10 июля 2007 16:48

Подготовили почву

Украина снова меняет стратегию развития атомной энергетики в пользу частного капитала

В ближайшее время Кабинет Министров намерен утвердить новую стратегию развития предприятий ядерно-энергетического комплекса. Главное отличие нового плана от предыдущего, который разрабатывался при непосредственном участии экс-главы Минтопэнерго Ивана Плачкова, — это возможность привлечения в государственные объекты ТЭК частного капитала. Объем необходимых отрасли инвестиций оценивается в десятки миллиардов гривень. А потому отечественные финансово-промышленные группы и иностранные компании имеют весьма неплохие шансы заполучить в собственность украинские стратегические объекты.


До последнего времени главным документом, на основании которого должны были развиваться все государственные предприятия топливно-энергетического комплекса (включая атомную энергетику), была «Энергетическая стратегия Украины на период до 2030 г.». Ее автором является бывший министр топлива и энергетики Иван Плачков. Документ констатировал плачевное состояние отрасли и для ее поддержания предлагал в течение ближайших 25 лет вложить в предприятия ТЭК 1,045 трлн грн. (сумма рассчитывалась исходя из цен 2005 г.). Десятую часть этих расходов должны были освоить объекты ядерной энергетики. Иван Васильевич — человек, далекий от интересов крупного бизнеса, да и допускать к вожделенным предприятиям ТЭК чужой частный капитал тоже не горел желанием. Поэтому он решил, что лучше пусть отрасль развивается медленно, зато без возможной смены собственника. В Стратегии главными источниками финансирования энергетики были определены государство, внешние кредиты и тарифы на энергоносители — тем самым блокировалась возможность создания условий для приватизации.

Ситуация коренным образом изменилась в августе 2006 г., когда после прихода нового правительства ключевые посты в руководстве топливно-энергетическим комплексом страны заняли люди, близкие к мощнейшим ФПГ. Крупный бизнес хотел оформить контроль над привлекательными госактивами, но на пути реализации этих желаний стояли правила старой «Энергетической стратегии».

Сейчас концерн «Укратомпром» и Государственный научно-инженерный центр систем контроля и аварийного реагирования заканчивают разработку новой версии Cтратегии. По словам наблюдателей, ключевые положения документа уже согласованы на всех уровнях. Из 12 пунктов плана развития ядерно-энергетического комплекса наиболее интересными являются три: реформирование государственного регулирования в сфере использования ядерной энергии, изменение условий обеспечения ядерным топливом отечественных АЭС и конкретизация вида реакторов, которыми станут оснащаться новые блоки атомных электростанций.

Под усовершенствованием государственного регулирования в сфере использования ядерной энергии Стратегия подразумевает учет специфики объектов ЯЭК для целей налогообложения, а также особые условия экспорта и импорта их продукции и инвестиционной деятельности. Памятуя, что атомщики всегда жаловались на непомерные размеры налоговых сборов, несложно догадаться, что в данном случае речь идет о снижении налоговой нагрузки на предприятия ядерной энергетики. При этом «Укратомпрому» наверняка будут созданы особые условия для экспорта электроэнергии и импорта оборудования, необходимого для новых блоков атомных станций. «Финансовое обеспечение функционирования и развития ядерных объектов планируется за счет реализации на внутреннем рынке и экспорте электроэнергии АЭС, а также другой продукции предприятий комплекса, — говорится в Стратегии. — Поскольку текущие расчеты с каждым годом изменяются, для предотвращения резкого колебания тарифов на электроэнергию затраты будут сглаживаться за счет привлечения инвестиций и кредитов. Пиковые значения годовых объемов привлечения средств составляют 6–12 млрд грн. Сроки окупаемости не превышают 10 лет. Возврат кредитов планируется в основном за счет экспорта электроэнергии и другой продукции».

Из «другой продукции», с помощью которой можно относительно быстро вернуть миллиарды, у ядерной энергетики имеется лишь одна: урановый кэк (урановая руда и рудный концентрат урана). Но о самостоятельных поставках в ближайшем будущем вряд ли может идти речь, так как атомщиков-нерезидентов, которых интересует контроль над предприятиями — участниками ядерно-топливного цикла Украины, Стратегия не забыла: документ предусматривает изменение условий управления предприятиями ЯЭК. В частности, речь идет о том, что в ближайшее время между предприятиями «Укратомпрома» будет осуществлено перераспределение и передача прав собственности на основные средства производства. После чего «Укратомпром» и его объекты будут корпоратизированы.

Другими словами, с помощью этой реформы можно, к примеру, передать Дирекции предприятия, которое строится на Новоконстантиновском месторождении урановых руд (входит в состав «Укратомпрома»), права собственности на эксклюзивного в Украине производителя урановых руд — «ВостГОК» (также входит в концерн). Поскольку, в соответствии со Стратегией, промышленный комплекс по отработке Новоконстантиновского месторождения должен быть введен в эксплуатацию при условии корпоративного участия России, то на выходе получится, что «Росатом», как говорится, дешево и сердито оформит права собственности на основополагающее звено проектируемой ядерно-топливной цепи нашей страны.

Справедливости ради отметим, что этим же планом предусмотрено корпоративное участие Украины в создании мощностей по фабрикации тепловыделяющих сборок (для российских реакторов ВВЭР, которыми оснащены все блоки отечественных АЭС) в Новосибирске. Но в данном случае речь не идет о посягательстве на право государства самостоятельно производить ядерное топливо. Кстати, по данным «ДС», некоторые положения данной реформы могут быть немного откорректированы «по просьбе» вице-премьера по ТЭК Андрея Клюева. Сведущие люди говорят, что патриотизм в Андрее Петровиче проснулся после того, как на одном из заседаний комитета по ТЭК он узнал о потенциальной многомиллиардной прибыли от эксплуатации пока еще не введенной в строй «Новоконстантиновки». После чего он почему-то стал очень активно интересоваться глубиной залежей полезных ископаемых и количеством денег, необходимых для проведения вскрышных работ.

Не менее важным обстоятельством является и то, что энергетики наконец определились, какими именно реакторами будут оснащаться новые мощности АЭС. «Мировой и отечественный опыт эксплуатации ядерных энергоблоков позволяют как минимум на ближайшие 10–15 лет сделать выбор в пользу реакторных установок типа PWR/ВВЭР с единичной мощностью энергоблока на уровне 1–1,5 тыс. МВт», — говорится в документе. В частности, предусматривается, что энергоблоки №3 и 4 Хмельницкой АЭС будут оснащены реактором типа ВВЭР, а их достройка станет осуществляться при корпоративном участии Российской Федерации. В то же время сооружение энергоблока №4 на Южно-Украинской АЭС будет вестись при корпоративном иностранном участии (США, Южная Корея и т. д.). Этот блок оснастят реактором типа PWR.

Такой выбор выглядит, в общем-то, рационально. В недостроенные третий и четвертый блоки, которые спроектированы под российские реакторы, Украиной во времена СССР вложены сотни миллионов рублей. И чтобы оснастить их американским оборудованием, необходимо сносить имеющийся задел и строить все заново.

 

Автор
Деловая Столица
НОВОСТИ / Энергетика