17 августа 2007 13:38

"Атомный" сравнительный анализ

"Атомный" сравнительный анализ

Тема создания государственного концерна "Укратомпром" в начале августа вновь оказалась в центре внимания. Однако хорошую новость о скором рассмотрении правительством измененного и дополненного Стратегического плана развития ядерной отрасли до 2030 года перевесила новость о том, что Президент Ющенко издал указ о приостановлении постановлений Кабмина о создании концерна.

 

По мнению главы государства, консолидация всех ядерных активов Украины в единую структуру противоречит основам национальной безопасности страны. Однако простое сравнение текстов указа и Стратегии дает совершенно иную картину.

В принципе, как заявил официальный представитель Министерства топлива и энергетики Константин Бородин, решение Виктора Ющенко реализовать практически невозможно. По его словам, "Укратомпром" уже создан и работает, его устав утвержден и зарегистрирован, уставный фонд сформирован, "концерну переданы полномочия по управлению корпоративными правами государства в предприятиях атомно-промышленного комплекса". При этом Бородин допустил, что главу государства при подготовке указа "вновь подвели работники Секретариата и консультанты в сфере топливно-энергетического комплекса, что уже не раз случалось за последние два месяца".

Однако в тексте президентского указа особо отмечено, что "Укратомпром" может создать угрозу стабильному функционированию и развитию топливно-энергетического комплекса, поскольку предоставляет возможность отчуждения имущества, приватизация которого запрещена. В частности, атомных электростанций, работающих в единой энергосистеме страны и обеспечивающих ее целостность. Таким образом, недвусмысленно говорится о том, что государство может потерять стратегические предприятия, которые будут приватизированы.

Теперь давайте заглянем в текст Стратегии. Согласно этому документу, главной целью развития ядерной энергетики Украины (естественно, и в рамках "Укратомпрома") является обеспечение эффективного и конкурентоспособного производства электрической и тепловой энергии, а также другой продукции на предприятиях ядерно-энергетического комплекса (ЯЭК). Делаться же это должно при соблюдении нескольких непременных условий. Во-первых, при безусловном соблюдении всех норм и требований безопасности, ограничив возможное негативное влияние на людей и окружающую среду. Во-вторых, при условии обеспечения национальной безопасности Украины по топливно-энергетическим показателям. В-третьих, обеспечивая эффективное использование капиталовложений. Всего пять пунктов.

Из них, пожалуй, только капиталовложения могли стать причиной сомнений, повлекших за собой издание указа. Хотя с момента своего прихода на пост руководителя НАЭК "Энергоатом", а затем и генерального директора "Укратомпрома" Андрей Деркач неоднократно озвучивал нюансы будущего развития атомной отрасли, и все стороны текущей и будущей работы были согласованы не только с украинским законодательством, но и с международными нормами. Соответственно, все эти нюансы выведены и в Стратегии. Однако для начала следует заметить, что сам концерн имеет статус государственного, и входят в него, помимо нескольких ОАО, шесть государственных же предприятий. При таких условиях вряд ли можно как-то незаметно устроить их приватизацию. Собственно говоря, само понятие "концерн" обозначает объединение нескольких торгово-промышленных предприятий под общим финансовым руководством.

Об этом говорится и в рассматриваемом нами документе: консолидация производственных мощностей, покрывающих значительный сегмент всей технологической цепочки использования ядерной энергии от добычи сырья до генерации электроэнергии, позволяет сбалансированно развивать весь ЯЭК. При этом основные корпоративные права остаются в собственности государства. И наиболее актуальными задачами в плане усовершенствования системы управления предприятиями атомпрома на ближайший период определены такие операции, как перераспределение и передача прав собственности на управление средствами производства между самими субъектами, входящими в объединение.

Точнее, такие операции (равно как и разработка и реализация прозрачной и эффективной корпоративной политики в вопросах поставок, формирования цен и привлечения инвестиций), а также реализация следующего логичного шага — принятие Ядерного кодекса — первичны по сравнению со способами привлечения средств на модернизацию, строительство или добычу урана. Хотя, конечно, не исключают размещения ценных бумаг концерна на международных валютных биржах и участия в проектах международной кооперации. Украине интересно быть в Европе. А в европейской атомной энергетике, наряду с мировой, давно уже стало обычной практикой взаимное проникновение предприятий атомпрома в активы, приобретение прав на основные средства производства и продукцию, в частности ядерное топливо и смежные иностранные электросети, продажа своей продукции на зарубежных рынках, в том числе при поддержке государства. Атомные станции при этом никто не приватизирует, тем более что это просто невозможно, учитывая специфику подобного объекта.

Что же касается достройки начатых и строительства новых энергоблоков, то Стратегия выводит достаточно четкие условия по диверсификации привлеченных средств и типов блоков. Безусловно, строить нужно — это заставляет делать сама жизнь и тенденции развития ядерной энергетики в мире. Как именно строить, украинские атомщики должны определиться в ходе реализации двух мероприятий. Первое — достройка третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС на базе усовершенствованного и хорошо изученного в текущей эксплуатации российского реактора типа ВВЭР. Второе — строительство четвертого энергоблока Южно-Украинской АЭС, где предполагается использование реактора типа PWR, который в настоящее время эксплуатируется и производится в Европе, США и Южной Корее. После того как новые энергоблоки будут построены, Украина определит, какой из них лучше и какой тип брать в качестве базового при сооружении других блоков.

Деньги на эти и другие проекты могут быть получены лишь из трех источников — из бюджета, от продажи электроэнергии на внутреннем и внешнем рынках и через привлечение инвестиций. Причем доля бюджетных денег в атомных проектах довольно мала, и, скажем, в случае с российскими вложениями Украина получает доступ к адекватным долям в производствах на территории Российской Федерации. Это, как известно, корпоративное участие в создании Международного центра по обогащению урана в Ангарске и совместное создание мощностей по фабрикации тепловыделяющих сборок (ТВС) для реакторов ВВЭР в Новосибирске.

На своей территории, как указано в Стратегии, будет развиваться собственное украинское производство циркония, его сплавов и, соответственно, комплектующих к ТВС. А в целях все той же диверсификации Украина намерена войти в предложенный правительством США Международный банк ядерного топлива для использования его в интересах стран-потребителей. Причем делается это под эгидой МАГАТЭ. В среднесрочной перспективе стратегическим заданием является сооружение собственного завода по фабрикации ТВС и в перспективе — самостоятельное обеспечение топливом реакторов нового поколения на быстрых нейтронах.

Таким образом, никаких тайных схем в Стратегии нет, и, в общем-то, в ней изложены хорошо знакомые позиции, многократно озвученные. Причем во всех схемах привлечения инвестиций (как в строительство новых блоков, так и в добычу урана) Стратегия предусматривает диверсификацию европейского, российского и американского капиталов. Ну а убедиться в том, что теория в украинском атомпроме не расходится с практикой, время было у всех желающих. В этом плане обвинить "Энергоатом" в непрозрачности либо "сдаче национальных интересов" вряд ли представляется возможным. Подтверждением тому вполне может служить одно из последних распоряжений Кабинета министров, определившего порядок создания резерва ядерного топлива и ядерных материалов, на чем постоянно настаивал Деркач. Резерв, способный покрыть годовые потребности всех действующих украинских АЭС, будет создаваться в течение 2008—2011 годов и финансироваться из специального фонда государственного бюджета за счет поступлений в виде целевой надбавки к оптовой цене на электроэнергию. В течение этого периода все уранодобывающие ресурсы будут работать только "на склад", несмотря на то, что параллельно возможны вложения иностранных инвестиций. И инвесторы ничего против не имеют.

Тем не менее находятся "эксперты", которые сознательно искажают положение дел в ядерной отрасли. Примером необъективной оценки профессионализма специалистов и даже эффективности деятельности целой национальной компании является статья Ольги Дергачевой "Стратегия стратегии — ноу-хау от НАЭК "Энергоатом". Президент НАЭК "Энергоатом" Андрей Деркач получил эту должность "по квоте социалистической партии" да еще на досрочные выборы включен в партийный список Партии регионов — ату его! А заодно и все стратегические планы развития ядерно-энергетического комплекса Украины, предлагаемые компанией. При этом в качестве аргументов сгодится все — правда, полуправда и откровенная ложь. То, что проект нового документа корректирует некоторые положения действующей "Энергетической стратегии Украины на период до 2030 года", — правда. То, что внесены текстовые изменения, которые меняют всю идеологию, — уже полуправда. На самом деле предложен более реалистичный сценарий строительства новых ядерных блоков, который не предусматривает введения в эксплуатацию до четырех блоков в течение одного года, чего не знает мировая практика и против чего при разработке "Энергетической стратегии Украины на период до 2030 года" возражали все сотрудники ГНИЦ систем контроля и аварийного реагирования и сотрудники "генерального проектировщика всех украинских атомных энергоблоков" — киевского "Энергопроекта" (к сведению г-жи Дергачевой, генеральным проектировщиком 9 из 15 ныне действующих энергоблоков является харьковский "Энергопроект"). В проекте Стратегии устранен еще один существенный недостаток действующего документа — приведен прогноз стоимости электроэнергии, вырабатываемой АЭС, а также график требуемых внешних инвестиций на новое строительство. В пояснительной записке к проекту документа, с которой г-жа Дергачева, по-видимому, незнакома, представлена детальная расшифровка затрат на производство. Поскольку все обосновывающие расчеты выполнялись для нового сценария в ценах базового 2006 года и с учетом сегодняшних реалий, говорить, что разработчик "умеет продать одну и ту же работу несколько раз", равносильно утверждению, что врач, вторично лечащий вас от простуды, или известный центр, проводящий социологический опрос на ту же тему, ничего нового не делают, а лишь вносят "текстовые изменения" в выдаваемые справки.

Что же касается корректировки действующего документа "в пользу энергетической политики России", то это уже откровенная ложь. Например, цитируя проект документа, г-жа Дергачева приводит следующий текст: "...завершение строительства энергоблоков №3, 4 Хмельницкой АЭС типа ВВЭР при корпоративном участии Российской Федерации…", из которого делает далеко идущие выводы о нарушении законодательства. При этом окончание фразы "…и других стран с учетом возможности приобретения лицензии на серийное строительство" выбрасывается как мешающее стройности доказательств злых козней "сегодняшнего менеджмента "Укратомпрома" — НАЭК "Энергоатом".

Полуправдой является утверждение г-жи Дергачевой о подмене понятий в части диверсификации поставок ядерного топлива для АЭС Украины. Такая диверсификация вовсе не означает обязательную системную закупку более дорогого топлива у альтернативного поставщика, "аби не у москалів". Диверсификация подразумевает лишь наличие такого потенциального поставщика, к услугам которого можно обратиться в кризисной политической или экономической ситуации. Сохраняя это решение действующего документа (опытная эксплуатация на ЮУАЭС ядерного топлива производства компании "Вестингхауз"), проект Стратегии предусматривает и другие пути преодоления подобного кризиса — расширение резерва свежего топлива и создание резерва уранового сырья.

Задачей разработки Новоконстантиновского месторождения, как это указано и в действующем документе, и в проекте Стратегии, является достижение 100-процентного обеспечения сырьем потребностей АЭС Украины. Привлечение же инвесторов диктуется простым дефицитом финансовых ресурсов, а не "острой необходимостью в урановом сырье прямо сейчас у корпорации "ТВЭЛ", которая осуществляет 15% всех продаж свежего ядерного топлива в мире", куда, по мнению г-жи Дергачевой, и будет направляться на реализацию украинский урановый концентрат. Ошибочным является и заявление о том, что "мы умеем делать сплавы из циркония и даже прокат", а "у России нет циркония". Развитие производства сплавов и комплектующих изделий для ТВС является задачей, которую только предстоит решать, после чего появится смысл сооружать завод по фабрикации свежего ядерного топлива. С учетом того, что стоимость фабрикации составляет около 5% общей стоимости топлива, сооружение такого завода до начала отечественного производства комплектующих может создать лишь вожделенные г-жой Дергачевой "дополнительные рабочие места" на очередном нерентабельном госпредприятии, содержащемся за счет наших налогов.

Правдой является информация об активной роли российского капитала в Украине, в том числе и о смене акционеров проектных институтов. Непонятно только, какая в этом вина концерна "Укратомпром". Часть корпоративных прав, находящихся в государственной собственности и переданная в управление концерну, не продавалась и не планировалась к продаже. А "отсутствие законодательной базы в Украине относительно особенностей управления активами и собственностью предприятий, входящих в ядерно-энергопромышленный комплекс Украины", может быть скорее вменено в вину парламенту, чем самим предприятиям.

Можно продолжать оспаривать и другие соображения г-жи Дергачевой, но, по сути, наилучшим ответом является факт, приведенный ею самой. Деркач однажды уже доказал свою правоту по вопросам развития ядерной энергетики в судебном порядке, а не газетным злословием. То, что сегодняшний менеджмент НАЭК "Энергоатом" не нравится тем или иным людям, — это вполне допустимые эмоции, однако утверждения о его непрофессионализме или злонамеренности — это уже вопросы административного или судебного разбирательства, а до соответствующих решений — просто клевета.

Также откровенным враньем является заявление госпожи Дергачевой о том, что компания "Энергоатом" не выполняет программу повышения безопасности и продления ресурса в 2007 году. В ход опять идет полуправда со ссылкой на коллегию Национальной комиссии регулирования энергетики Украины (НКРЭУ) по итогам работы в 2006 году. НКРЭУ как раз по итогам первого полугодия 2007 года констатирует выполнение графика работ по повышению безопасности, а по отдельным мероприятиям — перевыполнение. Что касается продления ресурса, то новый менеджмент компании сумел отстоять при утверждении энергетического баланса увеличение сроков ремонта (107—132 суток) для первого блока Южно-Украинской АЭС и первого-второго — Ровенской АЭС с полной заменой систем безопасности, кабельного хозяйства, обследованием корпусов реакторов и сменой парогенераторов. Эту работу побоялись выполнить и в 2005-м, и в 2006 годах в связи с технической сложностью и тем, что подобные операции в Украине никогда не проводились. Надеялись на то, что авось пронесет. Все это подтверждено соответствующими документами компании, Министерства топлива и энергетики, а также НКРЭУ.

Что же касается социальной сферы, то объемы жилищного строительства по итогам первого полугодия 2007 года выросли по сравнению с 2006-м в четыре раза. А об отношении к социальным вопросам нового менеджмента компании лучше всего свидетельствуют результаты итоговой профсоюзной конференции. Впервые было подтверждено выполнение коллективного договора между администрацией и профсоюзами в 2006 году.

В заключение отметим, что разработка проекта "Стратегии развития ядерно-энергетического комплекса Украины на период до 2030 года", безусловно, является только первым шагом в составлении пакета документов, определяющих планы развития предприятий ЯЭК. Однако без этого шага, разумно корректирующего и уточняющего чересчур амбициозные положения действующей "Энергетической стратегии Украины на период до 2030 года", разработка документов более низкого уровня нецелесообразна, так как потребовала бы их скорого пересмотра из-за очевидной невыполнимости.

 

Автор
Версии
Источник
НОВОСТИ / Энергетика