05 апреля 2007 09:53

Владимир Бронников: на развитие энергетики нужны сумасшедшие деньги

Украина уже поняла всю экономическую выгоду, которую сулит использование атомной энергии. И задается сейчас двумя основными вопросами развития АЭС: инвестициями и безопасностью. Сегодня в эфире «Радио Эра FM» народный депутат Украины, член фракции Партии регионов, член парламентского комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса Владимир Бронников рассказал о методах решения этих проблем.

 

Вчера в Киеве открылся энергетический инвестиционный форум. Это первое подобное мероприятие, и хотелось бы узнать у вас, как у специалиста, существует мнение, что подобные форумы заканчиваются без особых результатов, однако, судя по тому, что развитие энергетической отрасли приоритетно для Украины, чем характеризировалось именно это мероприятие?

- Я надеюсь, что тот форум, который сейчас проходит в Украине, не ограничится рассказом о том, какие инвестиции нам нужны. И что нам нужно построить в Украине для того, чтобы обеспечить энергетическую безопасность страны. Как бы построить у себя в Украине европейское качество жизни для каждого человека. Мы все об этом знаем, мы об этом много говорим. Но мы не выставляем дорожную карту, которая должна быть, каждый шаг которой обеспечен ресурсами. Мы должны знать, где мы возьмем эти деньги, как будем привлекать. Мы должны понимать, как мы рассчитаемся, оплатим эти деньги, потому что ни один инвестор не дает… Для него это бизнес, он дает деньги и надеется получить какую-то прибыль.

А деньги, кстати, очень большие привлечены в эту отрасль.

- Я же говорю, триллион мы должны вложить в энергетику; в атомную энергетику – 250 миллиардов гривен. Это, как говорил один герой известного фильма, «сумасшедшие деньги». Но где мы их найдем? Взять сразу с населения мы не в состоянии, ведь за все в конечном итоге должен платить потребитель. Мы должны их растянуть, вот двадцать пять лет осталось, мы как бы строим энергетическую безопасность, переставляем всю энергетику, затем еще за пятнадцать лет мы должны гарантировано рассчитаться за инвестиции. На 35 лет мы должны нарисовать полную финансовую карту развития энергетической безопасности. Где мы возьмем? Обеспечив ее кадровыми ресурсами. Ну, к примеру, Россия, которой мы привыкли кивать и, наверное, еще долго будем кивать, она строит и объявила тоже великие амбиции по строительству своей атомной энергетики. Но Россия в течение года не может поднять количество строителей на Ростовском атомном блоке с 550 до 5000, которые нужны для того, чтобы по намеченному сроку ее сделать, при наличии денег. Нет строителей, нету квалифицированных монтажных строителей, способных создавать атомный объект. Россия заявила, что она будет пускать в год два блока у себя и еще полтора атомных блока за рубежом. Но Россия умеет делать, ее машиностроение, в лучшем случае полтора блока. И ей нужны инвестиции, ей нужны перестройки машиностроения, и нам на этот путь нужно стать. Вот сейчас концерн «Атомпром» прописывает всю эту дорожную карту, и пытается разработать, какие ресурсы нам для этого нужны. Я надеюсь, что вот этот инвестиционный форум, а я знаю, в рамках этого форума состоится встреча президента Андрея Деркача и директора Российского агентства по атомной энергетике Кириенко, которые будут обсуждать эти проблемы. И я думаю, что буду принимать участие в этих встречах и также заострю внимание на этих проблемах. И тут мы можем прийти к тому, что в очень малых масштабах мы можем взаимодействовать. Например, только в ядерном топливе. Нам себе нужно машиностроение и мы не можем помогать российским атомщикам. А российское машиностроение должно обеспечить свои задачи и не будет помогать нам. Тогда мы будем выходить на мировой рынок. Все это должно быть рассмотрено, прописано и находиться под контролем у профессионалов правительства.

Сам президент «Росатома» Сергей Кириенко заявил, что надеется подписать документы о сотрудничестве между российским и украинским атомными комплексами. Это будет подписание на взаимовыгодных условиях? И насколько нам сейчас важно такое сотрудничество?

- Ну, конечно, нам такое сотрудничество необходимо уже хотя бы потому, что наша инженерия, наука и практическая деятельность состыкованы друг с другом. Мы говорим на одном языке, мы понимаем. Наши машиностроители понимают возможности российских, российские понимают, какие технологии реализованы у нас, какие системы управления качества, какую продукцию мы в состоянии производить. Уже понимают. Поэтому нам надо сотрудничать. Взаимовыгодно, потому что если бизнес выгоден только одному партнеру, то это называется бандитизм и варварство, а не бизнес. Такой бизнес не может быть долго, а мы говорим о большом бизнесе, который представляет и атомная энергетика Украины, и атомная энергетика России. Она должна быть выгодна и жителям Украины, и России, и бизнесменам, без этого ничего не состоится.

Если мы говорим о привлечении инвестиций, еще и каких, в отрасль, то, в частности, президент НАЭК «Энергоатом», генеральный директор «Укратомпрома» Андрей Деркач заявил о корпоратизации концерна, и это, по его словам, должно упростить привлечение инвестиций. Что это такое – корпоратизация, и в чем суть упрощения привлечения средств?

- Один из механизмов привлечения инвестиций – это, условно говоря, торговля своими акциями. Вот сейчас стоимость концерна, как определено в постановлении, 21 или 22, уж не помню, миллиарда гривен. Все это государственные предприятия. Если мы корпоратизируем, это, как говорится, станет акционерным обществом с этой суммой, то передача в залог под привлекаемые инвестиции 10 процентов акций не ухудшит управляемость концерна со стороны государства. 90 процентов у государства – 10 процентов так. Но это уже два миллиарда гривен, которые мы сможем направить на ускоренное развитие уранового производства, циркониевого производства, на создание нужного нам атомного машиностроения, это привлечение инвестиций. Когда мы отработаем, у нас появится возможность обратно выкупить эти акции. Да, инвестор на этом деле заработает, потому что мы знаем, когда создаем новое качество, поднимается стоимость акций. Это тоже бизнес, инвестиционный бизнес, которым ми хотим привлечь к себе финансовые структуры всего мира, поскольку в Украине таких денег просто нет, у нас весь валовой продукт, вы знаете, не позволяет таких вложений.

Правительство хочет расширить концерн «Укратомпром» за счет машиностроительных предприятий, которые, как вы только что говорили, требуется поднимать в первую очередь. Известно, что в этом году объединению передали полномочия управления объединением «Турбоатом», самым большим в СНГ производителем турбин для АЭС. Какие еще предприятия будут присоединены к «Укратомпрому»?

- Мы понимаем часто слово «присоединение» как передачу в полное управление и полное хозяйственное ведение. На самом деле, это не так. Мы будем, я думаю, в составе концерна работать с машиностроительными предприятиями Украины, чтобы они объединялись в корпорации и, в первую очередь, сами координировали, кому в первую очередь направлять инвестиции, которые будет привлекать концерн, для того чтобы создавать то атомное оборудование, которое необходимо для Украины. Почему концерн этим занимается? Концерн по сути дела создает своего потребителя, и в принципе, мы можем найти эти инвестиции – 2 миллиарда долларов на энергоблок, и закупить оборудование где-то за рубежом. Но тогда кто нам оплатит эти два миллиарда, если у нас не будет своих заводов, если мы эти деньги должны будем вернуть за рубеж? Кто будет покупать нашу электроэнергию? Поэтому мы должны, просто обречены, и это необходимо для того, чтобы Украина становилась Европой, для того, чтобы развивать собственное машиностроение, в том числе собственное приборостроение, собственную науку, собственную инженерию, раз мы взяли в качестве базового энергоносителя – уран, базовой энергии – атомную. Поэтому что касается «Турбоатома». «Турбоатом» действительно крупнейший производитель турбин для атомных ректоров в СНГ. Он в состоянии был в свое время производить турбины не только для нужд Украины, но и для нужд всего Советского Союза, даже там, за рубежом, но прошло без малого 20 лет, новых инвестиций он не получал, оборудование устарело, программы качественно устарели, кадры устарели. Для того чтобы это завод перешел на новый качественный уровень, нужно в него вкладывать инвестиции, потому что эти годы он просто выживал, больших заказов не было. Поэтому государство и передало ответственность «Укратомпрому», пакет управления, управляющая функция возложена на «Укратомпром», с тем, чтобы он развил «Турбоатом» до состояния, нужного современному атомному машиностроению.

Какие предприятия в ближайшее время еще будут присоединены к объединению?

- Мы вчера разговаривали, обсуждали программу обследования атомного машиностроительного комплекса Украины с тем, чтобы поговорить после этого, какие предприятия приглашать к себе в корпорацию. Например, ясно, что нам нужно приглашать к себе Краматорский машиностроительный завод, это завод, который может работать с крупногабаритными металлическими изделиями, может делать специальное оборудование, мы его должны по максимуму загружать, давать ему направление на изготовление реакторного оборудования, оборудования, как мы говорим, ядернопроизводящих установок. Также «Энергомашспецсталь» там же, в Краматорске, потому что они работают со специальной сталью. Нам нужно узнать, приглашать ли к себе «Насосэнергомаш», Сумский комплекс, который делает насосное специальное оборудование, которое использовалось в атомной энергетике. Нам нужно приглашать к себе «Азовмаш», который умеет делать крупногабаритное оборудование, которое тоже используется. Это только вот такой беглый, пришедший сразу на ум, объем заводов, которые нужно посмотреть, обсудить с ними, какими мы инвестициями располагаем и могут ли они отвечать нашим интересам. Не исключено, что часть заводов уже просто, что называется, легли, станочный парк, как это с некоторыми российскими заводами произошло, уже уничтожен, сдан на металлолом, продан, и проще создавать новый завод или закупать какое-то некритическое оборудование у той же России или в Европе, или вообще в этом мире. Поэтому то, что я говорю, дорожная карта – это один из шагов, один из пунктов, который мы должны осмыслить, реализовать, отметить стоимость и подсчитать, какие ресурсы мы должны отдать.

Руководство «Энергоатома», самого большого производителя электроэнергии, заявило о том, что оно планирует вложить 2,5 млрд. долларов в развитие компании до 2012 года. А как вы думаете, какое место будут отводить такому вопросу, как повышение безопасности АЭС?

- Вы понимаете, это мы говорим сейчас только и переходим к «Энергоатому». И инвестиции в сам «Энергоатом», это значит – в действующие атомные блоки, для того чтобы продлить ресурсы атомных блоков сейчас.

Есть семь пунктов, подготовленных руководством «Энергоатома», и украинцев интересует именно безопасность.

- Безопасность наших атомных станций подтверждена международным атомным сообществом. МАГАТЭ и другие инспектирующие международные структуры показали, что наши атомные блоки соответствуют мировым требованиям. Нужно, чтобы они соответствовали этим мировым требованиям весь срок своей жизни. Не только проектный, 30 лет, мы хотим довести, чтобы каждый наш блок эксплуатировался лет 50. Доказать, прежде всего себе, а потом уже и миру, что они будут так же безопасны, как и сейчас. В связи с развитием атомной энергетики должна повышаться вероятность их безотказной работы, должны уменьшаться риски их возможной работы, и это переход на качественно новый уровень безопасности, и мы эти мероприятия тоже включаем в себя. Вот на это все идет. Далее. Мы должны решить проблему работы с радиоактивными отходами. Приняли закон, как размещать атомные объекты, приняли закон, как компенсировать населению риски проживания рядом с атомными электростанциями, далее мы должны сказать народу, как страна будет работать с радиоактивными отходами, которые остаются в том числе и нашим потомкам, которым мы оставляем ресурсы и деньги в том числе и на работу с этими отходами. Мы должны быть уверены, что не создаем проблем.

По достройке третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС, там были запланированы общественные слушания, они будут проведены?

- Да, конечно. Мы будем достраивать блоки №3 и №4, если нам позволит общественность, и если мы покажем, что эти блоки будут соответствовать безопасности, и у нас есть на это деньги, потому что сама площадка позволяет там разместить еще два блока. Есть условия и есть потребитель, правда, потребитель находится в Европе.

А насколько техногенно безопасно строить эти блоки возле Хмельницкой АЭС, ведь рядом есть Ровенская АЭС, причем, не так уж далеко, там тоже работает четыре блока. Не много ли таких объектов для такой небольшой территории?

- На все эти вопросы мы должны показать, что для этой территории допустимо размещение такого количества энергоблоков. Мы в составе каждой станции выпускаем целый том «Отчет по воздействию на окружающую среду». И общественность должна, прочитав его, убедиться, что никакой проблемы нет. Выгода есть, а проблемы нет. И только после этого мы будем строить. Сейчас я заверяю каждого жителя Украины, а тем более, Хмельницкой и Ровенской областей, что их мнение будет учтено.

Автор
Версии
Источник
НОВОСТИ / Энергетика