10 ноября 2005 22:11

Кто защитит энергорынок

Депутаты просят энергетических чиновников вернуть отрасль к рыночному пути развития

Члены парламентского комитета по ТЭК на своем заседании вначале октября предложили руководителям энергетических ведомств пересмотреть свои антирыночные подходы к управлению отраслью

 

В 2005 году комитет Верховной Рады по вопросам топливно-энергетического комплекса оказался своеобразным «островом свободы» среди всех институтов, определяющих отраслевую политику в электроэнергетике. 

 

Именно в профильном парламентском комитете можно услышать мнения, отличные от мнений госуправленцев, -- министра топлива и энергетики Ивана Плачкова, его первого зама Юрия Продана, председателя Нацкомиссии регулирования электроэнергетики Валерия Кальченко или министра угольной промышленности Виктора Тополова.

 

Конечно, либеральные депутатские настроения продиктованы как объективными причинами – правительство всегда нужно критиковать, -- так и факторами, лежащими в субъективной плоскости. Речь идет о принадлежности председателя парламентского комитета Андрея Клюева к донецким финансово-промышленным группам, а также к компании ООО «Востокэнерго», которая управляет единственной в Украине группой частных электростанций.

 

В нынешнем году коммерческие интересы «Востокэнерго» кардинально разошлись с целями энергетических госведомств. Произошло это после того, как  в отрасли сформировался своеобразный управленческий триумвират Плачков -- Продан – Кальченко, вышедших из системы «Киевэнерго».

 

Ни Плачков, ни Продан совершенно не испытывают никаких симпатий к словам «конкуренция», «рынок», «приватизация» или «инвестор».

 

Для журналистского уха стали привычными следующие котраргументы Юрия Васильевича: «а где она у нас эта конкуренция есть?» или «покажите мне эти инвестиции, которые пришли от так называемых частных инвесторов». 

 

По своему Продан безусловно прав. Конкуренция в отечественном оптовом рынке существует в весьма ограниченном виде и распространяется только на тепловые электростанции, да и то, преимущественно, в холодные месяцы года, когда возрастает энергопотребление. Что касается инвестиций, то никаких долгосрочных внешних вливаний от частных собственников облэнерго Украина так и не дождалась.

 

Удивительного в этом ничего нет. Приватизация в отечественной электроэнергетике во второй половине девяностых стартовала без надлежащих макроэкономических институциональных преобразований в виде создания полноценных акционерных обществ и фондового рынка, а также без эффективной регуляторной политики в сфере деятельности естественных инфраструктурных монополий.

 

Негосударственные собственники украинских энергопредприятий, за исключением разве что американской AES Corp., крайне слабы. Как правило, они не думают ни о капитализации своих энергоактивов, ни о стратегии развития отрасли, ни о перспективах энергобизнеса в долгосрочном плане.

 

ЦИТАТА
Парламентский комитет по ТЭК под руководством Клюева является рассадником либеральных идей   
Задачи представителей так называемого отечественного частного капитала в энергетике гораздо проще – их можно охарактеризовать словами «нам бы день простоять, да ночь продержаться». А если еще удастся при этом подзаработать незаметно от Продана посредством так называемого нецелевого использования средств из тарифа на электричество, то и совсем хорошо.

 

Впрочем на «Востокэнерго» нецелевое использование средств не распространяется. В отличие от облэнерго, частная генерирующая компания монополистом на рынке не является. «Востокэнерго» должна конкурировать и приносить коммерческую прибыль собственникам электростанций.

 

Возможности для конкуренции у «Востокэнерго» есть. Это и отсутствие старых долгов, повисших на генкомпании «Донбассэнерго» при проведении аукциона по продаже ее имущества. Это и «Павлоградуголь», которое входит в холдинг СКМ и продает частным генераторам уголь на выгодных условиях. Это и квалифицированные менеджеры, способные эффективно управлять энергобизнесом.

 

Поэтому «Востокэнерго» заинтересовано в создании равноценных и стабильных правил конкуренции на энергорынке.

 

Однако со стороны госуправленцев подобная заинтересованность не просматривается. Плачкову и Продану не до энергорынка. В контексте реализации программы Юлии Тимошенко «Назустріч людям» госуправленцам приходилось решать в первостепенном порядке задачи социальной  важности. Например, обеспечивать плановые выплаты государственных  энергокомпаний в бюджет или максимально накапливать уголь на складах ТЭС с целью приоритетного финансирования угольщиков.

 

К сожалению, социально ориентированная экономика не всегда бывает экономически эффективной. Так, чрезмерное накопление угля электростанциями означает ни что иное, как замораживание оборотных активов генераторов. В результате срываются графики выполнения ремонтных кампаний на ТЭС, снижается  калорийность и качество накопленного угля, растет цена на электроэнергию.     

 

Разрушаются при этом и рыночные механизмы в отрасли, так как принудить энергетиков к активным закупкам излишнего угля правительство может только административными методами. Благо сделать это в нынешнем году было не так уж и сложно. В настоящее время 7 из 10 директоров Совета энергорынка являются представителями госхолдинга  НАК «Энергетическая компания Украины», который был подчинен до недавнего времени Продану. «Большая семерка» безропотно поддерживает все предложения, спускаемые сверху.

 

2005 год наглядно продемонстрировал ущербность социально ориентированной экономики в ТЭК, которая всегда приводит к одним и тем же результатам: управленческому тоталитаризму, правительственной политике «латания дыр», сворачиванию ценосдерживающих механизмов, раскрутке инфляции в энергетике и в экономике страны в целом.

 

Именно о последствиях деятельности Минтопа в отрасли в 2005 году и говорили парламентарии на своем заседании.   

 

Как следовало из высказываний главы парламентского комитета, вследствие антирыночных действий чиновников отрасль понесла экономические потери.

 

В тоже время Клюев не был настроен агрессивно.

 

«Мы понимаем, что вы оказались заложниками сложившейся ситуации, когда нужно было увеличивать любой ценой отчисления в бюджет. Мы (комитет по ТЭК) предлагаем помочь вам, чтобы отрасль развивалась в режиме саморегулирования, без вмешательства посредством ручного управления», -- сказал нардеп, обращаясь к Продану.

 

По его утверждению, план повышенных бюджетных выплат, доведенный Кабмином до генерирующих компаний, принудил госуправленцев к административному вмешательству  в работу оптового рынка, что в свою очередь привело к повышению цен на электроэнергию ТЭС.

 

Много нареканий со стороны депутатов-парламентариев вызвала, в частности, отмена механизма оплаты электроэнергии ТЭС по предельной цене в июне этого года. Согласно ранее утвержденным правилам энергорынка, закупочные тарифы на электричество тепловых энергоблоков формировались по предельной цене, устанавливаемой по ценовой заявке наиболее дорогого блока, прошедшего конкурентный отбор. Вместо этого Минтопэнерго инициировало переход на закупку электричества по свободно заявленной генератором цене, что повлекло за собой переход генкомпаний к затратному принципу ценообразования. Новый порядок фактически лишил тепловиков стимула к сокращению затрат и снижению цен на свою продукцию.

 

Еще одним, антирыночным, по мнению нардепов, новшеством, стало искусственное ограничение мощности работы энергоблоков, использующих газовые угли, с тем, чтобы  максимально загрузить блоки, которые работают на антраците.

 

Минтопэнерго считает, что в стране существует дефицит газовых углей. Поэтому с целью накопления углей газовой группы к зимнему периоду отраслевое ведомство инициировало административное ограничение мощности работы газовых энергоблоков до технического минимума.

 

Подобный порядок позволил накопить на складах ТЭС к началу отопительного сезона рекордные запасы углей газовой группы в количестве 1,7 млн. тонн, что в два раза выше прошлогоднего периода. 

 

Как следовало из высказываний нардепов, целесообразность накопления на складах такого объема газовых углей остается под знаком вопроса, в то время, как экономический ущерб очевиден. Так, увеличилось количество запусков – остановок антрацитовых энергоблоков, что негативно отразилось на их технических характеристиках. Возрос  также расход топлива на производство электроэнергии, что привело к дополнительному ежемесячному сжиганию порядка 50 тыс. тонн угля.

 

Критически относятся некоторые депутаты и к деятельности НАК «ЭКУ». Олег Панасовский считает, что создание энергохолдинга -- это шаг в сторону усиления администрирования в отрасли, который предоставил предприятиям НАКа возможности для монопольного сговора.

 

По мнению Панасовского, объективная экономическая реальность требует расформирования НАК «ЭКУ» и скорейшего внедрения прямых договорных отношений между участниками энергорынка.

 

Клюев в свою очередь высказал убежденность, что госуправленцы должны разработать комплекс антиинфляционных мер в ТЭК, отказаться от антирыночных механизмов в энергорынке и отменить проект внедрения единого розничного тарифа на электроэнергию для промпотребителей.

 

По иронии судьбы, именно на этом же заседании парламентского комитета председатель НКРЭ  ознакомил нардепов с ходом реализации положений Концепции функционирования и развития оптового рынка электроэнергии.

 

В ответ на выступление Кальченко парламентарии посоветовали госуправленцам четко определиться со сроками выполнения документа, так как в 2005 году, по их мнениям, действия энергетических чиновников выглядели абсолютно противоположными тому, что написано в Концепции.      

НОВОСТИ / Энергетика