19 ноября 2007 15:59

Ощадбанк держит Виктора Ющенко в неведении

Нацбанк стоит на страже банковской тайны

Ощадбанк держит Виктора Ющенко в неведении

Нацбанк не стал поддерживать секретариат президента в его желании получить доступ к конфиденциальной информации Ощадбанка. Как стало известно Ъ, регулятор направил правлению банка письмо, в котором напомнил, что передавать информацию о заемщиках третьим лицам запрещено. Основываясь на письме, глава набсовета Даниил Волынец потребовал у его членов подписать документ о неразглашении банковской тайны. Однако не все члены совета согласились с требованием. Это означает, что его очередное собрание может быть вновь сорвано, что уже в ближайшее время поставит под угрозу возможность Ощадбанка выдавать кредиты.


В распоряжении Ъ оказалась копия письма заместителя председателя Нацбанка Владимира Кротюка на имя председателя правления Ощадбанка Анатолия Гулея, в котором НБУ, ссылаясь на статьи закона "О банках и банковской деятельности", напоминает, что руководители банка не имеют права передавать третьим лицам информацию, которая стала известна им при выполнении своих обязанностей. "К руководителям банка статьей 42 отнесены и члены набсовета",– уточнил господин Кротюк и напомнил, что банк ответственен за сохранность банковской тайны.
По данным Ассоциации украинских банков, на 1 октября Ощадбанк занимал среди украинских банков седьмое место по активам (17,072 млрд грн) и восьмое по капиталу (1,47 млрд грн). 100% акций принадлежит государству. В набсовет входят по пять представителей от президента (Ян Берназюк, Роман Жуковский, Андрей Пышный, Александр Морозов, Олег Рыбачук), Верховной рады (Юрий Бордюгов, Даниил Волынец, Олег Кошеленко, Анатолий Литюк, Сергей Чекашкин) и Кабинета министров (Юрий Зоц, Людмила Арнаутова, Андрей Кравец, Сергей Бельчик, Сергей Рыбак).
На основании этого письма глава наблюдательного совета Ощадбанка Даниил Волынец разослал членам совета письмо с предложением подписать соответствующее обязательство о неразглашении коммерческой тайны. "Это касается не столько конфиденциальности банковской информации, сколько тайны клиентов банка,– сказал Ъ господин Волынец.– Дело в том, что у нас уже полгода ведутся споры по этому поводу, что не позволяет провести заседание набсовета. К сожалению, в совете есть несколько несамодостаточных людей, которые работают в секретариате. Когда мы до чего-то договариваемся, при приходе на работу у них вдруг появляются совершенно другие резоны, которые не позволяют реализовать достигнутые договоренности. Они предлагали предоставлять в онлайн-режиме в секретариат президента достаточно большой объем информации".
По словам Даниила Волынца, набсовет и правление Ощадбанка готовы предоставлять документы в секретариат президента и одновременно в Министерство финансов при условии неразглашения коммерческой и банковской тайн. Это необходимо, так как передача третьим лицам информации о финансовом состоянии заемщиков банка, которую они предоставляют при получении кредита, способна не только причинить вред его репутации, но и нанести финансовый урон. "Все должны сознавать, что эту информацию нельзя использовать как элемент политических разборок,– считает глава набсовета.– Нельзя, чтобы документы, имеющие подписи, печати, бесконтрольно перекочевывали из Ощадбанка в другие инстанции, которые не имеют никакой ответственности за нарушение банковских принципов". Согласно ст. 232 Уголовного кодекса, умышленное разглашение коммерческой или банковской тайны карается штрафом от 200 до 500 необлагаемых минимумов (3,4-8,5 тыс. грн), исправительными работами до двух лет или лишением свободы на два года.
По мнению Анатолия Гулея, подписание "обязательства о неразглашении" разрешит ключевой конфликт между некоторыми членами набсовета и правлением: "Я готов каждому из членов совета объяснить положения закона и уверен, что все они подпишутся под документом". Напомним, заседания набсовета Ощадбанка срываются уже на протяжении восьми месяцев: после того как президент оспорил в Конституционном суде назначение в совет пяти представителей Кабмина, оставшиеся десять членов не могут согласовать вопросы собрания. Господин Гулей полагает, что согласие членов совета не раскрывать банковскую тайну позволит наконец провести запланированное на 5 декабря заседание совета, на которое выносится 23 вопроса.
Впрочем, некоторые члены совета считают, что имеют достаточный доступ, и поэтому не намерены письменно подтверждать сохранение тайны. "Набсовет как высший орган не может давать обязательства перед правлением не разглашать тайну, так же как глава правления не может давать обязательства перед начальниками отделов,– объясняет член совета, руководитель департамента макроэкономики и финансового сектора секретариата президента Роман Жуковский.– Зачем нужно было писать письмо в Нацбанк, когда мы просто просили соблюдать подотчетность правления совету".
Таким образом, даже публично заявляя о желании принять участие в запланированном заседании набсовета, его члены вновь могут не собрать кворум – десять человек. Как сообщал Ъ (см. номер от 18 июня), правительство, уже выделившее по 200 млн грн на увеличение уставных фондов Ощадбанка и Укрэксимбанка, не вносит их в фонды, ожидая от набсоветов госбанков подтверждения аудита и отчетности за 2005-2006 годы. При этом в Ощадбанке признают, что уже подошли к границе адекватности капитала и в ближайшее время могут перестать выдавать кредиты (к 1 октября Ощадбанк выдал физическим лицам кредиты на 4,236 млрд грн, предприятиям – на 3,115 млрд грн). Неспособность увеличить капитал приведет к снижению доли госбанка на рынке. "Вместо того чтобы решать эти вопросы, мы толкаемся на месте, решая, нужно ли подписывать доступ",– возмущается Даниил Волынец.

Теги:
Финансы
Автор
КоммерсантЪ (Украина)
НОВОСТИ / Финансы