23 декабря 2019 12:11

Против течения

Против течения

Национальный интерес — водообеспечение или гидроэнергетика?

 

Если возобновляемость солнечного излучения и ветра сомнений не вызывает, то возобновляемость воды зависит от способа и условий ее использования.

Изменение климата подталкивает нас к переходу на безуглеродную энергетику, соответственно, к использованию возобновляемых источников энергии. Прежде всего к ним относится энергия солнечного излучения, силы ветра и воды.

Вода, а точнее, ее сила как ресурс получения электроэнергии используется чаще всего для гидроэлектростанций (ГЭС) и гидроаккумулирующих электростанций (ГАЭС), нуждающихся в поднятии уровня воды для увеличения эффективности работы станций путем образования водохранилищ. Цена таких действий — перекрытие естественного водотока, вследствие чего ухудшается гидроморфологическое состояние рек. А в контексте изменения климата — происходит более интенсивное нагревание и испарение воды из-за большой площади зеркала водохранилищ.

Как следствие, через годы вместо источников относительно чистой воды с рыбой и природных объектов рекреации имеем заболоченные резервуары с некачественной водой, летом покрытые "зеленкой". Отсюда риски для здоровья от потребления такой воды и необходимость усиления мер по ее очистке. Киевское, Кременчугское, Каховское "моря" — яркие тому примеры. Ученые констатируют, что непоправимая деградация экосистем Днепра, Днестра от ГЭС привела к ситуации почти невозможного их восстановления без ликвидации плотин.

При этом водность украинских рек падает. То есть на выходе — уменьшение объемов воды в стране, ухудшение ее качества и потеря ихтиофауны. О возобновляемости и экологичности такой гидроэнергетики говорить не приходится, — последствия очевидны.

Логичный вопрос: может ли Украина позволить себе такое расточительное использование вод Днепра, Днестра, Южного Буга? Рек, являющихся основными источниками пресной воды в стране.

Каким бы широким отец-Днепр (с древних времен известный как Борисфен) ни казался, Украина относится к наименее водообеспеченным странам Европы. И это если не вдаваться в проблему качества наших вод, которая становится все актуальнее.

Обеспеченность чистой водой признана глобальной проблемой, решение которой является одной из целей ООН устойчивого развития. А согласно недавнему исследованию Всемирного банка, актуальной становится проблема не только количества, но и качества воды.

По прогнозам Всемирного банка, к 2025 г. две трети населения планеты могут столкнуться с дефицитом чистой воды, потребность в которой к 2050-му лишь увеличится на 20%. Перспектива возникновения такой проблемы возможна даже в европейских странах, водные объекты которых характеризуются лучшим качеством, чем наши.

Следовательно, с каждым годом проблема доступа к чистой воде и в целом с водообеспечением страны перемещается в группу ключевых национальных интересов.

Наше же отношение к водообеспечению — намерение построить новые и продолжить эксплуатацию существующих гидроэнергетических мощностей и стимулировать развитие малой гидроэнергетики с помощью "зеленого" тарифа.

Собственно, еще в 2016 г. правительство приняло подотраслевую программу развития гидроэнергетики на десять лет. Программой предусмотрено строительство Каневской ГАЭС, Каховской ГЭС-2, каскада ГЭС на Днестре и т.п. Но такое относительно краткосрочное, неразумное использование в стиле средневековых захватчиков только порождает дополнительную проблему — с водообеспечением. Такое положение вещей указывает на насущную необходимость изменить отношение к водным ресурсам страны путем отказа от зарегулированности рек и внедрения экосистемного подхода при оценке намерений в гидроэнергетике.

Безусловно, удельная доля электроэнергии, выработанной ГЭС, составляет 7,5%, и потребность перекрыть спрос вместе с объемами гидроэнергетической инфраструктуры не позволяют сделать это одномоментно. Но при этом можно разработать соответствующую программу действий по проведению стратегической экологической оценки с учетом мнения экспертной среды и позиции общества. С обязательным приданием необходимой такой программе юридической силы.

Нам надо менять совковый подход к использованию водных ресурсов, основанный на ошибочном представлении об экологичности гидроэнергетики, не проверенной исследованиями о влиянии на окружающую среду. Аргумент — последствия 70 лет зарегулированности и разрушения Днепра. Люди в достаточной степени показали способность влиять на природу, пришло время демонстрировать умение сосуществовать с ней.

Что касается аргумента о развитии гидроэнергетики в Европе, то надо учитывать различия, носящие основоположный характер. Большинство существующих и запланированных к строительству ГЭС в Европе располагаются в горных местностях Альп, Пиренеев, Балканских и Скандинавских гор. Отсюда отсутствие потребности в поднятии уровня водохранилищ, как у нас, для придания воде большей силы при сбрасывании. А значит, отсутствие потребности в создании крупных водохранилищ, что при продолжительном использовании приводит, в частности, к ухудшению качества воды.

К тому же горные воды не содержат такого количества живых существ, как русла рек на пологих участках. Хотя даже в таком случае прослеживается влияние на окружающую среду.

Необходимо признать: продолжительная ориентация на использование рек в целях энергетики сформировала не только отдельную подотрасль со всеми составляющими, но и привычное представление большинства людей о наших реках и их ландшафтах, которых многие уже не видели в естественном состоянии.

Также не надо забывать о принадлежности большей части гидроэнергетических мощностей монополисту — ЧАО "Укргидроэнерго". Это предприятие под государственные гарантии планирует тратить большие суммы кредитов международных финансовых учреждений на развитие и поддержание гидроэнергетической инфраструктуры.

Сметная стоимость запланированных Программой развития гидроэнергетики до 2026 г. мероприятий составляет свыше 65 млрд грн. Хотя, например, по отдельным экономическим оценкам, негативные последствия создания днепровских водохранилищ превышают полученные выгоды от 6 до 30 раз.

Так нужна ли нам энергия такой стоимости, забирающая у нас еще и ландшафты, объекты исторического, археологического наследия и природно-заповедного фонда?

Целесообразность отказа от использования гидроэнергетических мощностей где бы то ни было — уже существующая практика, в частности, в США, Франции, Польше. Речь идет о переведении в заповедный фонд целых рек или их участков с запретом строить гидротехнические сооружения, о мораториях на строительство новых мощностей, о снесении станций для освобождения рек и т.п.

При существующих перспективах развития солнечной и ветровой энергетики вместе с назревающей проблемой водоснабжения несложно понять нецелесообразность гидроэнергетики. При очевидной потребности сохранить наши главные реки и остатки природного наследия. Даже у ГАЭС есть в будущем приемлемые альтернативы.

Но, видимо, правительство не видит рисков такой эксплуатации водных ресурсов даже в перспективе, а также потребности в отказе или хотя бы в уменьшении объемов гидроэнергетических мощностей. Энергостратегия до 2035 г. предусматривает увеличение производства электроэнергии ГЭС на 30% по сравнению с 2020-м.

Создается впечатление, что в любой ситуации мы должны вредить себе больше. Поскольку с учетом потенциала стране целесообразнее ориентироваться на получение электроэнергии из ветра и солнца, заменяя ею также и гидроэнергетику. И давать рекам Украины возможность сохраниться и постепенно восстановиться, чтобы полноценно удовлетворять человеческие потребности.

А с учетом намерения новообразованного Министерства энергетики и защиты окружающей среды пересмотреть Энергостратегию до 2035 г. вопрос приобретает все большую актуальность и нуждается в коренном пересмотре и надлежащей переоценке. В частности, следует учесть потребность отказаться от плотин на Днепре и Днестре и от "зеленого" тарифа с другими стимулами для гидроэнергетики, ввести экосистемный подход при стратегической экологической оценке и оценке влияния на окружающую среду и методику оценки полного цикла.

* * *

Решение вопроса энергетической безопасности государства путем постепенного уничтожения другого жизненно необходимого ресурса — пресной воды является стратегической ошибкой. Поскольку электроэнергию можно взять из других источников, а пресную воду — нет. По крайней мере если не строить ядерные мощности еще и для опреснения воды.

Автор
Зеркало Недели
Источник
НОВОСТИ / Энергетика