02 сентября 2021 13:08

Как пандемия стала стагфляционной

Поскольку вирус изменился, изменилось и его вллияние на экономику

Как пандемия стала стагфляционной

Это лето было полно неприятных сюрпризов для мировой экономики. Америка, Европа и Китай растут медленнее, чем надеялись инвесторы. Потребительские цены растут очень быстро, особенно в Америке. Даже в зоне евро, которая привыкла к умеренной инфляции, цены в августе были на 3% выше, чем годом ранее, что является самым высоким показателем за десятилетие. Экономику беспокоит нехватка запчастей, рабочей силы, медленная и дорогая доставка, а также различные меры изоляции.

В первую очередь в этом виновато распространение штамма «Дельта», но также изменинеи механизма влиясния пандемии на экономику. Мир привык к вирусу, подавляющему рост, поскольку волны инфекции вызывают внезапную остановку экономической активности, а цены замедляются или даже падают. Вариант «Дельта», напротив, выглядит как стагфляционная сила, которая менее резко тормозит рост, но вызывает рост инфляции.

«Дельта» давит на потребительские расходы в богатых странах, а не обрушивает их. В странах с высоким показателем вакцининации связь между большим количеством заражений и менее активными потребителями ослабла. Сфера услуг в Европе вновь открылась на фоне волны «Дельты». Потребители меньше боятся болезни, даже если невакцинированных людей достаточно, чтобы заполнить больницы.

Год назад количество посетителей в американских ресторанах было почти вдвое меньше, чем в 2019. Сейчас сфера обслуживания упала примерно на 10%, хотя больницы переполнены в три раза. В Японии чрезвычайное положение в Токио, похоже, не удерживает потребителей от магазинов. Только в странах с драконовской политикой, направленной на ликвидацию вируса, люди застревают дома. Австралия и Новая Зеландия столкнулись с новой рецессией в результате введенных ими ограничений, а сектор услуг Китая, похоже, сокращается.

Между тем, распространение «Дельты» продолжает мешать глобальному производству товаров, в то время как потребители, особенно американцы, намерены покупать больше автомобилей, устройств и спортивного снаряжения, чем когда-либо. Вспышки в странах Юго-Восточной Азии с низкими показателями вакцинации вызывают временную остановку производственных предприятий и логистических сетей, что продлевает перебои в цепочках поставок. В Америке розничные торговцы, в том числе GAP и Nike, лоббировали Белый дом, чтобы он пожертвовал больше вакцин Вьетнаму, поскольку заводы, расположенные там, очень важны для их бизнеса. Дефицит ведет к росту цен.

Меняющиеся отношения между вирусом и экономикой имеют значение и для политиков. Они не смогут повторить уловку, которую они использовали ранее во время пандемии – ограничить мобильность, чтобы сдержать распространение вируса и одновременно дать стимул для создания компенсирующего бума в виде спроса на товары.

Оживление сектора услуг сейчас является единственным быстрым путем к росту, потому что именно здесь наблюдается слабость. Во втором квартале года расходы американских домохозяйств на услуги были примерно на 3% ниже уровня 2019 года в реальном выражении. Если распространение «Дельты» повлияет на такие сферы услуг, как досуг и гостиничный бизнес, дополнительные стимулы только вызовут рост инфляции.

Также стало всё труднее утверждать, что страх перед вирусом отпугивает потребителей от расходов и что правительственные ограничения, направленные на замедление распространения болезней, не имеют дополнительных экономических затрат. В связи с этим стоимость жестких антиковидных ограничений в глазах политиков растёт. Если давление на больницы заставит даже страны с высокой степенью вакцинации, такие как Великобритания, ограничить сферу услуг на зиму, экономический ущерб будет большим, а выгода меньше.

«Дельта» может вскоре утихнуть, ослабив давление на мировую экономику. Если этого не произойдет или на ёё место придет другой вариант, компромиссы, связанные с борьбой с вирусом, будет труднее оправдать.

Автор
The Economist (Великобритания)
Источник
НОВОСТИ / Финансы