24 января 2007 14:19

В каждом вагоне, что едет по земле, работает одна проводница*

Я не люблю железную дорогу, но систематически пользуюсь ее услугами. По крайней мере, раз в полгода приходится ездить в родительский Тернополь. А как еще добираться? Автобусом утомительно, а на местном аэродроме, говорят, летом пасутся коровы.

Больше всего мне не нравится в поездах два момента: начало путешествия и его конец. В эти минуты в вагоне особенно трудно дышать, в частности из-за запаха снеди, которую рабочий класс традиционно предпочитает потребить почему-то именно в поезде.

Но главная пытка начинается утром. Громыхая ключами, стаканами и необъятной собой, проводница методично стучит в дверь каждого купе, десяток раз озвучивая жестокую фразу: «Пассажиры! Сдавайте белье!»

Раньше я, полуголый, вместе со всеми законопослушными гражданами страны, как ошпаренный, вспрыгивал с полки, собирал в кучу успевшие высохнуть за ночь простыни и бежал через весь вагон в купе проводника, чтобы отчитаться в сохранности имущества государственного монополиста.

Однако с недавних пор, кажется, с декабря 2004-го, я «встал с колен». «А что будет, если я, например, возьму и проигнорирую гром небесный в виде злой тетки в форме?» -- подумал как-то я и решил белье не сдавать. Теперь, я, дипломированный педагог, ставший журналистом, «подрабатываю» по специальности -- перевоспитываю работников железной дороги.

Следует отметить, что мое поведение проводникам очень не нравится. Они всегда пытаются поднять на меня голос, но я невозмутим, я же педагог, на их месте могли бы быть дети. Пробежав третий раз по вагону, в котором к тому времени из-за активности граждан, выполняющих указание вагонного начальства, пыль уже стоит коромыслом, и, увидев меня, как ни в чем не бывало, валяющегося в койке, проводник, останавливается у моих ног и на миг теряет дар речи.

Найдя свой дар, женщина, после неудачной попытки зафиксировать свои руки на безвозвратно утраченной талии, издает дикий возглас: «А это еще что такое? Я кому сказала -- сдавать белье?»

«Я не буду сдавать белье», -- тихо отвечаю я. И, не давая женщине опомниться, быстро продолжаю: «Правила перевозки пассажиров, утвержденные Кабмином, не обязывают граждан относить белье, это ваша работа. Пожалуйста, наденьте свою форму и бейдж, чтобы я мог зафиксировать правонарушение».

Бедная проводница в этот момент напоминает рыбу, выброшенную волной на берег: большие глаза, открытый рот и столь долгожданное молчание. Затем следует текст: «Ну что вы, я же что, я ничего, я вообще сейчас не дежурная». «Обломали тетку», -- тихо констатирует парень, украшенный дюжиной сережек. Так примерно двум десяткам стоящих рядом людей вдруг открывается Истина -- оказывается, они тоже могут не носить белье.

Впрочем, в такую минуту, вместо чувства глубокого удовлетворения, меня мучают смутные сомнения: а что, если я не прав, и государство с рожденья, кроме службы в армии, возложило на меня еще одну почетную обязанность -- постельную? Решаю, приехав на работу, заняться этим (журналист я, или нет?).

Первым делом захожу на сайт «Укрзализныци» и нахожу «Правила перевозки пассажиров, багажа, грузов и почты». Меня таки посещает чувство удовлетворения -- норма о сдаче белья отсутствует. Для пущей уверенности ввожу слово «білизна» в поиск.

Продуктивная ссылка только одна. Документ под названием «Инструкция проводнику пассажирского вагона», кроме прочего, вменяет ему в обязанность следующее. «В вагонах со спальными местами обеспечивать пассажиров за отдельную плату комплектом постельных вещей, который состоит из матраса с чехлом, подушки, одеяла летнего (покрывала) или одеяла зимнего и отдельно в полиэтиленовом пакете комплекта постельного белья. После получения платы проводник должен выдать пассажиру фискальный чек или квитанцию формы ЛУ-99». Кроме того, проводник обязан «вести учет постельного белья». И ни слова об утреннем насиловании граждан.

Но мне этого мало. Отыскав на сайте раздел «Вопросы-ответы», я, ни на что особо не надеясь, оставляю в предложенной форме мучающий меня вопрос. (Как правило, такие тексты гибнут в сетевом омуте раз и навсегда.)

Однако утром следующего дня выражение моего лица, наверное, было немного похожим на обличие отчитанных мною проводниц: модератор «Укрзализныци» снизошел до ответа (см. фото)! На вопрос, должны ли пассажиры относить белье, некий добрый волшебник под ником (!) Vert, без капли официоза, по-свойски сообщил: «Нет. Пассажиры почему-то сами носят, даже когда их об этом не просят».

Вот и все, конец истории. По крайней мере -- для меня, потому что дилемму «носить или не носить», я, признаюсь, решал, в первую очередь, для себя. И если вдруг, проснувшись ранним утром где-нибудь под Жмеринкой, вам захочется пробежаться трусцой по вагону, держа под мышкой белые простыни, -- пожалуйста. Я не против.

* - заголовок Бориса Гребенщикова

Автор
Экономика

НОВОСТИ