10 января 2006 08:18

В 2005 году украинская энергетика развивалась вразрез с общемировыми тенденциями

Руководство Министерства топлива и энергетики подвергает сомнению правильность общемирового курса на либерализацию энергорынков

В ноябре этого года первый заместитель министра топлива и энергетики Юрий Продан в интервью одному из деловых еженедельников сообщил:

 

«Проанализировав опыт различных стран, могу сказать, что либерализация энергорынков не дала экономический толчок для развития ТЭК в долгосрочной перспективе. Мы не увидели, к сожалению, ни существенных инвестиций в отрасль, ни снижения цен вследствие конкуренции». 

 

На просьбу "Экономики" прокомментировать слова Продана один из экспертов сказал  следующее: «Наверное, наше Минтопэнерго умнее Америки, Европы и России вместе взятых».

 

Так получилось, что высказывание Продана совпало приблизительно по времени с информационными новостями, свидетельствующими, что Европа и Россия развивают свои энергетические рынки почему-то в сторону либерализации. По неведению, наверное.

 

В частности, по сообщению ПРАЙМ-ТАСС, Еврокомиссия осенью этого года подготовила специальный доклад о ситуации на энергетических рынках Евросоюза и пришла к выводу, что такие энергомонополисты, как французские Electricite de France и Gaz de France, итальянская ENI и германская E.ON препятствуют установлению конкуренции на рынке. Еврокомиссия предложила наложить крупные штрафы на перечисленные компании и заявила о готовности начать процесс дробления этих энергетических гигантов, занимающих в своих странах монопольное положение. 

 

Чуть позже появилось сообщение о заседании правительства России, на котором премьер Михаил Фрадков назвал привлечение инвестиций в отрасль супернациональным проектом. Инвестиции предполагается привлекать путем выделения из состава монополиста РАО «ЕЭС России» энергокомпаний и проведения дополнительных эмиссий их акций. При этом «ЕЭС России», по словам министра промышленности и энергетики России Виктора Христенко и вообще должно прекратить свое существование в конце 2008 года.

 

Как известно, энергетическая реформа в России осуществляется путем реструктуризации компаний энергохолдинга по функциональному принципу вместо вертикально-интегрированного. Сама же программа реформы выполнена при этом в лучших европейских образцах.     

 

Как известно, европейские страны начиная с 1990 года планомерно движутся в сторону создания и развития конкурентных рынков электроэнергии и газа. Конечная цель реформ – формирование глобального открытого общеевропейского энергорынка.

 

Впервые конкурентный рынок электроэнергии появился в 1990 году в Англии. В 1991 полностью либерализованный энергорынок с неограниченной конкуренцией был внедрен в Норвегии.

 

В последующие десять лет путь либерализации энергетической отрасли выбрали и другие  страны. Наиболее существенно продвинулись в энергетических реформах  Аргентина, Бразилия, США, страны Скандинавии, Таиланд, где уже действуют конкурентные рынки. Многие другие государства пребывают пока только вначале избранного пути.

 

В мире существует несколько базовых моделей энергорынков, которые разнятся между собой степенью государственного регулирования, организационной структурой, уровнем приватизации и конкуренции.

 

ЦИТАТА

РАО «ЕЭС России» может прекратить свое существование в 2008 г.

Несмотря на то, что в каждой отдельно взятой стране энергорынок индивидуален, существуют общие базовые принципы, которые лежат в основе реформирования электроэнергетики и других инфраструктурных отраслей и без реализации которых создать полноценный конкурентный рынок невозможно.

 

Это, во первых, реструктуризация энергетических компаний по функциональному принципу. В энергетике это разделение по таким видам деятельности, как производство, транспортировка и сбыт. Смысл затеи заключается в повышении прозрачности энергокомпаний и ликвидации перекрестного субсидирования.

 

Второе: внедрение в отрасли конкурентных механизмов там, где их можно внедрить, и налаживание эффективной государственной регуляторной политики там, где конкуренция невозможна. Цель реформы – запуск ценосдерживающих механизмов.

 

Третье: предоставление потребителю права выбора поставщика электроэнергии.  Конкуренция между поставщиками может внедряться как в отдельном регионе (штат Калифорния) или стране (Украина), так и в межгосударственных масштабах (Евросоюз). 

 

Реализация этого принципа возможна на условиях обеспечения свободного допуска субъектов рынка к транспортной инфраструктуре – электросетям. Согласно положениям энергетических директив Евросоюза, собственник сетей не должен препятствовать операторам в пользовании инфраструктурой. С этой целью предусматривается разделение функций энергопоставляющих компаний по передаче и поставке электроэнергии. По этой же причине магистральные линии электропередач не рекомендуется передавать в собственность отдельно взятой коммерческой структуре, как это хочет сделать руководство нашего Минтопэнерго, пытаясь объединить НАК «Энергетическая компания Украины» с НЭК «Укрэнерго».

 

Конечно, не существует ни одной страны мира, реализовавшей перечисленные принципы на 100%. Процесс либерализации энергетики достаточно сложен и сопряжен с многочисленными политическими, экономическими и технологическими сложностями.

 

Не всегда реформы приводят к быстрому ожидаемому результату в виде снижения цены электроэнергии или привлечения требуемых инвестиций. Иногда темпы реформирования опережают общеэкономические возможности страны для их проведения, как это произошло в Украине во второй половине девяностых. Иногда успешной либерализации энергетики препятствует всплеск цен на энергоносители или экономический кризис или различные другие факторы. 

 

Тем не менее эксперты различных стран сходятся в оценке многочисленных положительных результатов, которые приносит энергореформа. Это прежде всего стимулирование интереса инвесторов к сооружению высокоэффективных генерирующих мощностей на смену устаревшим энергоблокам, как это происходило в Англии и США. Это также постепенная ликвидация непрозрачных энергомонополий и внедрение ценосдерживающих конкурентных механизмов, снижение зависимости энергетической отрасли от чрезмерного государственного вмешательства, коррупции и политической конъюнктуры, интеграция энергоактивов в мировые фондовые рынки и привлечение в отрасль передовых управленческих «ноу-хау». 

 

И, наконец, нельзя забывать о главном: об интересах потребителя, который приобретает возможность выбора поставщика.

 

Многие страны по прежнему продолжают делать ставку на государственные унитарные энергокомпании, тем не менее общемировая тенденция либерализации энергетических отраслей и создания конкурентных энергорынков налицо.

 

Этой тенденции с середины девяностых следовала и Украина. Однако в этом году  руководство Минтопэнерго почему-то признало отечественную энергореформу ошибкой. Вместо продолжения намеченного многолетнего реформаторского курса госуправленцы заговорили вдруг о целесообразности укрепления государственного отраслевого монополиста НАК «ЭКУ». Установлен государственный управленческий монополизм на  оптовом рынке электроэнергии. Снижена роль Нацкомиссии регулирования электроэнергетики, как независимого регуляторного органа в отрасли. Продан при этом уверяет, что не видел более эффективного энергорынка, чем система региональных вертикально-интегрированных монополий, существовавшая в Украине до середины девяностых. Первый замминистра предлагает отложить еще на пару лет приватизационный процесс.

 

Для многих специалистов и экспертов отрасли остается при этом непонятным, как нынешние действия энергетических чиновников соотносятся с проевропейским и рыночным курсом, который продекларировала Украина.     

НОВОСТИ / Энергетика