14 июля 2006 21:06

В Киевсовете сидят семь десятков Черновецких

Вчера смотрел заседание Киевсовета. Получил море удовольствия. Даже больше, чем в свое время от трансляции заседания Киевсовета времен экс-мэра Александра Омельенко.

Я признаю талант Леонида Черновецкого. Он «сделал свое кино». Если Омельченко гипнотизировал депутатов взглядом и подавлял даже намек на инакомыслие, то новый мэр забавлялся. Он смотрел на народных избранников как на малых детей. Недалеких, порой крикливых, иногда агрессивных, но в целом безвредных.

За несколько часов Черновецкий вполсилы протолкнул все решения, которые были необходимы. Например, создал собственное КРУ и отказал в землеотводе компании, которая хотела возвести здание на перекрестке улиц Богдана Хмельницкого и Пушкинской. С такой же легкостью он отмахнулся от всех проблемных вопросов и юридических доводов самого крикливого из оппонентов – Владимира Присяжнюка.

Со словами «Мы хозяева города, и отвечаем перед людьми» Черновецкий тянул руку вверх и не без удовольствия наблюдал, как почти все депутаты боязливо поднимали свои. Присяжнюк в этот момент держался, но вел себя как-то неадекватно: сидя в полуразвороте, он нервно улыбался и исподлобья наблюдал, как депутаты трусливо спешили отдать свои голоса мэру.

Особое умиление вызвали несколько человек. Один депутат мужского пола, который заискивающе подыгрывал Черновецкому словами в духе «раз решение приняли, то чего уж там уточнять – не надо». Еще один депутат женского пола, замруководителя одной из районных администраций. Она произнесла текст, общее содержание которого сводилось к безоговорочной поддержке благих и человеколюбивых начинаний городского головы. Мэр улыбался как ребенок. Его умиляли ручные депутаты.

Порадовал Виталий Кличко. Лидер фракции, носящей его же имя, очень напрягался лицом и телом. У меня сложилось ощущение, что он вообще не понимал, что же происходит. Кличко с сосредоточенным видом долго наблюдал, как Черновецкий филигранно проталкивает свои инициативы и отбивает атаки его коллеги Владимира Бондаренко. В конце концов, лидер фракции взял мобильный телефон и навсегда покинул зрительный зал.

Подсчет голосов в Киевсовете – отдельная песня. Огромного роста и плотной комплекции мужчина в полосатом костюме бегал между рядками и на глаз считал, кто высказывался «за» и «против». Арифметика была удивительной и, возможно, не всегда безупречной. Во время голосования по одному из вопросов Присяжнюк вскочил и поднял шум насчет того, что счетная комиссия накинула больше десятка голосов в поддержку инициативы Черновецкого. Однако его как будто не слышали. В конце концов, даже сам депутат понял бесполезность протестов. Сел и скис.

Удивительно легко мэр создал прецедент отбора земельного участка. Депутаты даже не захотели вникать в доводы, благодаря которым Черновецкий предлагал отказать в землеотводе одной из строительных компаний. Они послушно подняли руки после очень короткой речи мэра в духе «знаем мы, как честно он выделялся». Документы и заключения суда, которые показал Присяжнюк, никого не тронули. В итоге, минут за десять была запущена схема, по которой в будущем любой участок можно будет вернуть в собственность города, аргументируя это несправедливым выделением старой властью. Под конец вроде бы решили, что следующие отказы будут предварительно согласовываться с депутатами.

Сессия Киевсовета закончилась радостно. Семь десятков сторонников Черновецкого из разных партий с чувством выполненного долга повскакивали с мест и направились в отпуск. Сам Леонид Михайлович с глазами уставшего отца пошел управлять городом. Чувствовалось, что с Киевсоветом ему повезло. За время правления Омельченко сменились три состава Киевсовета, и все они были лояльны мэру. Сан Саныч знал, что демократия хороша на выборах, а для работы нужен "свой" Киевсовет.

Вряд ли кто-то ожидал, что Черновецкому удастся перенять опыт своего предшественника. Тем не менее, ему удалось приручить своих депутатов буквально со старта. Вива, Черновецкий!

НОВОСТИ