ и радиовещания Сергей Костинский.

В комментарии Костинский отмечает, что Нацсовет при развитии вещания на границе и на линии разграничения в Донецкой, Луганской, Херсонской областях на оккупированные территории в первую очередь полагается на КРРТ. Член Нацсовета подчеркивает: прямая обязанность Концерна — обеспечивать информационную защиту государства, создавать для этого все необходимые условия.

«Нацсовет инициировал создание государственной сети цифрового телевидения. Реализовать такой проект невозможно на базе какого-то частного провайдера — он возможен только за счет государственного оператора, поскольку главная цель такой сети — охват [цифровым сигналом] не менее 95% территории Украины, а не населения, как, например, ставит задачу частный провайдер (компания „Зеонбуд“). Государственный оператор важен, поскольку он обеспечивает вещание даже на коммерчески непривлекательных территориях», — объясняет Костинский.

Контекст: уважаемые люди

Согласно последним данным, 21 ноября 2019 у оператора цифрового сигнала Зеонбуда изменились бенефициары — вместо иностранных граждан ими стали украинцы Александр Ильющенко, Владимир Прокопенко, Михаил Моисеев, Александр Шилов и Ирина Алябьева. Кроме Моисеева, который владеет 1% акций Зеонбуда напрямую, остальные официальные бенефициары имеют по 24,75% компании через 4 кипрских компании. Как пишет издание Телекритика, Зеонбуд связывали с Ринатом Ахметовым, Валерием Хорошковским и Александром Януковичем, серым кардиналом провайдера называли экс-регионала, экс-нардепа «Оппоблока» Юрия Мороко, и предполагалось, что одним из акционеров мог стать экс-президент Украины Петр Порошенко.

Заместитель главы Национального совета Уляна Фещук также против исключения Концерна РРТ из списка стратегических предприятий.

«Я однозначно против возможности приватизации Концерна. Нацсовету на согласование законопроект не направлялся, собственно, процедурой это и не предусмотрено. Мы исключительно регулятор и деятельность Концерна не входит в сферу полномочий НС. Мы, скорее, стратегические Партнёры», — объясняет Фещук. «Нам известна критическая финансовая ситуация на КРРТ, которая, на мой взгляд и в первую очередь, связана с отключением аналогового телевидения».

Костинский добавляет: в КРРТ должна пройти реорганизация, но отдавать его в частные руки — нельзя.

«КРРТ требует реформирования. Топ-менеджеры должны разработать план вывода концерна из кризисной ситуации. Возможно, стоит привлечь кризисных менеджеров… Но, я абсолютно уверен, что государственное предприятие может быть прибыльным, тем более, когда речь идет о национальных интересах».

Член Нацсовета также сообщил, что на данный момент Концерн РРТ уже получил все 11 передатчиков и определяет дедлайны установки их на линии разграничения:

«Я надеюсь, что установка пройдет до конца февраля. Таким образом мы сможем охватить цифровым сигналом всю линию разграничения и часть оккупированных территорий».

Что может быть интересно бизнесу в КРРТ

Земля и металлолом.

В том, что Концерн РРТ утратил своё стратегическое значение для страны, уверен медиаэксперт Андрей Соломаха. По его словам, функции вещания и оповещения населения, которые выполнял КРРТ, сегодня уже не имеют спроса, а с отключением аналогового телевидения в Украине концерн потерял около 60% доходов.

Если актив всё же уйдет на приватизацию, то КРРТ полностью в том виде, в котором он сейчас функционирует, уверен Соломаха, не интересен бизнесу.

«Интерес представляют, в первую очередь, земельные участки, которые использует КРРТ для размещения своих вышек и мощностей. Часто это довольно большие куски земли практически в центре городов, идеально подходящие под потребности бизнеса (запитаны под первую категорию электроснабжения)», — объясняет эксперт. «Интерес для бизнеса телекоммуникационного представляют лишь отдельные сегменты Концерна. Например, филиал в Одессе — довольно прибыльный, тогда как покупать вышку в условном Крыжополе, где дохода от нее не хватает на покрытие трат на заработную плату, никто не будет».

Если всё же кто-то решит приватизировать КРРТ целиком, прогнозирует Соломаха, то, скорее всего, ради того, чтобы заработать на металлоломе. Доход государства от такой приватизации будет соответствующий.

Если ГСССЗИ всё-таки удастся отстоять КРРТ, говорит эксперт, менеджменту придется сильно постараться, чтобы вытянуть Концерн из финансовой ямы.

«Учитывая плачевное состояние КРРТ, менеджменту стоит задуматься над поиском альтернативных источников дохода концерна. Как вариант — начать развивать альтернативную энергетику».

Будут исправлять

Разработчики законопроекта, Министерство развития экономики, торговли и сельского хозяйства, в ответ на запрос журналиста объясняют: Концерн радиовещания, радиосвязи и телевидения не входит в перечень предприятий, запрещенных к приватизации, поскольку концерн РРТ уже принадлежит в перечень объектов государственной собственности, имеющих стратегическое значение для экономики и безопасности государства.

Тем не мене, в Госспецсвязи решили перестраховаться.

«Забыли о нас, так бывает. Будем исправлять», — резюмирует ситуацию глава ГСССЗИ.

Валентин Петров намерен инициировать внесения КРРТ в список «запрещенных». Пока рассматривается несколько вариантов. Самый простой, говорит Петров, — попросить кого-то из депутатов внести Концерн в перечень с голоса.

Автор
Новое Время Страны

НОВОСТИ