15 октября 2019 08:34

Разговор Трампа с Зеленским: измена или победа

Кого реально должен был бы разозлить июльский телефонный разговор?

Разговор Трампа с Зеленским: измена или победа

Для таких, как я, представителей украинского электората, которые не голосовали ни за Владимира Зеленского на президентских выборах, ни за партию «Слуга народа» — на парламентских, было важно дождаться, когда же начнется эта благословенная измена-зрадонька. Мы не верили этому бывшему комику, который, по нашему убеждению, до сих пор не отошел от постсоветского дискурса, в своем творчестве ориентировался на Россию не меньше, чем на Украину, а последнюю неоднократно оскорблял в своих сценических репризах. «Как такой непатриотичный человек вообще может исполнять обязанности президента Украины?» — этот вопрос уже несколько месяцев волнует наши чувствительные души.

Зафиксировано «измену»

И вот дождались реальной, зафиксированной на бумаге, измены. 25 сентября была обнародована стенограмма телефонного разговора украинского президента Зеленского с его американским коллегой Дональдом Трампом. Об измене там говорит чуть ли не каждое произнесенное украинским собеседником слово. Повсюду, в каждом его пассаже, несокрушимый украинский патриот увидит позор, унижение, пресмыкательство.

Убедитесь сами. Вот Зеленский обхаживает Трампа и в то же время обливает грязью европейских лидеров: «Да, вы абсолютно правы. Не только 100%, но на самом деле 1000%. И я могу сказать вам следующее: я разговаривал с Ангелой Меркель и встречался с ней. Я также встретился и поговорил с Макроном, и я сказал им, что они недостаточно делают в вопросе санкций, могли бы больше».

А потом Зеленский ручается, что полностью преданный ему генпрокурор доведет до завершения расследование, которое требуется главе Белого дома: «Я хотел бы вам сказать о прокуроре. Прежде всего, я понимаю, и я хорошо знаком с этой ситуацией. Поскольку мы получили абсолютное большинство в нашем парламенте, то следующий генеральный прокурор будет стопроцентно моим человеком, моей кандидатурой, которую одобрит парламент, и он начнет работать в сентябре. Он или она разберется с ситуацией — в частности, в отношении компании, которую вы упомянули в этом деле».

Даже неловко становится от того, как наш президент прилагает максимум усилий, чтобы понравиться своему визави: «На самом деле, когда я в прошлый раз приезжал в Соединенные Штаты, я останавливался в Нью-Йорке возле Центрального парка в башне Трампа».

Интуиция неофита

Вот и у меня первое впечатление от прочтения стенограммы разговора было крайне негативным. Ну, как же так, мы же — гордая, свободолюбивая нация. А тут на тебе — прямо сцена из чеховского «Толстого и тонкого». Однако впоследствии я умерил свои эмоции и подключил к размышлениям простую интуицию.

Допустим: Владимир Зеленский как политик — полный неофит (новичок в своем деле), а как президент — неопытный, об этом и говорить излишне. А тут ему пришлось разговаривать с de facto самым влиятельным человеком в мире. Если учесть это смягчающее обстоятельство, то, согласитесь, разговор, выглядел не так уж и плохо.

Лесть как ключ

Идем дальше. Предположим: а может, это была не искренняя лесть, а такая себе игра далеко не самого худшего на постсоветских просторах актера. Зачем надо было вести такую игру? Что это давало Зеленскому и Украине?


Отыскивая ответы на эти вопросы, я наткнулся на комментарии двух финских ученых, которые касались именно этой темы. «Зеленский хотел построить хорошие отношения с Дональдом Трампом и поэтому использовал лесть чуть больше, чем нужно. Теперь Зеленского критикуют за это на Украине. Думаю, он усвоил свой урок», — констатировал руководитель отдела исследовательских программ Института внешней политики Финляндии Аркадий Мошес. Эту мысль поддерживает и развивает его коллега Мика Аалтола: «Трамп хочет услышать лесть в свой адрес, прежде чем оказать поддержку другим. Трампу важно, чтобы к нему относились с уважением — и только потом следует черед личных услуг. Это напоминает отношения с главарем мафии».
«Ты у меня просишь больше „Джавелинов", но просишь без почета», — мог бы сказать Трамп, подражая Вито Карлеоне. Но он так не сказал, потому что Зеленский, несмотря на свою «зеленость» в политике (простите за тавтологию), сумел чисто интуитивно почувствовать эту склонность своего собеседника, за что и был вознагражден положительным отношением.

Развеять обеспокоенность

Теперь посмотрим на эту ситуацию с иного ракурса. Чего мы все, украинские патриоты, прежде так боялись от представителя «Квартала 95» на президентском посту? Переживали, что он, как только получит высшие государственные полномочия, поползет на брюхе к Путину сдавать украинские национальные интересы.

А что нам демонстрирует телефонный разговор? То, что Зеленский, если и готов перед кем-то стелиться, то скорее перед американским президентом. То есть не России прислуживаться, а ее главному (по убеждению самих россиян) врагу — Соединенным Штатам Америки. Лично меня это вполне устраивает, успокаивает и вдохновляет оптимизмом.

Украина в американской прессе

Хотел бы обратить внимание еще на один аспект, который был вызван последствиями обнародования разговора Трамп-Зеленский. С одной стороны, он как бы и поставил Украину в неловкое положение между Трампом и демократическим большинством в Палате представителей Конгресса США. Ссориться ни с одной, ни с другой стороной конфликта нам категорически нельзя. Надо будет как-то виртуозно выбираться из этой сложной ситуации.

Но Америка одновременно обеспечила нам и положительный результат этого дела. Суть его заключается в огласке средствами массовой информации. Газеты, телеканалы наперебой говорят об импичменте Трампа, о его попытке получить незаконным методом компромат на своего вероятного конкурента на президентских выборах 2020-го года Джо Байдена. Однако, американские масс-медиа не забывают вводить своих читателей-зрителей в контекст. В контекст того, что Трамп, как подозревают, умышленно задержал военную помощь Украине, чтобы было чем шантажировать Киев. А военная помощь позарез нужна была украинцам для защиты родины от российского вторжения. Россия предпринимает агрессивные действия против Украины еще с весны 2014-го года.

Вот, например, издание The National Interest в статье «Украина оказалась между американским скандалом и российским давлением» (Ukraine Is Now Trapped Between an American Scandal and a Russian Hard Place) пишет: «Для украинских политиков военная помощь США означала не только повышение их способности сражаться с поддерживаемыми Россией сепаратистами в районе боевых действий, но и была способом развития и укрепления отношений с Вашингтоном, которые, как надеялся Киев, будут долгосрочными.

Однако, никакие поставки оружия из США невозможно сравнить с той помощью, которую оказывает Россия своим подконтрольным марионеточным силам по ту сторону линии соприкосновения. Поскольку для Москвы Украина является жизненно важным геополитическим вопросом, она всегда охотнее, чем Вашингтон, будет вкладывать средства и рисковать. Москве было бы трудно смириться с тем, что Украина постепенно переходит в лагерь западных стран».

Или еще одна такая статья в издании Politico «Как американская военная помощь стала для Украины спасительной веревкой» (How U.S. military aid became a lifeline for Ukraine): «Комплексы Javelin также были поводом для скандала из-за предвыборной платформы Республиканской партии в 2016-м году, поскольку штаб Трампа ослабил антироссийские формулировки в тексте, сделав так, чтобы там не было призывов о поставках Украине летального оборонительного вооружения. Но когда Трамп стал президентом, украинское правительство и его союзники в Конгрессе продолжали настаивать на своей просьбе.

Наконец, в 2018-м году, после того как российские танки ушли с линии фронта, Госдепартамент, наконец, утвердил соглашение на поставку 210 Javelin вместе с пусковыми установками, ракетами и обучением персонала. Общая сумма сделки составила 47 миллионов долларов».

Итак, американские газеты все это подробно освещают, затрагивая тему импичмента. Их примеру следуют европейские издания (и не только), распространяя в своих обществах понимание сути агрессивной политики России, которую до сих пор в основном называли «украинским конфликтом».

Кто в проигрыше?

Остается открытым вопрос: не разозлится теперь на Зеленского и на всю Украину Макрон с Меркель? Кто бы мог заранее знать, что эта конфиденциальная беседа станет достоянием мировой общественности? Но надеемся, что немецкий канцлер и французский президент являются людьми достаточно умными, чтобы понять, что высказывания украинского лидера не были направлены на то, чтобы оскорбить европейских коллег. Он только старался подобрать ключи к Трамповой доброжелательности.

А вот кого реально должен был бы разозлить июльский телефонный разговор, так это тех избирателей Зеленского, которые надеялись на реванш, на сближение с Россией, на сдачу Кремлю государственных интересов.