26 июля 2005 14:44

Как лишиться покупателя

Минтопэнерго подтолкнуло отечественных коксохимиков к наращиванию импорта российского сырья

 

Энергетическое ведомство инициировало резкое повышение цен на уголь на фоне падения конъюнктуры на рынке металла. В результате резко упал спрос на украинское «черное золото».

Отраслевые угольные профсоюзы всерьез обеспокоены. Как следовало из выступлений их представителей на коллегии Министерства топлива и энергетики 21 июля, в государственных угольных компаниях опасаются самовозгорания угля на переполненных складах.

Так, отечественные коксохимики еще с июня полностью прекратили закупку угля у компаний «Макеевуголь» и «Дзержинскуголь». По состоянию на 21 июня, в частности, на складах «Макеевуголь» было сосредоточено 180 тыс. тонн твердого топлива, что соответствовало объему месячной добычи. Не многим лучше обстоят дела и на остальных госпредприятиях, добывающих коксующиеся угли.

В то же время в июне-июле наблюдается резкое увеличение импорта в Украину российского угля. Отечественные коксохимики также, в частности, компания «АРС», все настойчивее апробируют и закупку угольной продукции в США.

Спрос на отечественное топливо резко сократился после того, как Минтопэнерго в мае распорядилось резко повысить цены на коксующиеся угли на 150-160 грн. за тонну при предыдущей средней цене более 350 грн.

Как прозвучало из уст заместителя министра топлива и энергетики Виктора Тополова из выступления на коллегии, резкое повышение цены угля совпало по времени со снижением курса доллара, а также спадом производства продукции на украинских меткомбинатах, что вкупе и сформировало неблагоприятную конъюнктуру на рынке коксующегося угля.

Впрочем Тополов склонен усматривать виновника кризиса отнюдь не в лице министерства, односторонняя и радикальная ценовая политика которого спровоцировала проблемы для угольщиков.

Замминистра винит не государство, являющееся продавцом угля госкомпаний, а покупателя, который не желает приобретать сырье по предложенной цене и якобы искусственно устроил кризис, чтобы добиться снижения расценок.

«Для того, чтобы заставить продавать уголь по старой цене, и было все это сделано», -- указал Тополов на причину профицита отечественного топлива на рынке. Тем самым замминистра намекнул о существовании некоего сговора со стороны собственников, контролирующих коксохимпереработку и металлургию.

Подобная точка зрения замминистра конечно имеет право на существование. Вот только жаловаться в условиях рыночной экономики на покупателя, не желающего приобретать товар по «экономически обоснованной» (пользуясь выражением Тополова) цене, как то не пристало. Наверное, гораздо целесообразней было бы перед повышением цен на уголь согласовать намерения министерства с покупателями твердого топлива. Тем более, что в основе снижения спроса на украинский уголь могут лежать и другие объективные экономические причины.

Так, в июне экспорт отечественного кокса снизился в сравнении с аналогичным прошлогодним периодом на 30,4%, а его импорт -- на 25,9%. Экспортно-импортные потоки снижаются на общем фоне падения производства кокса с начала года, что свидетельствует о глубоком падении конъюнктуры на рынке металла и подтверждается следующими данными Госкомстата: в июне экспорт чугуна из Украины сократился на 60%, длинномерного и сортового проката -- на 31,4%, черного металлолома – на 26%, плоского проката – на 6,9%.

В условиях сокращения спроса на кокс со стороны меткомбинатов и резкого повышения цены украинского угля, коксохимикам вполне закономерно пришлось усилить ориентацию на Россию.

Что и неудивительно. Как сообщил «Ведомостям» генеральный директор украинской научно-промышленной ассоциации «Укркокс» Анатолий Старовойтов, в настоящее время цена украинского угля для коксохимиков достигает 130 долларов за тонну при средних мировых расценках 140-150 долларов. При этом уголь Донбасса содержит в себе довольно непривлекательную характеристику в виде повышенного содержания серы, которая является основным бичом для металлургов. Так, в тонне отечественного угля содержание серы достигает 1,6-1,8% при среднемировом уровне 1% и соответствующем показателе в России-- 0,6%.

Очистка металла от серы в процессе его выплавки требует дополнительных существенных расходов, поэтому при сложившихся ценах на украинские угли металлургам гораздо удобнее закупать кокс, произведенный из российского сырья. Тем более, что занятие это для них весьма привычное: еще во времена Советского Союза в Украину ввозилось в отдельные годы до 16 млн. тонн кузбасского угля. К тому же начиная с 2001 года доля отечественного кокса в производстве металпродукции неуклонно снижалась, что было вызвано как нехваткой собственных коксующихся углей, так и гораздо более высоким качеством российского сырья.

Может ли государство в сложившейся ситуации защитить интересы украинских угольщиков?

По мнению Старовойтова, одним из способов могло бы стать снижение тарифов на экспорт кокса и коксующихся углей, которые, как известно, были повышены в 2004 году предыдущим правительством по причине дефицита кокса на внутреннем рынке.

Год спустя дефицит сменился профицитом, однако тариф на железнодорожную перевозку сырья до границы Украины до сих пор остается неизменным – около 40 долларов за тонну. Стоимость перевалки тонны угля через порты на Черном море составляет 25-30 долларов.

Старовойтов утверждает, что сочетание цены, качества и размера тарифа на экспорт украинского угля практически не оставляет коксохимикам шансов выхода на зарубежные рынки.

Еще одним из возможных способов стимулирования потребления угля гендиректор «Укркокса» считает необходимое увеличение загрузки тепловых электростанций, которые, как известно, могут сжигать помимо энергетических и коксующиеся угли. Только вряд ли подобная рекомендация со стороны коксохимиков осуществима. Остановка атомных энергоблоков ради тепловых приведет к заметному росту тарифа на электроэнергию: стоимость электричества «Энергоатома» на оптовом рынке в два раза ниже, чем у тепловых генкомпаний.

Еще Старовойтов предлагает металлургам при выплавке металла отказаться от газа и полностью перейти на кокс.

«Нигде в мире газ в этих целях не используется», -- сказал гендиректор.

Однако меткомбинаты рекомендациям «Укркокса» внимать не торопятся.

Очевидно, что на сегодняшний день в распоряжении у Кабмина не остается более действенного метода ликвидировать проблему переизбытка коксующихся углей на рынке, как ввести ограничение на их импорт.

Именно этого добивается сейчас Минтопэнерго от Кабмина. Именно об этом уже заявляла премьер Юлия Тимошенко, сообщив о возможном скором введении квотирования импортных поставок сырья, что послужит весьма «своевременным» шагом накануне вступления Украины в ВТО.

Можно правда пойти другим путем: внедрить в максимально быстрые сроки аукционную торговлю коксующимся углем, как велят на то утвержденные правительством меры по реализации программы «Украинский уголь» на 2005 год.

Реализация подобной меры в условиях профицита угольной продукции на внутреннем рынке могла бы вылиться в аукционы «на понижение». Подобные аукционы помогли бы определить рыночную, а не «экономически обоснованную» цену отечественной угольной продукции на сегодняшний день, а заодно и помочь в решении проблемы ее профицита.

Вот только вряд ли реальная рыночная цена «черного золота» правительству понравится. Уж слишком обнажит она неприглядную картину истинного положения дел в отечественном угольном хозяйстве.

НОВОСТИ / Энергетика