02 декабря 2019 11:00

Эксплуатация ядерного энергоблока без ОВОС

Эксплуатация ядерного энергоблока без ОВОС

АЭС оказывает сильнейшее влияние на окружающую среду. Однако сроки их эксплуатации продлеваются, несмотря на закон об ОВОС – продлеваются, так как "Энергоатом" невозможно заставить действовать по закону.

10 февраля 2020 г. заканчивается срок эксплуатации третьего энергоблока Южно-Украинской атомной электростанции мощностью 1 ГВт. Согласно правительственной Энергетической стратегии до 2035 г. и по
сообщениям
ГП "НАЭК "Энергоатом" планируется продление эксплуатации реактора в сверхпроектный срок.

Но речь идет о ядерном энергоблоке, а соответственно, о существенном воздействии на окружающую среду. Об энергоблоке, расположенном возле реки общегосударственного значения — Южного Буга и вблизи Национального природного парка "Бугский Гард".

И если по сути целесообразность АЭС и производных рисков может иметь аргументы как "за", так и " против", решающими являются законное решение по результатам независимого экспертного исследования этого вопроса и учет мнения причастных сторон.

Излишне говорить о потенциальном вреде от новых ядерных энергоблоков, но такая же ситуация и в случае продления срока эксплуатации действующих. Поскольку, кроме уже существующих рисков, изменяется техническое состояние энергоблока, а также окружающая среда, климат.

Так сложилось, что ядерная энергетика обоснованно является отдельным объектом законодательного регулирования, следовательно, имеет специальные нормы и требования. Но такое законодательство до 2018 г. не отвечало международным стандартам в части оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС).

Поэтому согласно взятым на себя обязательствам по Соглашению об ассоциации с ЕС и в соответствии с директивами по окружающей среде в Украине был принят Закон "Об оценке воздействия на окружающую среду", которым внедрена приемлемая в демократической и правовой стране процедура — определение возможности и целесообразности проведения хозяйственной деятельности с учетом ее воздействия на окружающую среду.

Этим законом по сравнению с предыдущим прямо и более четко определено следующее: оценке подлежит, в частности, строительство и продление срока эксплуатации атомных электростанций и ядерных установок; создание Единого реестра ОВОС, реестра экспертных комиссий, которые должны обеспечить предоставление независимой оценки; участие общественности до и после подготовки отчета по ОВОС. И только после получения положительного заключения субъект хозяйствования может обратиться к уполномоченному органу для получения желаемого разрешения на осуществление деятельности.

То есть путь к условной лицензии для продления эксплуатации ядерного энергоблока в сверхпроектный срок существенно осложнился. Конечно, проще сделать, как раньше, — подготовить заявление о внесении изменений в лицензию согласно "жесткому" перечню документов, определенному Госинспекцией ядерного регулирования, и провести ни к чему не обязывающие общественные слушания согласно Закону "Об экологической экспертизе", утратившему силу в позапрошлом году, и неактуальному Порядку. И говорить, что ОВОС в этом случае не нужна.

Так и решил сделать "Энергоатом". Главная проблема не в том, что атомщиков в действительности не интересует мнение общественности или нет возможности связаться с независимыми и принципиальными экспертами, а в том, что невозможно заставить "Энергоатом" действовать согласно закону.

Немного нелогично, но по закону предприятие, деятельность которого будет оказывать воздействие на окружающую среду, можно привлечь к ответственности за непроведение ОВОС только после запуска его работы. Конечно, началу деятельности предприятия предшествует необходимость получения определенных разрешений: введение объекта в эксплуатацию, получение решения об осуществлении деятельности и т.п.

Но возможность запуска предприятий без ОВОС как минимум в случае продления их эксплуатации или без понимания меры воздействия на окружающую среду существует.

И не следует забывать о коррупции, — отсутствие подтверждения необходимости в ОВОС создает условия для "решения вопроса" без каких-либо экспертов. Несмотря на то, что часть общественности, среди которой экологи и ученые, против продления эксплуатации энергоблока. Ведь у нее отсутствует процедурная возможность защитить свои интересы в этой ситуации. Оснований обвинять министерство в бездеятельности тоже нет, — у него нет полномочий обязывать; а субъект хозяйствования, формально пока ничего не нарушивший, не обязан что-либо исправлять.

Вместе с тем ядерные энергоблоки могут также оказывать значительное вредное трансграничное воздействие. Поэтому Украина также обязана согласно Конвенции Эспо и национальному законодательству проводить консультации с причастными государствами.

Логичный вопрос: каким образом реагировать на бездеятельность "Энергоатома" и Министерства энергетики и защиты окружающей среды, поскольку продление срока эксплуатации энергоблока может и, скорее всего, состоится без ОВОС?

К сожалению, институт ОВОС не предусматривает мер реагирования до запуска самой процедуры, которую субъект хозяйствования начинает путем сообщения о запланированной деятельности.

Собственно, это является существенным пробелом. В новом законе отсутствует такой этап ОВОС, как скрининг. Значение этого этапа состоит в проверке потребности проведения ОВОС. А соответственно, в предупреждении уклонения субъекта хозяйствования от ее проведения или в предупреждении затрат его времени и ресурсов на ненужную ОВОС. При этом урегулирование такого этапа должно предусматривать возложение прав и обязанностей на его участников: на орган власти — осуществление контроля, а на субъект хозяйствования — обязанность прохождения такой проверки. Что позволяло бы власти осуществлять заблаговременный контроль и предупреждать случаи уклонения от ОВОС.

Это обезопасило бы среду нашего существования от возможного неисследованного потенциального влияния хозяйственной деятельности и помогло бы своевременно определять его с учетом возможных альтернатив.

Следует отметить, что этот случай может стать прецедентом. К 2030 г. заканчивается срок эксплуатации еще семи реакторов, продление срока эксплуатации которых предусмотрено Энергетической стратегией до 2035 г. Следовательно, это может состояться без гарантий и предохранителей, заложенных в законе об ОВОС. Но беспрепятственное продление эксплуатации энергоблоков без учета мнения независимых экспертов и объективной критики может привести к негативным последствиям.

И если атомщиков, которые хотят избежать препятствий в продлении коммерческой деятельности и получении прибыли, можно понять, то позицию Министерства энергетики и защиты окружающей среды — нет. Последнее даже отказывается прямо отвечать на вопрос о необходимости проведения ОВОС при продлении срока эксплуатации ядерного энергоблока.

Конечно, "Энергоатом" — монополист и основной поставщик электроэнергии в Украине, но Министерство энергетики и защиты окружающей среды и правительство в целом, независимо от обстоятельств, должны требовать соблюдения законодательства.

Автор
Зеркало Недели
Источник
НОВОСТИ / Энергетика