20 марта 2006 12:20

Признак Госплана

До 2030 года государство потратит на развитие ТЭК 1 триллион гривен, которые пока еще не найдены

Кабинет Министров Украины утвердил Стратегию развития топливно-энергетического комплекса Украины до 2030 года. Этот объемный, изобилующий цифрами  и диаграммами документ предназначен для того, чтобы определить приоритеты энергетической политик Украины на ближайшие десятилетия, а также механизмы их реализации. По крайней мере, такие задачи ставили перед собой авторы данного документа, и именно эту информацию рассчитывали найти в нем экспертное сообщество и бизнес. Но найти ее оказалось сложно.
 
Этот аналитический документ изобилует системными недостатками. Стратегия, как продукт работы госчиновников, свидетельствует о наличии противоречий между госплановским мышлением и рыночными подходами. К примеру, в документе часто идет речь о том, что нужно построить и где, но не говорится о том, как именно государство может выполнить подобные планы в условиях независимости хозяйствующих субъектов от государства.
 
Бросается в глаза разнородность видения развития ТЭК авторами различных частей стратегии. В одной части говорится о том, что добыча нефти и газа будет осуществляться отечественными компаниями, формы собственности которых сохранятся на сегодняшнем уровне. В то же время в главе о приватизации говорится о возможности приватизации нефтегазовых компаний "целостными комплексами" с закреплением в госсобственности 50%+1 акций.

В документе неясна роль государства относительно ТЭК. Так, с одной стороны Министерству топлива и энергетики отводится роль управляющего собственностью органа, с другой стороны - министерство остается органом, определяющим государственную политику в ТЭК. В то же время, данные вещи – суть совершенно разные. Так что пока не ясно, будет ли государство лишь регулятором, или же намерено стремиться к максимальному присутствию в роли собственника во всех энергетических отраслях.

Наконец, документ лишь вскользь затрагивает вопросы развития конкуренции в ТЭК, хотя конкуренция является единственным механизмом способным обеспечить повышение эффективности существующих предприятий в рыночных условиях.
 
И, конечно же, последней каплей разрушающей веру в единство взглядов авторов, является раздел о финансировании запланированных в Стратегии заданий. Общая сумма, на которую планируется "построить и увеличить опережающими темпами" до 2030 года, составляет около 1 триллиона гривен в ценах 2005 года, т.е. в среднем около 40% государственного бюджета в год. Источники финансирования довольно призрачны: это и деньги госбюджета, и целевая 25% надбавка к тарифам на электроэнергию. Основой же инвестиционной политики являются тарифы, отображающие издержки на производство. Неясным остается лишь одно: если стратегию пишет государство, а инвестиции делают хозяйствующие субъекты, то каким образом государство будет заставлять строить их тот или иной объект дабы оставаться в рамках Стратегии.

В предложениях по финансированию лишь вскользь упоминаются частные инвестиции. Хотя ясно, что для модернизации экономики не может быть другого источника – государство просто не в состоянии аккумулировать необходимые ресурсы, а если оно и получит какие-либо ресурсы, то эффективность их вложения более чем сомнительна.

Таким образом, Стратегия не дает однозначного ответа на главный вопрос – какова же стратегия государства в ТЭК?

Единственным непротиворечивым разделом Стратегии является глава, касающаяся приведения политики в ТЭК к европейским стандартам. Здесь недвусмысленно говорится о том, что лучший опыт реформирования ТЭК восточноевропейскими странами доказал следующее: монополизм должен быть заменен конкуренцией, госуправление - госрегулированием, центрально планирование - либерализацией, а государственная собственность - частной. К сожалению, эти базовые принципы не нашли своего однозначного закрепления в остальных частях документа, изобилующих госплановским  и протекционистскими пассажами.

Впрочем, принятие такого документа – уже огромный прогресс, так как он показывает точку зрения государства, задает необходимое поле для дискуссии и делает возможным для экспертного сообщества и частного сектора высказать свою поддержку или несогласие с «государственным» видением проблем ТЭК.

К сожалению, пока пишутся стратегии, в украинском ТЭК идут процессы отката от прогрессивных изменений, достигнутых в предыдущие годы. Мы наблюдаем процессы монополизации в электроэнергетике под государственной крышей НАК «ЭКУ», независимый регулирующий орган принимает решения под давлением государства, которое одновременно и самый большой игрок в секторе, тарифная политика становится менее прозрачной, перекрестное субсидирование усиливается. Управление побеждает регулирование, монополия – конкуренцию, госсобственность – частную, а планирование – либерализацию. И нет оснований считать, что даже тот позитив, который заложен в Стратегии развития украинского ТЭК, найдет свое воплощение в жизни.

НОВОСТИ / Энергетика