21 июля 2008 13:54

Дмитрий Гриджук: «Возможно, потеряем в динамике, но точно выиграем в качестве»

Дмитрий Гриджук: «Возможно, потеряем в динамике, но точно выиграем в качестве»

Чтобы помочь своим читателям разобраться в хитросплетении явных и мнимых макроэкономических угроз, «ЗН» продолжает серию интервью со специалистами-практиками — руководителями системных украинских банков. Наш сегодняшний собеседник — один из авторитетных украинских банкиров, председатель правления банка «Хрещатик» Дмитрий Гриджук, возглавляющий это финансовое учреждение с 2000 года.

— Дмитрий Николаевич, недавно совет НБУ объявил новый кур­совой коридор (4,85 грн./долл. +/- 4%). Действительно ли от этого стали более понятными, прогнозируемыми и прозрачными перспективы валютного курса?

— Такое заявление совета НБУ — положительный сигнал для рынка, поскольку служит определенным фактором стабильности в валютно-курсовой политике, давая ориентиры и более четкое понимание того, каким будет курс, как населению, так и корпоративному бизнесу. Но пока не совсем понятен статус этого коридора.

Правление НБУ неоднократно заявляло, что намерено отказаться от массированных интервенций, предоставив возможность рынку регулировать и устанавливать соотношение гривни к американскому доллару. Поэтому возникают некоторые вопросы — будет ли Национальный банк постоянно выходить на рынок, неукоснительно соблюдая границы этого коридора и вынуждая не только официальный, но и рыночный курс оставаться в его рамках? Или дейст­вия будут все-таки больше зависеть от складывающейся ситуации: скорости пополнения валютных запасов, роста денежной базы, ликвидности банковской системы, уровня инфляции и процентных ставок и т.д.

Мы действительно должны иметь более четкое представление того, что будет происходить с гривней. Насколько жестко ее курс будет регулироваться или он будет все-таки плавающим, в чем конкретно заключаются и в какие сроки будут реализованы мероприятия по переводу гривни в разряд свободно конвертируемых валют. Сложно не согласиться с теми представителями Национального банка и аналитиками, которые утверждают, что хотя и далеко не все, но многие условия и предпосылки для такого перехода уже сформировались, поэтому для подобных планов есть все основания.

В принципе, мы сегодня уже психологически готовы к любому из этих сценариев. Но рынку нужны более четкие и последовательные сигналы на предмет того, какой именно из них будет избран.

К сожалению, в треугольнике «НБУ — Кабмин — секретариат президента» взгляды и подходы к этому вопросу достаточно сильно различаются.

Путей решения практически любой проблемы может быть несколько. И в курсовом вопросе действительно существует поливариантность. Более того, у каждого из вариантов есть свои плюсы и минусы, понадобятся какие-то жертвы. Наиболее правильным, на мой взгляд, будет тот путь, который станет действенным компромиссом для всех сторон, способных влиять на эту ситуацию.

— Вопрос не совсем к банкиру, но все же… Вы верите, что достижение такого компромисса возможно?

— Мне кажется, что процессы, подобные происходящим сегодня в Украине, характерны для развивающихся экономик тех стран, в которых политическая система тоже только формируется, где происходит перманентная политическая борьба за власть.

Конечно, в тех странах, где политическая элита смогла определиться с ключевыми приоритетами развития страны и консолидировать свои усилия для их достижения, экономические результаты, да и уровень жизни населения, оказались гораздо выше. Видимо, наше отставание — это та цена, которую мы должны заплатить за формирование национальной политической культуры.

— А как вы оцениваете перспективы денежно-кредитного рынка? Не секрет, что монетарные рычаги оказались практически единственным инструментом борьбы с инфляцией, а уровень межбанковской ликвидности уже несколько раз падал до критического значения. Можно ли исключать подобные рецидивы в будущем? Есть ли гарантии, что к ним готова наша банковская система?

— Я бы не стал характеризовать нынешнее состояние рынка как кризисное. На мой взгляд, сейчас здесь происходит упорядочивание, поскольку раньше был, без преувеличения, кредитный рай. Причем в полном смысле этого слова: как в розничном бизнесе, так и для корпоративных клиентов. Кредитовали кого и где угодно: в торговых залах, супермаркетах и даже на роликах — везде.

В Украине сформировался самый настоящий кредитный бум, поэтому упорядочивание кредитной активности банков должно было рано или поздно произойти. Причем чем раньше, тем лучше. Вы помните очень обидное заключение аналитиков Standard & Poor’s, которые заявили, что 75% выданных украинскими банками кредитов — проблемные. Конечно, это заявление было очень далеким от истины, но чтобы дойти до жизни такой, хватило бы еще буквально одного-двух лет существования этого кредитного рая.

Подобные условия формируют в экономике и ее финансовой системе дисбалансы, размеры которых оценить бывает очень сложно. Ведь многие процессы приобретают такую инерционность, что начинают развиваться самопроизвольно, и какое-то время идут даже вопреки законам экономики да и обычной логики.

— Помнится, еще два года назад в «Вестнике НБУ» вы опубликовали статью, в которой рынок недвижимости, особенно столичный, характеризовался как чрезвычайно перегретый. Такой вывод делался на основании простого сравнения соотношений между стоимостью недвижимости и ВВП разных стран. В частности, в Соединен­ных Штатах, где в прошлом году разразился ипотечный кризис, это соотношение было намного меньшим, чем в Украине.

— Тогда, то есть еще два года назад, мы действительно пришли к выводу, что рынок недвижимости в Украине перегрет. И что? По классическим экономическим законам цены на недвижимость в нашей столице действительно в четыре раза превышали размеры официального ВВП и должны были начать снижаться. А что получилось?

Классические экономические законы в нашем государстве не сработали, поскольку сформировались другие факторы, и их дейст­вие перевесило. В результате весь этот бум на рынке недвижимости не только не прекратился, но еще больше усилился. Этот бум привел к дальнейшему росту цен и наращиванию объемов строительства.

Многие банки-кредиторы, особенно до скандала с «Элита-центром», выдавали займы под строительство, что называется, без разбора. Приходит человек с договором от любого застройщика — банк его кредитует. Сегодня этого уже и в помине нет. Банки, и в частности мы, выдаем кредиты исключительно под те проекты, которые можем контролировать. Речь идет о тех строительных организациях, фонды финансирования строительства которых открыты в нашем финансовом учреждении. Мы делаем контрольные замеры и проводим оплату каждого очередного этапа строительства только по факту выполнения определенного объема работ. Это дает определенные гарантии как банку, так и инвесторам, вложившимся в «квадратные метры».

Это лишь один из примеров тех процессов упорядочивания банковского бизнеса, которое идет во всех сегментах — ипотечном, авто- и потребительском кредитовании. Это же относится и к проектам корпоративного сектора — как инвестиционным, так и производственным и торговым.

При желании происходящее можно назвать кризисом кредитных процедур. Но никоим образом — не кризисом ликвидности или всей банковской системы.

— Насколько серьезную угрозу создает произошедшее резкое ужесточение условий кредитования банками экономическому росту, ведь оценки, которые звучат по этому поводу, отличаются порой диаметрально?

— Возможно, потеряем в динамике, но точно выиграем в качестве. Банки ведь не прекратили кредитование. Мы продолжаем работать и кредитовать по всем тем же направлениям, что и раньше, но при этом ужесточили подходы и стараемся отсеивать слишком высокорисковые, на наш взгляд, запросы клиентов. Рынок в целом тоже продолжает расти, хотя и не столь значительными темпами, как раньше. Думаю, в этом году его прирост рост хоть уже и не будет полутора-двукратным, но все-таки составит весомые 25%.

Я считаю все эти тенденции очень здоровыми, поскольку они позволят предотвратить возникновение в нашей банковской системе и экономике проблем, сродни американским. Кстати говоря, обратите внимание на любопытный факт. Если раньше гражданину Соединенных Штатов — физическому лицу, чтобы получить ипотечный кредит, достаточно было прийти в банк и предоставить свои личные данные, то сегодня им пришлось вернуться фактически к тому перечню документов и к тем процедурам, которые практикуются в Украине.

— Не секрет, что банковские ипотечные кредиты были одним из ключевых факторов, поддерживавших спрос на недвижимость в Украине. Сегодня их доступность, как вы сами признали, резко снизилась. В результате то, о чем раньше писали лишь журналисты и посетители форумов по недвижимости, теперь признают даже риелторы: платежеспособный спрос на жилье значительно упал, ситуация близка к катастрофической, рынок практически неликвиден и ему грозит обвал цен…

— В «Зеркале недели» тоже, кстати, недавно была опубликована статья, в которой дается просто замечательный анализ причин, почему цены на жилье должны снижаться. Но там не проанализировано практически ни одного довода в пользу их дальнейшего роста. А ведь такие факторы тоже существуют. И, сопоставив ситуацию сегодняшнюю и двухлетней давности, я могу с достаточной уверенностью сказать: обвала цен на недвижимость не будет. Может быть лишь сравнительно небольшое и достаточно плавное снижение, да и то в отдельных сегментах. Но не обвал.

Вы посмотрите, объемы строительства в нынешнем году уже начали сокращаться, ссуды под земельные участки даже вокруг Киева и в Киевской области получить очень сложно, но тем не менее снижения цены на землю нет. Это косвенно свидетельствует о том, что и цены на жилье тоже снижаться не будут.

Второй момент — это объективная потребность в жилье. Неудовлетворенный спрос на него только среди жителей Киева, не считая приезжих из регионов, составляет около 5—7 млн. кв. метров даже по самым минимальным нормам. А значит, даже если количество жителей в столице не будет меняться, при нынешних темпах ввода жилья в эксплуатацию — около 1 млн. кв. метров в год — понадобится как минимум пять-семь лет, чтобы удовлетворить только минимальные потребности.

Я не буду отрицать значительно возросшие объемы так называемых спекулятивных инвестиций в строительство людей высокого и даже среднего уровня достатка. Однако доля таких инвестиций, особенно с привлечением кредитных ресурсов, в общем объеме ипотечных банковских ссуд очень невелика. Как незначительна она и по отношению к потребностям рынка, который остается достаточно емким и способен еще поглощать большие объемы жилья. Так что нынешняя его коррекция, которая уже идет с учетом того, что недвижимость сейчас растет в цене значительно медленнее, чем те же потребительские товары, тоже должна пой­ти рынку только на пользу.

Обвал ипотечного рын­ка мог бы произойти только в случае каких-то крупных дефолтов, спровоцировавших цепную реакцию. Но, судя по тому, что условия денежно-кредитного рынка ужесточились уже достаточно давно, а крупных банкротств до сих пор не было, в дальнейшем их появление маловероятно.

— Дмитрий Николаевич, ужесточение условий денежно-кредитного рынка коснулось в первую очередь отечественных игроков. И пока вы упорядочиваете свои кредитные процедуры, банки с иностранным капиталом активно наращивают свои рыночные доли. Четверо из пятерки крупнейших игроков ипотечного рынка принадлежат или контролируются иностранными собст­венника­ми: Укрсиббанк, Райф­файзенБанк Аваль, Укрсоц­банк, OTP. Как банк «Хрещатик» собирается с ними конкурировать?

— Конечно, вы правы. Удерживать рыночные доли с учетом очевидного неравноправия в возможностях капитализации и доступа к ресурсам отечественным банкам сейчас действительно тяжело. Особенно это касается розницы, где иностранные операторы особенно активны. Ведь посмотрите, сегодня уже даже такие международные гиганты, как Citibank и ING, которые, в общем-то, достаточно давно присутствуют на нашем рынке и раньше считали вхождение в украинскую розницу преждевременным, объявили и даже начинают работать в этом сегменте. Так что конкуренция здесь будет только обостряться.

И все же мы стараемся конкурировать на равных, оставаясь полноценным универсальным и системным банком, предоставляющим весь спектр банковских услуг. Хоть нам и сложно тягаться с западными игроками по объемам операций, но как по цене, так и по качеству я считаю наши услуги вполне конкурентоспособными.

Одним из главных наших преимуществ являются достаточно разветвленная региональная сеть — более 150 филиалов и отделений, уже сформированная команда высококлассных специалистов, а также налаженные и притершиеся за годы совместной работы контакты с клиентами, их доверие к нам.

Как розничный, так и корпоративный сегменты еще достаточно емкие, чтобы на них оставалась возможность активно развиваться практически всем игрокам.

— Но вам ведь, наверное, все чаще сейчас приходится отказывать своим клиентам, или вы хотите сказать, что банк не страдает из-за трудностей доступа к ресурсам? Вы планировали размещение евробондов, но, кажется, отложили его до осени. Внешний рынок когда-нибудь откроется для долгосрочных займов?

— Хотел бы в очередной раз акцентировать внимание, что внешний рынок полностью не закрыт. Просто ресурсы на нем, особенно средне- и долгосрочные, стоят слишком дорого. О кризисе ликвидности на мировых рынках сейчас речь не идет, американский центробанк понизил стоимость кредитования до минимально возможного уровня. Речь идет, напомню, о кризисе доверия: мировые инвесторы располагают огромными финансовыми средствами, просто после всех банкротств и дефолтов в США, да и Европе, резко ухудшились их настроения, повысилось внимание к оценке рисков.

В итоге дополнительную премию за риск приходится платить в том числе и заемщикам с развивающихся рынков. Я считаю, что сегодня эта премия слишком велика. Поэтому действительно, подписав мандат на выпуск еврооблигаций с двумя банками, мы решили дождаться более оптимистичных сигналов с рынка. Определенные положительные сдвиги, как мне кажется, там уже намечаются, так что ситуация начнет улучшаться, по моему мнению, где-то к осени. До этого времени мы и решили подождать. Хотя надо понимать, что возврата к условиям полутора-двухлетней давности в ближайшем обозримом будущем уже не будет.

Кроме того, мы ведь, как и другие банки, не ограничиваемся ожиданием лучшей погоды с мировых рынков. Банк «Хрещатик» активизировал работу с внутренними источниками: выпустил беззалоговые облигации, готовится эмиссия так называемых ипотечных ценных бумаг. Началась более активная работа с населением и нашими корпоративными клиентами — им предложены более гибкие и удобные депозитные программы.

Те же банки, которые не хотят или не могут ждать, выходят на рынок уже сейчас. Объем выпусков евробондов с начала нынешнего года превысил 700 млн. долл. и где-то 400 млн. — по синдицированным кредитам. То есть свыше миллиарда долларов на внешних рынках нашим корпоративным заемщикам привлечь удалось. Так что рынок все-таки движется.

— Движется, но слишком вяло. Ведь сравнительная доступность синдицированных займов приводит к наращиванию краткосрочного долга. А вот размещение не таких уж и длинных — пятилетних государственных евробондов — пришлось отложить до лучших времен. Как вы думаете, не слишком ли «кстати» подоспело снижение нашего суверенного рейтинга агентством Standard & Poor’s, и не было ли в падении котировок ранее выпущенных госбумаг, словно приуроченном к роад-шоу Минфина, спекулятивной игры?

— Спекулятивная составляющая, конечно, была. Но как бы там ни было, она все-таки подкреплялась именно нашими внутренними факторами — высокой инфляцией и обострившейся политической нестабильностью, сомнениями в работоспособности коалиции, вопросами об отставке правительства и очередных внеочередных выборах.

Что же касается рейтингов, то Украине, как известно, не удается их улучшить уже несколько лет. Остающийся спекулятивным и даже ухудшившийся в последнее время рейтинг суверена служит главным ограничителем для корпоративных рейтингов, в том числе и нашего банка.

Возможно, некоторые рейтинговые агентства судят нас чересчур строго. Возможно, иногда слишком переоценивают политические составляющие наших макроэкономических и финансовых рисков. Но негативную почву для подобных настроений формируют все-таки наши политические события. Поэтому без кардинального улучшения политической ситуации Украине и ее субъектам будет крайне сложно повысить свой инвестиционный имидж.

 

Теги:
Финансы
Автор
Зеркало Недели
НОВОСТИ / Финансы