14 июня 2018 13:49

Нацбанк станет на страже ячеек

Нацбанк станет на страже ячеек

Клиенты банков все чаще жалуются на воровство из банковских ячеек. Поэтому недавно Национальный банк подготовил проект постановления, которым меняются правила использования депозитных ячеек.


Как сообщили нам в НБУ, сейчас проект постановления правления регулятора обнародован на странице официального Интернет-представительства НБУ для общественного обсуждения, с конечным сроком представления предложений 15 июня, информируют Экономические Новости.

Результаты этого обсуждения пока смешанные. Андрей Литвин, адвокат, руководитель Харьковского офиса ЮФ «Ильяшев и Партнеры» считает, что предлагаемые НБУ изменения действительно направлены на усовершенствование нормативов по защите банковских помещений и их работников: «Некоторые требования по безопасности излагаются проектом в более четкой и императивной форме, что исключает двусмысленность предъявляемых к безопасности нормативов, например в определении понятия «инженерно-техническая укрепленность».

Также, как считает эксперт, радует новый подход к обязанности банка по видеонаблюдению. Например, станет обязательным круглосуточное наблюдение, чего сейчас может и не быть. Бесспорно, это нововведение должно помочь правоохранителям в поимке преступников.

Некоторые юристы в целом недовольны проектом. «Складывается впечатление, что НБУ подошел к задаче формально, лишь бы отрапортовать о принятых мерах по факту. Об этом свидетельствует то, что Проект содержит 12 изменений к Постановлению №63, которые преимущественно касаются замены отдельных слов/формулировок в постановлении, что нельзя считать кардинальными изменениями», — говорит Игорь Млечко, партнер Юридической компании «Justl».

По его мнению, достойными внимания являются лишь изменения в пункт 41, согласно которых будут увеличены минимальные сроки архивации (хранения) видеосигнала с видеокамер с 3 до 14/60 дней, в зависимости от объекта.

Банкиры тоже считают, что периода хранения до 60 суток видеозаписей с залов депозитариев финучреждений будет достаточно для правоохранительных органов, которые возьмутся за расследование кражи. У силовиков не будет поводов роптать из-за быстрого удаления видеоматериалов, что затрудняет сбор сведений о грабителях.

При этом Игорь Млечко уверен, что для реального изменения ситуации необходимо концептуально и основательно менять нормативную основу, а не «заменять слова на слова».

Независимая ассоциация банков Украины (НАБУ) неоднократно обращалась в НБУ с предложениями усовершенствовать действующие требования к организации защиты помещений украинских банков. «Поэтому намерения регулятора обезопасить обслуживание клиентов банковских учреждений, повысить контроль с целью уменьшения возможного негативного влияния человеческого фактора мы понимаем и целиком поддерживаем», — заявила исполнительный директор НАБУ Наталия Коробкова.

Проблема начала обостряться еще во время «банкопада» в 2014-2016 гг. Подтверждением тому является большое количество людей, которые так и не смогли вернуть свое имущество из ячеек некоторых лопнувших банков именно по причине его пропажи после введения временных администраций, когда старое руководство уже как бы ни за что не отвечало, а новое, де-факто, еще не появилось. Именно на этот период и пришелся бум воровства из ячеек.

Автор материала, который много лет хранил свои средства в банковской ячейке одного из крупнейших финансовых учреждений Украины, за два года сталкивался лично с тем, как клиенты банка писали жалобы на руководство учреждения, и подвали заявления о воровстве из ячеек в правоохранительные органы.

«Однозначно можно сказать, что проблема воровства из ячеек существует и обостряется. Об этом можно судить как по информации, которая содержится в открытых реестрах (например, в реестре судебных решений), а также по участившимся обращениям клиентов за правовой помощью в связи с утратой ценностей в ячейках», — считает Игорь Млечко.

В НАБУ считают, что ныне наметился некий тренд: банки расширяют сеть отделений, оборудованных хранилищами. На рынке наблюдается своеобразный ажиотаж — ячеек не хватает.

«Обращений к регулятору действительно стало немного больше, но это не обязательно говорит о том, что участились случаи мошенничества, а может свидетельствовать о большей сознательности граждан», — отмечает Наталия Коробкова.

Впрочем, некоторые банки, включая крупные (например, «Кредит Днепр») вообще отказались от предоставления такой услуги, как хранение в банковских ячейках.

Звучат даже призывы практиковать опись хранимого имущества и денег, однако к подобной идее есть вопросы. Ведь ценность данной услуги как раз и заключается в том, что о содержимом ячейки должно быть известно исключительно клиенту.

«Это является, как и преимуществом, так и определенными рисками и для клиента, и для банка.  Каждый банк прописывает условия предоставления услуги в договоре, исходя из своей внутренней политики, поэтому клиент имеет возможность самостоятельно оценить риски и выбрать наиболее приемлемый вариант», — резюмирует Наталия Коробкова.

Одним из немногих случаев, в которых специально созданной комиссией составляется акт и проводится опись содержания банковской ячейки, является случай ее вскрытия по истечению срока договора с банком или при получении наследства.

«В целом, вопросы банковских ячеек на государственном уровне регламентированы слабо и регулируются в основном договором с самим банком, правилами обслуживания банка, а также общими положениями законодательства Украины», — уверен Андрей Литвин. В Нацбанке говорят, что регулятор не может вмешиваться в договорные отношения между банком и его клиентом.

Многие эксперты рынка вообще считают, что воровством банковских ячеек занимаются работники банка, а не другие посетители депозитария. «В нашей практике не раз встречались уголовные дела, где главными фигурантами которых выступали сотрудники банков. Это достаточно распространенная практика. Поэтому, вероятность того, что из банковских ячеек «воруют» преимущественно сотрудники банков, высока», — отмечает Игорь Млечко.

Такая оценка в большей степени связана еще и с тем, что сотрудник банка отлично понимает, что доказать преступление в данной категории дел будет крайне непросто. Ведь он знает, что в банке очень короткое время хранения записей с видеокамер (три дня); в большинстве случаев невозможность доказать наличие в ячейке именно тех ценностей, о пропаже которых заявляет клиент.

А вот Наталия Коробкова защищает менеджеров банков: «Сотрудники банка, которые имеют доступ к хранилищам и личным данным клиента при приеме на работу проходят строгий контроль, их надлежащим образом инструктируют, они несут уголовную ответственность за разглашение любой конфиденциальной информации. В каждом банке работает система мониторинга, которая отслеживает все процессы, происходящие в банке. Если происходит какое-либо нарушение, этого не утаить».

С одной стороны, действительно, каждый сотрудник имеет ограниченный доступ к информации, рабочим зонам и отвечает за конкретный участок работы. Это делает невозможным доступ сотрудника к банковской ячейке клиента, хотя именно тех, кто депозитариями в финучреждении не занимается. А тем, кто отвечает за этот фронт работы? Здесь, как говорят, открыта «зеленая» улица.

С другой стороны, для банков это вопрос не только материальных потерь себя и своих клиентов, но и больших репутационных рисков. Ведь ничто не сделает так плохо финучреждению, как отрицательная «молва» о нем, которая будет распространяться бывшими клиентами банков в обществе.
 

Автор
Экономические Новости
НОВОСТИ / Финансы