22 октября 2007 10:20

Сегодня, завтра и немедленно

Без реформирования Оптового рынка электричества энергетика не будет работать эффективно

Сегодня, завтра и немедленно

На этой неделе НАЭК "Энергоатом" отметил свое 11-летие. За это время атомная энергетика подтвердила статус базовой отрасли национальной экономики, стабильно вырабатывая более половины всей электроэнергии в стране. От надежности ее функционирования во многом зависят темпы решения Украиной экономических проблем и уровень энергетической безопасности государства. Вместе с тем, стремясь нарастить производство в общей структуре Оптового энергорынка, атомпром сталкивается с рядом проблем, вынуждающих стремиться к новому формату — рынку двусторонних контрактов и балансирующему рынку. Но формат этот полезен не только "Энергоатому", но, в конечном итоге, и нам с вами.

 

На сегодняшний день Оптовый рынок электроэнергии (ОРЭ) представляет собой "бассейн", в который семь основных генерирующих компаний "сливают" выработанную энергию. Дальнейшее ее распределение потребителям производится через облэнерго и независимых поставщиков согласно обязательному графику нагрузок на следующие сутки. Он же устанавливает предельную цену электроэнергии, произведенной "генераторами", работающими по ценовым заявкам.

При этом АЭС работают по фиксированным тарифам, установленным Национальной комиссией регулирования энергетики. Структура управления этим рынком "одного покупателя" базируется на заключенном в 1996 году договоре между его членами, который определяет правила подачи ценовых заявок, учета электроэнергии, расчетов и платежей.

Однако в этой системе есть несколько изъянов. Например, в недалеком прошлом, когда платежи упали до минимума и начались веерные отключения, образовался глубокий кризис в вопросе распределения денег между производителями электричества. Некоторые компании были близки к банкротству, продолжая без оплаты поставлять электроэнергию бюджетным организациям и народному хозяйству.

Сейчас ситуация выровнялась, и платежи составляют почти 100%. Но долги поставщиков электроэнергии перед ГП "Энергорынок" за прошлые годы составляют 16 миллиардов гривен. А он в свою очередь только "Энергоатому" задолжал 7,3 миллиарда, и четкого понимания, как взыскать эти деньги, пока нет. Как и того, что делать с незакрытой темой банкротства, когда прекратят свое действие правовые акты, призванные временно стабилизировать ситуацию.

Кроме того, производители электроэнергии находятся в заведомо неравных условиях, вызванных ручным управлением рынка. Особая проблема для АЭС — режим диспетчерских ограничений. "По стоимости мы вне конкуренции, но при этом лишены возможности продавать выработанную сверх баланса электроэнергию по прямым договорам. Возможность регулирования мощности ядерных блоков весьма ограничена. АЭС работают в базовом режиме, и получается, что субъект хозяйствования при наличии товара не может заработать на выполнение запланированных программ реконструкции и модернизации, оказания помощи прилегающим к станциям территориям", — говорит директор центра взаимодействия с органами государственной власти и ОРЭ "Энергоатома" Константин Запайщиков. Кроме того, летом, когда потребление заметно падает, атомные станции вынуждены "выручать" тепловую генерацию, которой нужны деньги на подготовку к зиме. При этом необходимо учитывать, что принципиальная разница между обычной и атомной станцией состоит в том, что АЭС нельзя взять и остановить — это сложный и дорогостоящий процесс.

По мнению Запайщикова, проблемы, мешающие эффективному функционированию ОРЭ, связаны между собой, часто имеют общие причины возникновения, которые в основном касаются больше макроэкономического уровня. В частности, недостатков системы государственного финансирования льготного потребления электроэнергии, налоговой политики в отношении электроэнергетической отрасли, попыток решить проблемы промышленности и сельского хозяйства, а также социальные проблемы за счет электроэнергетики.

Самый простой пример — тариф для населения почти вдвое меньше, чем для промышленности. Но при этом мы ничего не выигрываем, поскольку цена энергии закладывается в себестоимость продукции, а тот, у кого полы с подогревом и кондиционер в каждой комнате, платит ту же льготную цену, что и бабушка в частном доме с одной лампочкой.

Более сложный пример, касающийся процессов формирования нового рынка, тоже можно подать просто. Если кому-то нужно много сахара, он заключает договор с сахарным заводом на поставку по более низким ценам. Если у завода временные проблемы, то, во исполнение договора, он может докупить недостающее на бирже, пусть и получив меньшую прибыль. А если покупатель немного не рассчитал, и ему не хватило два килограмма, он покупает в ларьке у дома и по розничной цене. Применительно к энергетике это называется рынком долгосрочных, среднесрочных и балансирующих договоров, где балансирование поставок и спроса на электроэнергию осуществляется в реальном времени.

Работать по такой схеме украинский рынок в существующем виде не способен. И если завтра с утра перейти на договорную систему и заказать товар у атомщиков, вы можете не получить заказанного, поскольку "сверху" поступит команда по каким-то соображениям отключить энергоблоки. АЭС, киловатт-час у которой стоит менее десяти копеек, будет вынуждена покупать электричество только на Оптовом рынке и только по вдвое большей цене. А это колоссальные убытки. Так что выбора у нас нет.

Кроме того, атомная энергетика — специфическая отрасль, за которой законодательно закреплены обязанности проведения мероприятий по повышению безопасности, своевременному продлению ресурса и выведению энергоблоков из эксплуатации. Все это требует значительных средств, которые могут быть получены как раз от продажи электроэнергии на внутреннем и особенно внешнем рынках, куда может идти избыточный ток. Но чтобы направить электричество на экспорт, его нужно опять-таки купить на Оптовом рынке!

И возвращаясь к возможности выбора: граждане могли бы ночью платить меньше, чем днем, как это возможно с интернетом или телефонными разговорами. Атомные станции вырабатывают энергию круглосуточно, и продавать ее в темное время суток (и летом) по низкой цене гораздо дешевле, чем останавливать энергоблок. А нам с вами было бы выгоднее ночью запускать стиральную машину.

Предприятиям же, работающим в постоянном режиме, — таким как железная дорога, химический или меткомбинат, — удобнее рассчитывать траты на год вперед, заказывая напрямую у производителя необходимый объем энергии. Особенно если тарифы ниже розничных. Но при этом любой потребитель должен иметь возможность "пойти в ларек" и купить недостающее немедленно, без бумажной волокиты.

Все это должно было у нас появиться согласно Концепции функционирования и развития ОРЭ, утвержденной постановлением Кабмина №1789 от 16 ноября 2002 года. Она предполагает переход от существующей модели рынка единого покупателя к рынку двусторонних контрактов с балансирующим рынком. И по плану первый этап реализации положений Концепции, предполагающий более полное использование модели "единого покупателя" и создание условий для перехода к новым формам расчетов, закончился в декабре 2005 года.

Однако уже середина октября 2007 года, а в законе об электроэнергетике по-прежнему существует статья 15, согласно которой вся выработанная украинскими электростанциями энергия покупается только на Оптовом рынке. Также законодательно не урегулирован вопрос экспорта. И самое главное — не внедрена независимая от госбюрократии автоматизированная система учета и контроля электроэнергии для всех производителей, потребителей и распределительных сетей. А без нее работать по прямым договорам довольно проблематично.

По словам Константина Запайщикова, сейчас в НКРЭ работают украинские и международные эксперты, вырабатывающие оптимальную модель нового рынка электроэнергии. Она должна быть передана на рассмотрение правительства. Но что должно получиться в целом, понятно уже сейчас: потребитель, то есть мы с вами, должен иметь возможность выбора и платить справедливую цену за товар и его доставку. Чтобы отдельно взятый чиновник не мог по своему хотению увеличивать тарифы. Рынок должен быть конкурентным. А государство, выступающее регулятором, обязано умерить аппетиты производителей и установить единые правила игры, а не пытаться развести заряженные частицы по сетям своей политической волей.

 

НОВОСТИ / Энергетика