16 марта 2020 11:30

Рубль дает России преимущества в ценовой войне

Если нефтяное противостояние между Владимиром Путиным и Мухаммедом бин Салманом станет испытанием на финансовую прочность, рубль поможет России дойти до финишной черты

Рубль дает России преимущества в ценовой войне

Саудовская Аравия может сколько угодно хвастаться самыми низкими затратами на добычу и большими резервами, но ей нечего противопоставить российскому амортизатору, каким является ее плавающая валюта. Символ стабильности риял, который более 30 лет привязан к доллару, в условиях обвала нефтяных цен в большей степени похож на смирительную рубашку.

«Гибкий обменный курс в периоды колебаний нефтяных цен ставит Россию в более выгодное положение по сравнению с другими сырьевыми экспортерами, — сказала заместитель главного экономиста Института международных финансов (Institute of International Finance) Элина Рыбакова. — У Саудовской Аравии руки связаны».

Развал соглашения о добыче между ОПЕК и Россией на прошлой неделе встряхнул нефтяной рынок и привлек внимание к финансам сырьевых производителей. Саудовская Аравия пошла на эскалацию ценовой войны, решив наводнить рынок нефтью и воспользоваться своей возможностью сбивать цены и захватывать долю рынка за счет наращивания добычи. Но ведущие российские производители в ответ разработали собственный план по увеличению добычи.

Теперь вопрос в том, как долго Саудовская Аравия и Россия смогут выдержать резкое падение нефтяных цен, особенно в условиях эпидемии коронавируса, из-за которой снижается спрос. Громче часы будут тикать в саудовском королевстве. Каждый день падения рублевого курса дает Москве больше времени.

Согласно заявлению Министерства финансов, понижение курса российской валюты по отношению к доллару на один рубль (речь идет о курсе, используемом для расчета бюджета) дает России дополнительный доход в размере 70 миллиардов рублей (969 миллионов долларов). То же самое можно сказать и о российских нефтедобывающих компаниях, которые несут расходы в основном в местной валюте, а выручку получают в долларах.

Что говорят экономисты…

«Низкие нефтяные цены в российском бюджете пробьют меньшую брешь, чем в саудовском. А резервов для ее заполнения вполне достаточно. Однако подушка безопасности не безгранична, и ценовой шок будет болезненным», — отметил Скотт Джонсон (Scott Johnson).

С тех пор как Эр-Рияд решительно снизил цену продажи и увеличил добычу в ответ на отказ Путина ограничить производство, обменный курс в России понизился примерно на 5%, что означает падение почти на четыре рубля.

Ослабление валюты имеет эффект бумеранга, поскольку оно увеличивает инфляцию и понижает покупательную способность потребителей. Однако саудовская политика привязки рияла к доллару загоняет ее в угол, причем в весьма неприятный момент, когда королевство изучает разные варианты преодоления нефтяного шока.

Российские нефтедобытчики готовы выдержать наплыв саудовской нефти

Защищая привязку к доллару, Саудовская Аравия ставит под угрозу свои валютные резервы, поскольку ей нужно долларовое покрытие на каждый находящийся в обращении риял и на каждый депозитный счет. Когда в конце 2019 года ей понадобилась корректировка из-за узкой денежной массы, у нее было всего 343 миллиарда долларов на счетах в центробанке и в виде активов, инвестированных за рубежом через фонды национального благосостояния. Об этом рассказал Зиад Дауд (Ziad Daoud) из «Блумберг Экономикс» (Bloomberg Economics).

Если Саудовская Аравия после нефтяного краха шестилетней давности залезла в свои резервы и обратилась за кредитами, то Россия с 2017 года отдавала предпочтение мерам бережливости, откладывая про запас непредвиденные прибыли. Сейчас она может начать тратить эти средства. Министерство финансов заявляет, что справится с ситуацией даже в том случае, если нефть все следующее десятилетие будет стоить 25 долларов за баррель.

Экономисты в этом не столь уверены и предупреждают, что Россия может потратить почти весь свой резервный фонд за три года. Если нефтяные цены стабилизируются на более низком уровне, правительство встанет перед непростым выбором: либо сокращать расходы, либо поднимать налоги.

Наведя порядок в бюджете и налоговой системе, Россия обрела дополнительный запас прочности. Она меньше зависит от энергоресурсов, чем бюджет Саудовской Аравии. Такая разница в положении в перспективе может склонить чашу весов в пользу России, если две страны не преодолеют свои разногласия в вопросах регулирования нефтяных цен.

Как отмечает «Блумберг Экономикс», королевству по карману и более существенный дефицит бюджета. Оно скорее согласится на финансовые потрясения в надежде успокоить их, чем на замедление роста. Согласно прогнозам, если нефть будет стоить 40 долларов, бюджетный дефицит в этом году может вырасти до 86 миллиардов долларов, что составит 11,1% ВВП.

Привязка к американской валюте также означает, что текущий платежный баланс у Саудовской Аравии будет намного хуже, чем у России, поскольку более слабая валюта позволит Москве адаптироваться за счет повышения цен на импорт. В такой ситуации королевство снова встанет перед выбором: либо существенно ужесточать налогово-бюджетную политику, либо покрывать дефицит за счет заимствований или резервов.

Если дефицит бюджета составит 86 миллиардов долларов в год, Саудовской Аравии хватит чистых иностранных активов для покрытия этого дефицита всего на четыре года, считает «Блумберг Экономикс».

После очередного нефтяного краха долговое бремя Саудовской Аравии превысило российское

Однако нефтяная конфронтация это не просто упражнение в бюджетной математике, которым занимаются Саудовская Аравия и Россия. Еще до последней встряски на рынке они столкнулись с перспективой замедления экономического роста на фоне разочаровывающих результатов последних лет.

Увеличение нефтедобычи поможет смягчить удар по их экономикам, однако ущерб доверию и инвестициям может создать проблемы в предстоящие годы. А еще это способно помешать путинским планам по созданию финансовых стимулов после нескольких лет строгой экономии, так как если нефть не подорожает, расходовать средства по этим планам будет невозможно.

Нефтяной кризис наверняка усилит обеспокоенность в экономике Саудовской Аравии и России, но бюджетные ограничения могут сузить Эр-Рияду пространство для маневра.

«Саудовская Аравия агрессивно пытается завоевывать долю рынка, но она не сможет долго вести эту войну, — сказал руководитель макроэкономических исследований из „Саксо Банка" Кристофер Дембик (Christopher Dembik). — Если оценивать бюджетную ситуацию, то в конечном итоге Россия явно в лучшем положении».