01 марта 2019 13:49

«Северный поток-2»: насколько сильны угрозы для Украины?

«Северный поток-2»: насколько сильны угрозы для Украины?

В середине февраля этого года стало ясно, что запуск неудобного тактически и опасного стратегически для Украины газопровода «Северный поток-2» практически неизбежен. Европейские институции и основной лоббист этого «потока» в ЕС – Германия – достигли компромисса, распространив требования газового законодательства Евросоюза на трубопроводы, идущие из третьих стран. Эти договоренности усложняют жизнь «Газпрому», но пока что более в теории: сам факт строительства «потока», равно как и предстоящее «наказание Украины», которая скоро «останется совсем без газа», сразу же были объявлены безусловными успехами российской политики. При этом, в отличие от многих других случаев, украинская дипломатия в этот раз делала почти все, что могла. Более того – ситуация не столь апокалиптична, как можно предположить, а в ближайшие зимы мы точно не замерзнем. Контракти.uа выясняли, что произошло на самом деле, и какова реальная степень угроз Украине от «Северного потока-2».

 

Что такое «Северный поток-2»?

Вторая ветка проекта «Северный поток» (Nord Stream; первая был запущена в 2011 году) проходит по дну Балтийского моря, через воды Финляндии, Швеции, Дании и Германии. Протяженность газопровода составляет более 1,2 тыс. км, пропускная способность – 55 млрд куб. м газа в год. Эта ветка целенаправленно строится в обход Украины и других транзитных государств, в частности, Беларуси и Польши. Общая стоимость проекта - 9,5 млрд евро. «Газпром» реализует его в альянсе с европейскими компаниями Engie, Uniper, OMV, Shell, Wintershall. Европейцы суммарно финансируют строительство на 50%, т.е. на долю каждого партнера «Газпрома» приходится по 950 млн евро.

При этом единственным акционером проекта является сам «Газпром», поскольку зарегистрированная в Швейцарии компания Nord Stream AG 2 полностью принадлежит ему. Упомянутые западные компании ее акционерами не являются.

Nordstream

«Северный поток» должен соединиться в Германии с другими трубопроводами, в частности, с OPAL

После введения второй ветки в эксплуатацию общая мощность «Северного потока» составит 110 млрд куб. м в год. В таком случае, заявляют в «Газпроме», транзит по украинской территории будет сведен к минимуму, и Украина, под угрозой тотального вымерзания и экономического коллапса, будет молить Москву о возобновлении поставок в любой форме. У злорадных ожиданий России есть некоторые основания: так, по оценке «Нафтогаза», ущерб ГТС от запуска «Северного потока-2» составит 12 млрд долларов.

Как известно, существующий газовый контракт 2009 года, известный как «контракт Тимошенко», истекает 31 декабря 2019 года. Согласно недавним решениям Стокгольмського арбитража, «Газпром» должен ежегодно прокачивать через Украину не менее 110 млрд куб. м, или же заплатить за этот объем транзита. Но «Газпром» это не делает (в 2018 году объем транзита составил 87 млрд куб. м), и делать явно не планирует, ожидая смены власти как в Украине, так и в европейских институциях, которые сейчас в целом не очень лояльны к агрессивной политике РФ.

Скандальный проект

С самого начала строительства обе ветки Nord Stream были объектами скандалов и многочисленных согласований на всех уровнях – европейско-российском, внутриевропейском, и с третьими странами – в первую очередь, с Украиной. Особенно это характерно именно для второй части трубопровода, которую прокладывают сейчас. Евросоюз, в т.ч. благодаря вниманию украинской дипломатии к проблеме, оказался не так уж и един в своем отношении к проекту. Наиболее ярко это выразилось в марте 2018 года, когда против Nord Stream выступили главы правительств Чехии, Эстонии, Венгрии, Латвии, Польши, Словакии и Румынии, а также президент Литвы. Политики единогласно заявили, что реализация проекта несет геополитическую угрозу. Тогда же аналогичное мнение прозвучало и со стороны администрации Дональда Трампа: в Вашингтоне назвали Nord Stream «политическим», и подчеркнули, что он никак не будет способствовать конкуренции на газовом рынке Европы.

5c9f12416b

«Американский сниженный газ «внезапно» перестал нравиться Европе, хотя еще несколько лет назад велись активные переговоры по его экспорту в Европу, - отмечает президент Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаил Гончар, - Также европейцы вдруг «забыли» о газе из Центральной Азии, к примеру, из того же Туркменистана, который мог бы идти как раз через украинскую ГТС».

Особенно обострилась ситуация в конце января текущего года, когда к числу сомневающихся в геополитической безопасности «Северного потока-2» присоединилась Франция. Переговоры длились несколько недель, и за это время в Украине и других недовольных странах стали высказываться осторожные надежды, что вот теперь уж точно «Северный поток-2» будет приостановлен в реализации. Однако чуда не произошло: 12 февраля комитет постоянных представителей стран ЕС принял проект поправок к известной «газовой директиве» Евросоюза от 2009 года. Согласно ним, требования, распространявшиеся ранее только на газопроводы внутри ЕС, стали обязательными и для внешних поставщиков.

«Против запуска второй ветки Nord Stream были и Еврокомиссия, и Европарламент, но упорство Германии и желание получить дивиденды уже с 1 января 2020 года победило, - указывает Гончар,- Все дело в том, что соглашение о строительстве и функционировании «Северного потока-2» прописано так, что отсчет в получении дивидендов начинается с момента торжественного запуска газопровода, даже если по нему практически еще долго ничего не будет прокачиваться. То есть, с 1 января следующего года».

«Газпром» опутывают ограничениями

Таким образом, ситуацию с «Северным потоком-2» формально загоняют в путы европейского бюрократизма. Принятый в 2009 году «Третий энергопакет» (упомянутая Газовая директива является его органической частью) предусматривает, что деятельность компаний-операторов всех трубопроводов на территории ЕС в обязательном порядке должна быть отделена от продажи и добычи газа. Проще говоря – запрещает одной и той же компании и поставлять газ, и заниматься его транспортировкой. Этот энергопакет был принят именно из-за политики «Газпрома», уверенно «подсаживавшего» Европу на «газовую иглу» вплоть до недавнего времени, и достигшего в этом немалых успехов.

gazprom

Теперь на российского газового монополиста распространено несколько условий, которые ему явно не нравятся. Прежде всего, это требование о том, что доступ к не менее чем 50% мощностей «внешних» газопроводов (т.е. идущих из стран, не являющихся членами ЕС), должны получить и иные игроки. Кто бы это ни был.

Кроме того, в директиве прописано, что тарифы на транзит газа и эксплуатацию трубопроводов должны соответствовать рыночным принципам, принятым в ЕС.

Но, пожалуй, наиболее значимой нормой, под которую «подводят» «Газпром», является положение о том, что он должен будет сменить оператора «Северного потока-2» в ЕС, т.е. отказаться от идеи управлять трубопроводом через Nord Stream 2 AG, и передать это управление независимому оператору.

Коррупционные лазейки для России и Германии

Вот здесь-то и «зарыта» возможная первая коррупционная «собака» - дело в том, что статус этой компании должна подтвердить немецкая сторона, как государство, на территории которого находится «точка входа» газопровода с Балтики, и которое является основным бенефициаром от поставок. Проверить немецкое решение должна будет Еврокомиссия. России достаточно в очередной раз «убедительно мотивировать» как немецкую сторону, так и общеевропейских бюрократов, чтобы признать какого-нибудь нового оператора «независимым». А схем для придания подобным компаниям формально «независимого» статуса известно множество, и россияне, и немцы ими владеют очень хорошо.

Несколько сложнее «Газпрому» будет «порешать вопрос» с требованием о доступе к 50% своих мощностей иным европейским компаниям. Например, эти мощности может затребовать какая-либо компания, желающая прокачивать туркменский газ. В этом случае «Газпром» все равно будет решать, прокачивать ли для газ по территории России для поставок в Европу. То есть, и здесь у него есть возможности для манипуляций и шантажа. Кроме того, не исключено, что воспользоваться ситуацией могут и российские конкуренты «Газпрома» - те же «Новатэк» или «Роснефть».

Правда, это ничего не дает Европе в плане диверсификации поставок из РФ. Но если «Газпром» сильно уж «упрется рогом» (ведь, согласно законодательству РФ, он является единственным экспортером российского газа), не допуская никого (даже иные российские компании) к своим трубам, Еврокомиссия имеет право запретить ему использовать ту самую половину мощностей «Северного потока-2».

inx960x640

Укладка труб идет своим чередом - Россия торопится

Наконец, наиболее противоречивым пунктом в согласованном европейцами документе является возможность для Германии заключать технические соглашения с «Газпромом», хотя и под контролем Еврокомиссии, а также «обновлять, вносить замечания, адаптировать» имеющиеся соглашения с Россией. Причем в отношении «Северного потока-2» прямо сказано, что исключения возможны лишь в том случае, если его запуск «не нарушает конкуренцию на европейском рынке», и «не несет угрозу безопасности поставок топлива в ЕС».

«Формально принятые правки выглядят, как победа европейского энергетического законодательства, а фактически все эти исключения могут стать правилом, учитывая заинтересованность немецкой стороны», - указывает Михаил Гончар.

Отметим, что Германия и Россия уже не первый раз хотят «замутить междусобойчик» в отношении совместных газопроводов. Они уже предпринимали попытку вывести из-под европейских норм газопровод OPAL, соединяющий «Северный поток» с трубопроводом «Ямал-Европа». И им это удалось: Еврокомиссия вывела OPAL из-под всех ограничений до 2033 года. Это решение в 2016 году оспорила польская компания PGNiG, к иску которой присоединился «Нафтогаз». Ничего не получилось: Общий суд ЕС летом 2017 года отклонил все претензии – и польские, и украинские. Обоснование – не обнаружено нарушений базовых документов европейского законодательства.

«Если не будет заинтересованных поставщиков газа по этому маршруту со своими ресурсами, произойдет ситуация, как с Opal, когда россияне добились разрешения, в конце концов, его полной загрузки своим ресурсом», - отмечает председатель правления альянса «Новая энергияУкраины» Валерий Боровик.

Putin-Merkel-760x2000

Неужели все дело - в тайном коррупционном сговоре Путина и Меркель?

Все случившееся – следствие коррупции в немецких политических и бизнес-кругах, уверен Михаил Гончар. «Более того, это коррупционная плата Германии за непризнание России страной-агрессором в украинском конфликте, а всего лишь страной-посредником в рамках Нормандского формата», - уверен он.

Что еще может помешать «Северному потоку-2»?

Казалось бы, в такой ситуации наше положение довольно печально. Более того – этот тот случай, когда нельзя обвинить отечественную дипломатию в бездеятельности или неумении отстаивать интересы страны. Украина, в принципе, сделала все, что могла. Наши дипломаты подняли тему как на общеевропейском уровне, так и на уровне отдельных стран, получили союзников в лице некоторых государств ЕС, и смогли увязать политический и экономический контексты строительства этого газопровода.

«Пожалуй, одной из явных ошибок с нашей стороны было то, что ни разу не Соглашение на соглашение об ассоциации с ЕС, где есть статья 274, согласно которой стороны должны учитывать потенциал и возможности энергетической инфраструктуры друг друга», - указывает при этом Михаил Гончар.

Подчеркнем еще раз: мнение Украины об опасности «Северного потока-2» разделяют многие страны Европы. Выше уже назывались страны Балтии, Польша, Чехия, Словакия, Венгрия. К ним нужно добавить Румынию, а также скандинавские государства. Скандинавы видят в новых российских «трубах» и экологическую, и экономическую угрозу, а норвежцы еще и конкуренцию своим месторождениям. Наиболее радикально против выступают датчане, в чьих водах проходит газопровод. Хотя, как отмечает Валерий Боровик, под давлением Германии, и учитывая новую позицию Евросоюза в целом, Дания может вскоре отказаться от своей позиции.

8f7510

А так все начиналось... Символический запуск первой части проекта в 2011 году

Восточным европейцам и прибалтам оба «потока» также не дают ничего, зато несут угрозы их энергетической безопасности в случае уменьшения прокачки и через нашу ГТС, и через Беларусь.

Оказалась заинтересована в хорошей загрузке украинской «трубы» и такая перспективная страна, как Италия, в то время как балканские государства, в большинстве своем, наши проблемы не волнуют. На это, в частности, указывает директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАНУ Владимир Землянский. «Для Италии наша ГТС - отличный дублирующий вариант. Что касается балканских стран, то они будут снабжаться через другой поток – Турецкий, который также запускается с 2020 года».

Нынешний состав Еврокомиссии, равно как и большинство в Европарламенте – также на нашей стороне. А вот Германия, Австрия, Нидерланды, Бельгия, Болгария, Сербия, и де-факто, теперь и Франция, играют против.

При этом в цитаделях европейской бюрократии ситуация также может скоро поменяться: в мае пройдут выборы в Европарламент, а следовательно, избран и новый состав Еврокомиссии, который может быть не столь озабочен вопросами диверсификации газоснабжения Европы, а стоять на принципах «давних, надежных и конструктивных» газовых отношении с Москвой.

В этих условиях важнейшее слово остается за США. Вашингтон вполне может ввести санкции против всех упомянутых выше компаний, сотрудничающих с «Газпромом».

17371-1_large

Американский сжиженный газ всегда наготове для Европы

«США явно будут действовать ассиметрично, дабы придать своим возможным санкциям максимально приемлемое обоснование, - уверен Михаил Гончар, - Думаю, предлог для санкций будет найден в сфере ядерной безопасности. Т.к. Россия вышла из договора о ликвидации ракет средней и малой дальности, вот и появился повод для санкционного давления на компании, ведущие бизнес со столь агрессивным государством».

На иной аспект возможных американских санкций указывает Валерий Боровик. «У России нет технологий, которые позволяют прокладывать газопроводы в глубоких водах. Помочь с укладкой на глубине можно, только используя западные наработки. Потому введение санкций против европейских партнеров «Газпрома» может сработать».

По словам Боровика, Германия, понимая это, пытается «задобрить» Штаты, делая им «предложение, от которого невозможно отказаться: обещает все-таки расширить прием американского сланцевого газа. Этот проект в последние годы «подвис», а теперь Германия может согласиться на него намного быстрее, т.к. это одна из самых логичных возможностей для диверсификации поставок».

Donald-Trump

Трамп однозначно настроен против этого проекта. И слово США будет решающим

Почему падает интерес Европы к украинской ГТС?

Нужно отметить, что привлекательность украинского направления транзита для Европы становится все меньше из-за нескольких причин. Прежде всего, это состояние инфраструктуры, т.е. степень износа самих труб. Кроме того, несмотря на и обязательства, взятые в т.ч. в рамках Соглашения об Ассоциации, «Нафтогаз» по-прежнему является в глазах европейцев неповоротливым «монстром», контролируемым государством. Между тем, мы давно должны были привести активы «Нафтогаза» в соответствии с требованиями все того же Третьего энергопакета ЕС – т.е. передать ГТС независимому оператору, статус которого заверил бы ЕС. Такой шаг показал бы наше желание играть по правилам Евросоюза, и способность придерживаться взятых обязательства. Но пока, особенно с учетом возможного существенного переформатирования власти, это решение снова откладывается.

«Европа не особо заинтересована в украинской «трубе». Наша «драгоценная» ГТС вообще не учитывается в расчетах европейцев после 2024 года», - указывает Валентин Землянский.

Если действие всех ограничений, связанных с европейским газовым законодательством, будет все-таки в полной мере, а не формально, распространено на «Северный поток-2», и он будет прокачивать не 55, а 27,5 млрд куб. м, то оставшиеся «кубы» будут продолжать идти через Украину. Но это теоретическое рассуждение. К тому же, эти 27,5 млрд не «делают погоду» для нашей ГТС, «заточенной» на много большой объем. В любом случае, часть мощностей придется консервировать уже начиная с 2021 года.

screenshot8

Украинская ГТС - гигантская система, заточенная на «имперские» объемы поставок

«Консервация нашей ГТС требует немалых затрат, - указывает Землянский, - В свое время Николай Азаров патетически говорил о том, что «пустую трубу» будет легче порезать на металлолом, чем законсервировать. Не думаю, что до этого дойдет, хотя поддержание «полумертвой» инфраструктуры может быть очень накладным».

Что касается потерь, которые понесет Украина, то, в первую очередь, это доход от 2 до 3 млрд долларов за транзит. Но еще важнее, - в стратегическом плане - утрата геоэкономического влияния, которым мы все еще обладаем по факту того, что являемся страной-транзитером газа в Европу.«Именно в этом качестве Европа рассматривала нас как часть своего экономического пространства. Тем более, что используя и ГТС, и хранилища, мы еще недавно могли ввести речь о газовом хабе Восточной Европы. Теперь все эти планы находятся под реальной угрозой», - сетует Боровик.

«Холодный апокалипсис» и «пустая труба»: страхи и реальность

Основной проблемой для Украины на данном этапе является даже не «Северный поток-2», как таковой, а неопределенность, наступающая с 1 января 2020 года, когда заканчивается действие «контракта Тимошенко». «Газпром» ставит жесткую альтернативу – либо продление контракта на существующих условиях и отказ от выгодных для Украины решений Стокгольмского арбитража, либо прекращения транзита через нашу территорию.

Однако неверно думать, что в новогоднюю ночь вентиль на украинской границе будет прочно перекрыт, и наша страна начнет погружаться в холодный ад. Это пропагандистские «страшилки», которыми оперируют в РФ. В Украине, заметим, как существующая власть, так и ее потенциальные сменщики, сохраняют спокойствие. Тема возможного зимнего апокалипсиса в пылу предвыборных баталий и скандалов не поднимается вообще. Означает ли это, что основные претенденты на президентское кресло имеют четкие планы реагирования на такую ситуацию, или же наоборот, ведут себя «по страусиному», стараясь не замечать столь сложную проблему?

Рискнем предположить, что двое из трех главных кандидатов на президентское кресло – Петр Порошенко и Юлия Тимошенко – такие планы все же имеют. От Тимошенко вообще резонно было ожидать «разруливания» ситуации, непосредственную ответственность за создание которой она несет. Но заметим – по этому вопросу она ни разу не высказалась. При этом безусловный опыт в решении газовых вопросов у нее есть, а акцент на социальном факторе тем более потребует как можно более быстрого решения. Потому потенциальному президенту Тимошенко придется обнародовать свою строгие по газовому вопросу, как минимум, летом. Это повлияет – тем или иным образом – и на электоральные перспективы «Батькивщины» на парламентских выборах.

19_01_31

10 лет назад они договорились. Могут повторить?

Петр Порошенко не раз утверждал, что Украина «выстоит, несмотря ни на что» против любого газового шантажа России. Но конкретика по этому поводу не им, не премьер-министром, не чиновниками «Нафтогаза» также не озвучивалась. Тут возможно два объяснения. Либо Порошенко понимает, что решать эту проблему будут уже не он. Либо, снова-таки, получив новый мандат доверия украинцев (что далеко неочевидно), он и его чиновники с новой сильной возьмутся за решение «газового вопроса» - ближе к осени.

Что касается Владимира Зеленского, то пока что он никак не высказывался по «газовому поводу». Вероятнее всего, эта проблема у него вообще не в голове. Потому не исключено, что при президенте Зеленском решать газовые вопросы будет все тот же менеджмент «Нафтогаза» в нынешнем составе. За неимением иных кандидатур.

Не все так плохо

Возможно, спокойствие наших политических «грандов» обусловлено пониманием того, что к концу этого года какое-то соглашение все равно будет заключено. Дело в том, что аккурат с 1 января 2020 года прокачка по «Северному потоку-2» не начнется, несмотря на формальный запуск. Она ожидается, ориентировочно, только с конца 2021 - начала 2022 годов. Это означает, что срываются все экспортные контракты «Газпрома», и он сам будет заинтересован в том, чтобы продолжить транзит по украинской «трубе». Шантаж уступит место реальности.

«Украине нужно запастись газом «под вентиль», и тогда она сможет пережить предстоящую зиму. Потребление газа у нас объективно уменьшилось, и это позволит продержаться на запасах в хранилищах, - отмечает Михаил Гончар, - А вот затем начнется критический период, когда нужно будет думать о стратегическом решении проблемы. Тем более, что европейцы могут начать давить и на нас, и на Россию, требуя побыстрее решать вопрос с прокачкой через Украину. И, в первую очередь, на нас будут давить наши же союзники в ЕС».

68893-1_large

1 января 2020 года Россия может перекрыть Украине вентиль только символически

И здесь украинской стороне нужно будет настаивать не на краткосрочных годовых контрактах, которые явно будет предлагать Россия в ожидании запуска «Северного потока-2» на полную мощность, а настаивать на долгосрочном контракте с сохранением объема прокачки по нашей ГТС около 60 млрд куб. м.

«Объем в 60 млрд кубов будет сохраняться, по меньшей мере, в 2020-м. на тот момент проложенный по территории Германии газопровод, соединяющий «точку входа» с непосредственными потребителями, еще не будет функционировать. А вот что будет дальше – неизвестно», - отмечает Валентин Землянский.

Следует также учитывать, что на трассе «Северного потока» не построено достаточное количество хранилищ, что не позволит «Газпрому» справляться с пиковыми загрузками в зимний период. А в Украине такие хранилища есть, и это – наш мощный козырь.

К тому же, подчеркивает Землянский, ситуация с газом в Европе меняется приблизительно каждые два года. «На нее влияет множество факторов – к примеру, решения правительств тех или иных стран об отказе от ядерной энергетики или угля, или же наоборот, частичного возвращения в «угольный век». На данный момент непонятно, договориться ли Европа с США по сжиженному газу, или она будет получать его из Азии. Плюс играют роль сугубо политические факторы – те же газовые директивы и борьба вокруг них это показывают», - отмечает эксперт.

11438-c302c12

Наша ГТС еще может пригодиться Европе. При правильном позицинировании ее преимуществ

Таким образом, нельзя считать, что ситуация с «Северным потоком-2» угрожает Украине немедленной остановкой транзита и коллапсом экономики. У нас есть еще достаточно возможностей сохранить хотя бы часть транзита, при этом продолжая отстаивать свою позицию в ЕС и лоббируя ее перед США. Однако действительно стратегическим выходом из ситуации является реформирование управления нашей ГТС, что снова заставит европейцев учитывать ее в своих экономических стратегиях, а не постепенно списывать со счетов.

Наконец, самое главное – это продолжение политики диверсификации поставок «голубого топлива» в Украину, развития альтернативной энергетики, разумной экономии и отхода от энергоемкой модели постсоветской экономики. Это и есть самый сложный вызов, с которым пока что не справилось ни одно из украинских правительств, хотя на несколько шагов де-факто приблизились два последних. Остается надеяться, что после смены, или, как минимум, существенного обновления власти, которое ожидается в этом году, тенденция избавления Украины от «газовой наркомании» не подвергнется ревизии, и специалисты которые будут отвечать за это вектор в новом правительстве, не сойдут с заданного в последние годы курса.