25 сентября 2007 15:21

Почему процесс санации «Днепроэнерго» критикуют только политики?

Последнее время критика процесса санации «Днепроэнерго» в моде. Не говорят о ней только ленивые…политики. Стороны так и сыплют друг на друга обвинениями «кто виноват» в банкротстве крупного предприятия, но конкретных предложений о том, «что делать» не поступает. Как всегда у нас популярен процесс, когда один работает, а трое критикуют.

Между тем, «работающая» сторона в лице управляющего санацией ОАО «Днепроэнерго» Дмитрия Тевелева хотела бы развеять мифы, ставшие «притчей во языцех». Ниже мы приводим его аргументы.

Первый аргумент противников санации – государство лишилось контроля над стратегическим предприятием, является полной профанацией. Государство не только сохранило контроль над предприятием, оно вновь возвратило себе возможность управлять им. Ведь пока проходит процедура санации предприятием по-сути управляет совет кредиторов и управляющей санацией. На последнем собрании, акционеров четыре из семи членов наблюдательного совета избраны от НАК «Энергетическая компания Украины» и представляют интересы государства. Двое из трех членов ревизионной комиссии также избраны от государственной НАК «ЭКУ». Любой специалист по корпоративному праву подтвердит, что имея контрольный пакет акций государство может полностью контролировать, как вопросы оперативной деятельности компании, так и вопрос стратегии предприятия, в том числе и ключевые вопросы: назначение менеджмента, распределения прибыли.

Второй аргумент - санация это по-сути теневая приватизация и является противозаконной. Безусловно, это мягко говоря не так. Прежде всего, отмечу, что путаница в терминах исходит от политических лидеров, неплохо разбирающихся в тонкостях топливно-энергетического комплекса. А значит - эта оговорка сделана не случайно. Для любого человека, более или менее разбирающегося в экономике понятно, что это разные вещи. А значит, оговорка была не более чем пропагандистким трюком.

Хотел бы отметить, что ст.208 Гражданского кодекса Украины установлена презумпция правомерности сделки: сделка считается правомерной, если ее недействительность прямо не установлена законом или если она не признана судом недействительной. Увеличение уставного фонда и внесение соответствующих изменений в устав эмитента отнесено к компетенции общего собрания акционеров и регулируется Законами Украины "О хозяйственных обществах", "О ценных бумагах и фондовом рынке", Гражданским и Хозяйственным кодексами Украины, а также нормативными актами Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку. В ходе санации мы руководствовались исключительно этими документами и ни один из них не был нарушен.

Дополнительная эмиссия акций ОАО "Днепроэнерго" осуществляется в связи с присоединением к ОАО другого хозяйственного общества - общества с ограниченной ответственностью "Инвестиционное общество". В соответствии со ст.59 Хозяйственного кодекса Украины  в случае присоединения субъекта хозяйственной деятельности к другому субъекту ко второму переходят все имущественные права и обязанности первого.

Процедура дополнительного выпуска акций общества регулируется Положением о порядке регистрации выпуска акций и информации об их эмиссии в ходе  реорганизации обществ, утвержденным решением ГКЦБФР №221. Ни одного нарушения в ходе процесса присоединения ООО «Инвестиционное общество» допущено не было.

Оппоненты утверждают, что статьей 34 закона «О хозяйственных обществах» запрещено погашать акциями  предприятия его долги. Но статья 34 названного закона запрещает не погашать акциями долги, а выпускать акции для покрытия убытков. В нашем случае эмиссия акций проводится с целью юридического оформления процедуры присоединения  «Инвестиционного общества», а вместе с ним и денежных средств инвесторов,  к должнику. При этом не стоит забывать, что  согласно ст. 18 Закона Украины "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом" план санации предприятия может предусматривать, среди прочего, обмен требований кредиторов на его корпоративные права и другие способы по восстановлению платежеспособности должника.

Третий аргумент оппонентов -- заплатив за долги «Днепроэнерго» структуры входящие в состав «ДТЭК» вернули большую часть этих денег сами себе. Здесь речь идет уже не просто о перекручивании фактов, а об откровенном подлоге. Шахте «Комсомолец Донбасса» «Днепроэнерго» должно 7,5 млн грн, а «Павлоградуглю» вообще 597 тыс грн. Это составляет 0,87% от общего объема долга! К такого же рода казусам можно отнести и оценку «Днепроэнерго» неназванными экспертами в 4 млрд долл. Лучший оценщик, как известно фондовый рынок. Так вот согласно котировкам акций на ПФТС стоимость «Днепроэнерго» за последний год выросла с 500 млн до 1,5 млрд долларов. Это и есть максимальная оценка компании.

Четвертый тезис, который чаще всего повторяет заместитель секретаря СНБО Юрий Продан – если менеджмент не смог не допустить банкротства «Днепроэнерго», без проведения процедуры санации -- значит этот менеджмент не компетентен. Приводится в пример даже закон «О мерах направленных на обеспечение стабильной работы предприятий топливно-энергетического комплекса», который якобы позволял списать задолженность энергогенерирующего  предприятия. Только чиновник забыл упомянуть о налоговых обязательствах, которые возникают при реализации этого закона  и о других подводных камнях этого далеко не совершенного документа. Хочу также отметить, что менеджмент «Днепроэнерго», вместе с советом кредиторов как раз решают проблему банкротства. А вот Юрий Васильевич, будучи два года заместителем министра топлива и энергетики этого сделать, увы, не смог. Поэтому камень который он кинул прилетел в его же огород. Тут честно говоря даже вспоминаются слова Филиппа Филипповича Преображенского: «Значит, когда эти баритоны кричат: «Бей разруху!», я смеюсь. Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку!».

Пятый аргумент оппонентов санации «Днепроэнерго» -- государство могло списать долги компании, чтобы не допустить дополнительной эмиссии. Правда, при этом стороны забывают отметить, что у нас все кредиторы, в силу закона, уравнены в правах и списывая долги перед государством, согласно законодательству мы должны были бы списать долги и перед остальными предприятиями. То есть не заплатить например «Свердловскантрациту» 70 млн грн. И оставить без зарплаты многотысячный коллектив этой шахты. Видимо наши оппоненты именно так представляют себе справедливость.

Наконец шестой аргумент противников санации – приход «ДТЭКа» на «Днепроэнерго» противоречит антимонопольному законодательству. Сразу хочу отметить, что АМК выдал свое разрешение на проведение присоединения. Причина проста – она полностью соответствует законодательству. Согласно правил, утверждённых Постановлением НКРЭ №3 от 08.02.1996 року и согласованных с Минтопэнерго лицензиат вместе с родственными предприятиями не может иметь в собственности или эксплуатации более 25% общей лицензированной электроэнергетической мощности (51 727,9 МВт). Исходя из этого, генерирующие мощности ОАО «Днепроэнерго» и ООО «Востокэнерго» в совокупности составляют менее 25%  общей лицензированной электроэнергетической мощности (ООО «Востокэнерго»  4 035 МВт – 7,80%, ОАО «Днепроэнерго» 8 185 МВт – 15, 82%). А значит говорить о монополизации рынка со стороны «ДТЭКа» – нельзя. Единственным монополистом на энергетическом рынке остаётся государство.

Вывод

Критика плана финансового оздоровления компании «Днепроэнерго» вызывает, по меньшей мере, недоумение: либо это свидетельство непрофессионализма и тенденциозности определенной группы «авторов», но ведь среди них люди, называющие себя «профессионалами» энергетической отрасли, либо это откровенно предвыборный бред, но в этом случае комментировать эти высказывания на профессиональном уровне невозможно.
Мне трудно понять, каким образом инвестиции, которые помогут предприятию выйти из многолетнего кризиса, могут быть предметом критики.

Хорошо будет, если все закончится только политическими прокламациями, которыми сейчас изобилуют предвыборные высказывания кандидатов в депутаты. Однако существует риск, что те, кто в свое время продавал «Днепроэнерго» энергоресурсы по непрозрачным схемам, не смирились с потерей актива. Реприватизация даст им шанс для реванша. Именно поэтому критики санации умалчивают, что компания задолжала целому ряду финансово-промышленных групп отличающихся применением не совсем чистых и законных схем. Очевидно, это не входит в PR-планы, разработанные в штабах «профессионалов энергетического рынка».

НОВОСТИ / Энергетика