23 июля 2007 17:28

Эмитированное НАКазание

Эмитированное НАКазание


Наверное, это уже стало народной приметой: если НАК «Нафтогаз України» или Министерство топлива и энергетики начинает активно бороться за интересы государства — жди выборов. Только за последние три недели руководство нефтегазового монополиста и энергетического блока Кабинета министров сделало уже несколько резонансных заявлений: от критики намерений президента страны изменить схему поставок газа в Украину и ограничения монопольного положения «РосУкрЭнерго» и ее дочки «УкрГаз-Энерго» до странной формулировки относительно возобновления «на уровне акционерного капитала государственного контроля над АО «Укртатнафта».

Если в отношении газовых нюансов достаточно ясно, что дело экономически темное и их разрешение находится в сфере тонких политических материй, то с возобновлением государственного контроля над одним из крупнейших нефтеперерабатывающих предприятий Украины — вопрос довольно щекотливый. Речь идет не только о ряде юридических нюансов, но и о возможности Украины получить еще один международный скандал. И второй стороной в нем будет выступать именно Россия, к трепетным отношениям с которой в энергетической сфере столь рьяно призывают ТЭКовские чиновники.
Беззастенчивость

«ЗН» уже дважды (см. №20 и №21 за 2007 год) обращало внимание на ситуацию, складывающуюся вокруг АО «Укртат­нафта». Мы неоднократно делали акцент на том, что корпоративные споры должны разрешаться в судебном порядке, и только после этого могут (в украинских реалиях, а не в мировой практике) быть задействованы рычаги государственного аппарата. Но все произошло с точностью до наоборот.

10 июля НАК «Нафтогаз України» распространила заявление, в котором указывалось, что «Национальная акционерная компания «Нафтогаз України» на уровне акционерного капитала возобновила государственный контроль над АО «Укртатнафта», которому принадлежит наибольший в Украине Кременчугский нефтеперерабатывающий завод (НПЗ). На сегодняшний день на балансе компании находятся 61,346% акций «Укртатнафти». В установленном законодательством порядке НАК «Нафтогаз України» в ближайшее время восстановит управляемость обществом на уровне его органов управления».

Технология возобновления, о которой умалчивает релиз «Нафтогазу», довольно, как бы это мяг­че сказать, инновационна и вполне может стать новой страницей в практике корпоративного права. По сути, украинский монополист своим заявлением признал, что НАК списала со счетов дер­жателя акций пакет акций размером 18,3%, основываясь сугубо на «государственной необходимости». Однако специалисты по корпоративному праву отмечают, что в случае выявления нарушений при приобретении пакета спорные акции могут быть — по решению суда (!) — в лучшем случае блокированы во избежание совершения каких-либо операций с ними. Возможно, что добросовестный регистратор и ука­зал бы на это «Нафтогазу», однако списание акций было про­ведено компанией, которую связывают с именем Игоря Коломойс­кого, — ФК «Укрнефтегаз», у которой уже несколько раз Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку пыталась отозвать лицензию и которая, к слову, проиграла суд с «Укртатнафтою» и на сегодняшний день никаких полномочий на ведение ее реестра не имеет.

Парадокс ситуации заключается в том, что спорные акции никогда не принадлежали Укра­инскому государству, а являлись собственностью АО «Укртатнафта». Следовательно, распоряжаться по своему усмотре­нию данным пакетом, согласно дейст­вующему законодательству, имело право исключительно общество через общее собрание акцио­неров предприятия и его легитим­ные органы управления. Чтобы это понять, не нужно даже иметь высшее юридическое образование, достаточно знать основы теории государства и права на уровне школы. Тогда почему же НАК «Нафтогаз України» либо как акционер, либо как государственный орган (?), самостоятельно, без достаточных юридических оснований приняла единоличное решение о передаче в ее распоряжение данного пакета акций общества?
Забывчивость

По сообщению информационного агентства «ЛІГАБізнесІнформ», в пресс-службе Минтоп­энерго указали на то, что Ю.Бойко объяснил нарушения тем, что компании Amruz Trading AG и Seagroup International Inc. в счет оплаты за 18,3% акций, номинальная стоимость которых превышала 60 млн. долл., передали собственные векселя на аналогичную сумму. При этом уставный фонд (УФ) обеих компаний был менее 100 тыс. долл., следовательно, переданные векселя ничем не были подкреплены.

Также серьезные ошибки были допущены в ходе создания «Укртатнафти» в 1996—1997 годах, когда стороны отошли от задекларированного принципа паритетного (50/50) распределения долей в предприятии. «Именно это обусловило возможность появления «серых» приватизационных схем, создало основу для возникновения Amruz и Seagroup как акционеров завода», — заявил Ю.Бойко.

Источники, близкие к окружению министра, отмечают, что в свое время был достигнут ряд договоренностей между ныне конфликтующими сторонами. Однако эти договоренности носили политический и большей частью устный характер. В связи с этим, дабы не вести бездоказательные дискуссии, попробуем еще раз разобраться в происходящем в те смутные 90-е годы прошлого века, основываясь только на фактах.

Итак, уставный фонд АО «Укртатнафта» был сформирован в размере 359 млн. долл., о чем принято соответствующее решение всех (!) акционеров компании на собрании в 1998 году. Именно в такую сумму были оценены переданные в качестве взносов акционеров компании активы, включая имущест­венный комплекс Кременчугского НПЗ. До проведения независимой оценки действительно существовала некая прогнозная цифра — 900 млн. долл. Однако никакими оценками она подтверждена не была, и в решениях акционеров 1995 года (т.е. при создании компании) прямо сказано о том, что величина уставного фонда будет окончательно определена только после проведения оценки активов.

В июле 1998 года общее собрание акционеров приняло решение, которое дословно звучит так: «Правлению АО «Укртатнафта» неоплаченные до 10.09.98 года акции компании предложить к реализации учредителям (акционерам) или иным инвесторам с последующим внесением изменений в учредительные документы». 14 апреля 1999 года правление в пределах полученных полномочий реализовало указанные акции компаниям Amruz Trading AG и Seagroup International Inc. Согласно условиям контрактов Amruz и Seagroup передали векселя на сумму 65,85 млн. долл.

К слову, о паритете. Если министр настаивает на его возобновлении, то, может, стоило провести «списание» акций в пользу татарстанских акционеров, у которых на сегодняшний день осталось 37% акций предприятия? А не ограничиваться заявлениями о том, что Минтопэнерго и «Нафтогаз України» не подвергают сомнению принадлежность татар­станской стороне 37% «Укртатнафти» и не допустят ограничения прав акционеров в вопросах управления и распоряжения указанным пакетом акций.

Или вспомнить о существовании еще одного акционера, чье миноритарное присутствие в различного рода компаниях уже не раз становилось определяющим в их дальнейшей судьбе. Речь идет об 1% акций, которые приоб­рел АКБ «МТ-Банк». Позднее они были проданы ООО «Неза­леж­ність», а впоследствии право­преемником этого пакета стало ООО «Корсан», которое связывают с именем Игоря Коломойского.

Но вернемся к «Укртатнафті». 10 июня 1999 года общее собрание акционеров приняло решение о включении всех трех компаний в состав акционеров. Кстати, о финансовой стороне дела. Оплата векселей была пролонгирована до 1 июня 2003 года, но они не были предъявлены к оплате. Иными словами, руководивший тогда компанией Владимир Матыцин (а не татарстанские акционеры!) не озаботился вопросами получения предприятием денежных средств за 18-процентный пакет акций. По крайней мере, формально этого не произошло. Кстати, и судебные разбирательства относительно вексельной оплаты акций закончились в пользу иностранных акционеров, ведь акции-то они оплатили абсолютно законно, и за то, как «Укртатнафта» распорядилась их векселями, отвечать не могут.

Что же делать с решениями украинских судов о правомернос­ти прав иностранных акционеров на вышеуказанный пакет акций «Укртатнафти»? Ведь уже три (!) судебных процесса относительно владения акциями АО «Укртатнафта» компаниями Amruz и Seagroup закончились в их пользу, причем третий был инициирован НАК «Нафтогаз», которая подала иск о признании недействительным порядка оплаты акций предприятия векселями.

10 января 2005 года Хозяйст­венный суд Киева отказал НАК в удовлетворении иска. Правомер­ность оплаты акций векселями была подтверждена. 18 апреля 2006 года Верховный суд Украины признал решение хозсуда пра­вомерным. И как теперь быть с многострадальной Конституцией, которая определяет, что решения судов обязательны к исполнению на всей территории Украины? Или НАК — это уже особая территория?
Преемственность

Пока же ситуация на предприятии развивается согласно сценарию НАК «Нафтогаз України» и Минтопэнерго, которые, судя по заявлениям, сделанным в прессе, уже чувствуют себя пол­ными хозяевами положения. К при­меру, «Нафтогаз» считает сво­им приоритетом «воплощение комплексной программы модернизации Кременчугского НПЗ».

Сравнения просто поражают своей глубиной: «Если в середине 90-х годов предприятие было лидером отечественной нефтеперерабатывающей отрасли и производило более 50% бензинов, то сегодня «Укртатнафта» уступила лидерством Лисичанскому НПЗ, производя всего лишь около 30% моторного топлива и уступая в техническом оснащении другим нефтеперерабатывающим заводам». Интересно, а что, рынок с тех пор совершенно не изменился, а постоянная смена менеджмента на предприятии помогла ему реализовать инвестиционную стратегию? Кстати, а разве Сергей Глушко, который последние несколько лет возглавляет предприятие, не является креатурой г-на Бойко?

Министр же, в свою очередь, отдельно остановился на деятельности акционерного общества «Татнефтепром», свыше 73% акций которого юридически принадлежат «Укртатнафті». По его словам, «эта компания ни одного дня не работала на Украину, поскольку, добыв с 1996 года свы­ше 3,5 млн. тонн нефти, она поста­вила на «Укртатнафту» всего 200 тыс. тонн». При этом Ю.Бойко высказал предположение, что «кто-то в Татарстане тормозит прозрачную продажу этого актива, который работает не на АО «Укртатнафта». По его словам, осенью прошлого года в ходе заседания наблюдательного совета АО была достигнута договоренность о продаже пакета акций «Татнефтепрома» на открытых тор­гах и финансирование за счет вырученных средств модернизации предприятия. Однако эти договоренности до сих пор не выполнены.

При этом источники в Минтопэнерго отмечают, что г-н Бойко умолчал о том, что основным камнем преткновения стала оценка нефтяных активов компании «Татнефтепром» американской фирмой «Миллер энд Ленц», на авторитет которой обе стороны решили положиться в декабре 2006 года. «Миллер энд Ленц» оценила месторождения «Татнефтепрома» в чуть более чем 150 млн. долл., что примерно в два раза меньше той суммы, на которую рассчитывал министр. Ю.Бойко также указал на необходимость модернизации Кременчугского НПЗ, находящегося на балансе «Укртатнафти». Но ведь именно в период, когда Юрий Анатольевич возглавлял НАК «Нафтогаз», эта компания отказалась при обсуждении акционерами финансовых вопросов модернизации (а они-то и являются основными) ушла от конкретного ответа, сославшись на то, что выдача гарантий и поручительств, необходимых при привлечении кредитов в западных банках, — слишком сложная задача для государственной НАК «Нафтогаз».

Глава украинского топливно-энергетического ведомства также напомнил татарстанским акционерам о том, что нынешний менеджмент предприятия в январе-марте заблокировал давальческую переработку нефти на мощностях предприятия, что привело к срыву формирования «Нафтогазом» стратегического резерва нефтепродуктов. Обвине­ние серьезное, однако, крайне спорное. Не исключено, что предложенные коммерческие условия не позволили менеджменту взять на себя ответственность перед остальными акционерами за финансовые результаты государст­венных планов НАКа.

Как бы там ни было, но призрак «реприватизации», запущенный в отечественный корпоративный сектор, по сей день витает в кабинетах правительства. И неважно, как теперь это называть — «рейдерство» или «возобновление госконтроля на уровне акционерного капитала», суть происходящего от этого не меняется. Это четкий сигнал для любого иностранного инвестора: государственный инвестиционный фонд «Украина» с нетерпением ждет эмиссии ваших акций для пополнения своих резервов.

Автор
Зеркало Недели
НОВОСТИ / Энергетика