08 сентября 2021 17:13

Пенсии по-новому: на что рассчитывать украинцам

Лёня Голубков приветствует внедрение накопительных пенсий

Пенсии по-новому: на что рассчитывать украинцам

Любой разговор о введении обязательных пенсионных накоплений должен начинаться с расчета прибыльности. В ином случае это профанация.

Деньги постоянно теряют свою ценность. Чтобы проверить это, вспомните, что вы могли купить на 100 гривен год назад и что можете приобрести сейчас. Инфляция безбожно съедает любые накопления, если они не работают, а просто лежат под матрасом. Даже если они лежат на банковском депозите, она и там до них доберется со временем. Посмотрите на проценты по депозитам в украинских банках, сравните их с годовой инфляцией и поймете, что на самом деле депозит не приумножает ваши накопления, а лишь позволяет не потерять их часть в течение года. И если даже на дистанции в год выиграть гонку с инфляцией трудно, то как победить в марафоне в 20–30 лет, которые и предполагает обязательный накопительный уровень?

Невзирая на все эти мелочи, правительство Дениса Шмыгаля переходит к внедрению накопительных пенсий, обещая уже с 2023 года ввести их для социальных работников, учителей и военных. Откусывая 2% от единого социального взноса и еще 2% от налога на доходы физических лиц, который ежемесячно платится из доходов граждан, государство будет формировать накопительный фонд, средства которого будут куда-то инвестироваться, приумножаться и служить источником дополнительных к «солидарным» пенсий. Без цифр выглядит привлекательно, тем более что правительство обещает 100-процентные гарантии выплат. С цифрами — не очень. Прежде всего потому, что согласно расчетам Минфина запуск фонда приведет к бюджетным потерям почти в 90 млрд грн в первый год запуска, да и в дальнейшем не будет добавлять. Увеличение дефицита «солидарного» уровня лишь ускорит его разрушение, еще больше ограничив возможности для повышения пенсий нынешним пенсионерам. Но нам об этом предпочитают не говорить.

Мы уже рассказывали о катастрофе на «солидарном» уровне пенсионного обеспечения. Кратко: денег нет, часть расходов вообще финансируется из госбюджета, выплаты мизерные, потому что количество получателей пенсий почти сравнялось с количеством тех, кто платит в систему взносы, а стажа для выхода на пенсию в 60 лет не хватает половине ныне работающих. Уменьшая даже на 2% те ЕСВ, которые сейчас поступают в «солидарку», правительство однозначно ухудшит и без того ужасную ситуацию. А обрадуются ли местные бюджеты тому, что еще и от НДФЛ (их основного источника наполнения) откусят часть денег? Так что правительству следовало бы дать обществу, по крайней мере, адекватные пояснения, ради чего мы идем на эти риски.

Зато министр соцполитики Марина Лазебная бредит: «Обязательная накопительная система, которая сбалансирует солидарную систему, ускорит детенизацию рынка труда и обеспечит личный накопительный счет для каждого человека». Сбалансирует солидарную систему, лишив ее части поступлений? Ускорит детенизацию? Но почему же те, кто не платил ЕСВ в Пенсионный фонд Украины, вдруг захотят платить его в накопительный фонд? Не стоит и спрашивать. Человек, возглавляя министерство, ежегодно тратящее более 300 млрд грн, искренне радуется, что активы негосударственных пенсионных фондов в Украине достигли 3,5 млрд, и считает это хорошими перспективами и залогом того, что государственный накопительный фонд повторит их «успех».

Марина Лазебная

Выдающаяся «аналитика» от Минсоцполитики обещает пенсионерам, что дополнительная «накопительная» пенсия точно не будет меньшей, а даже немного большей по сравнению с «солидарной». И если вы успеете хотя бы 20 лет откладывать средства на второй уровень, можете рассчитывать на уверенное удвоение вашего ежемесячного содержания. Посмотрим внимательно на исходные данные этих расчетов. Минсоцполитики отталкивается от зарплаты в 15 тыс. грн и 35 лет стажа (то есть человек официально и без перерывов работает с 25 до 60 лет). При таких условиях его ежемесячные взносы на второй уровень составят 600 грн, и за все время накопления доходность инвестирования этих средств на 3% превысит годовую инфляцию. И если пенсию он будет получать в течение 15 лет, то ее дополнительная выплата со второго уровня будет равна 3117 грн.

Первый вопрос без ответа — стаж. Мы уже показывали закрытые данные ПФУ, которые свидетельствуют, что половина ныне работающих даже минимально необходимого официального стажа не будет иметь при достижении 60 лет. Где же взять 35 лет стажа? Что делать 66% 35-летних мужчин, которым уже сейчас не хватает даже 25 лет? А чем меньше будет количество лет, тем меньшими будут и накопленные средства, и дальнейшие выплаты. А для значительной части участие в системе вообще теряет какой-либо смысл.

Второй вопрос без ответа — доходность. Нам обещают ее на 3% годовых выше инфляции. Той самой инфляции, которую мы даже на текущий год никогда не можем определить точно: в 2019-м ожидали, что будет 6,3%, а было 4%, в 2020-м при ожидании в 8,7% вышли на 5%, в этом году рассчитывали на 7,3%, а уже есть 10%. Так вот, при текущей инфляции, чтобы средства не обесценились, их надо вложить под 13%. Ни один из крупных банков сейчас не предлагает годовых гривневых депозитов с доходностью более 10%, государственные банки — не выше 7%. Где взять 13% здесь и сейчас? Гособлигации? Так и там доходность для бумаг сроком от 1 до 3 лет держится на уровне 11,5%. Что еще? Муниципальные облигации, которых практически нет. Крупные инвестиционные проекты государства? Так и бумаги «Укравтодора» под «Большое строительство» обещают прибыль в 10,5%, а не 13%. Как при этих условиях правительство собирается заработать достаточно для того, чтобы выплатить через 20–30 лет хотя бы что-то? Хотелось бы увидеть хоть какие-то модели и предположения.

Третий вопрос без ответа — сроки пенсионных выплат. Средняя продолжительность жизни мужчин в Украине — 66 лет. Женщины традиционно живут дольше — в среднем до 76 лет. И, казалось бы, заложенные в прогнозные расчеты 15 пенсионных лет — реалистичная цифра, но… эти 66 и 76 — среднее с момента рождения, в которое входят высокоопасные, с точки зрения выживания, детство и юность. И для точности учитывать надо ожидаемую продолжительность жизни в момент выхода на пенсию, то есть в 60 лет. И тогда, по оценкам Госстата, получается, что мужчина, достигнув 60 лет, в среднем будет жить еще 14,6 года, а вот 60-летняя женщина — более 20. То есть 15 расчетных лет — это минимум на сегодняшний день, а ориентироваться надо на более продолжительные выплаты и суммы накапливать большие. А мы уже рассмотрели перспективы этих «инвестиций».

Но самое главное, кто и каким образом будет администрировать эти накопления. Правительство создает запутанную структуру, максимально размывая ответственность ее участников за сохранение средств людей. И основной риск «накопительного» уровня — коррупционный. Давать сейчас 100-процентные госгарантии выплат легко, никакой политической ответственности за это нынешнее правительство нести не будет, а вдруг что, профинансируют выплаты из госбюджета, то есть из наших же налогов.

Основной риск «накопительного» уровня — коррупционный

Именно поэтому, анализируя предыдущий вариант реформы, парламентский антикоррупционный комитет справедливо указал на следующие риски:

  • возможность создания финансовой пирамиды при участии государства;
  • возможная коррупция, связанная с получением статуса участников рынка, допущенных к работе на втором уровне;
  • коррупция, связанная с избранием направлений и объектов инвестирования средств пенсионного обеспечения.

Убрали ли хоть один из них в новом варианте? Нет. Просто решили запустить «пилот» среди тех, кто не откажется, — учителей, соцработников и военных. Надеюсь, не потому, что их меньше всего жалко.

При этом мы упрямо игнорируем опыт других стран, для которых история с непродуманным и непросчитанным выходом на второй уровень закончилась печально. В Литве и Латвии ставку взносов во второй уровень пенсионной системы на протяжении нескольких лет снижали до 2% от зарплаты, а в Эстонии вообще свели к нулю. Чехия в январе 2016 года объявила о ликвидации второго уровня, созданного всего лишь в 2013-м. В Польше в феврале 2014 года из-за введения государством ограничения на инвестирование в государственные облигации фонды страхования начали получать отрицательную доходность, и польское правительство стало сворачивать реформу. Опыт Чили, на который, кстати, ссылается Минсоцполитики в своих агитках, говорит о том, что через 35 лет после введения обязательного накопительного уровня средний уровень пенсионной выплаты был на 18% меньше минимальной зарплаты в стране, а 40% пенсионеров получали выплаты с накопительного уровня меньше прожиточного минимума. Так что шансов вернуться после неудачной реформы к «солидарным» пенсиям у нас больше, чем хотелось бы. Было бы куда возвращаться.

Главное, о чем мы все должны помнить, — накопительный уровень не решает, а пока лишь приумножает существующие проблемы на «солидарном» уровне. Даже при лучшем развитии событий с момента введения обязательного накопительного уровня до первых выплат пройдет 15–20 лет, а это очень далекий горизонт планирования для Украины, что само по себе риск. И, несмотря на то, что накопительный уровень — важный элемент пенсионной системы, запускать его можно только при условии, что и другие ее составляющие работают нормально. А еще желательно, чтобы в стране было хотя бы несколько инвестиционных инструментов, которые могут реально сохранить и приумножить деньги. Ну и уровень противодействия коррупции хоть немного выше нулевого. То есть речь должна идти не о точечной реформе в части пенсионного обеспечения, а о комплексе реформ и значительно более широком взгляде на проблему. К сожалению, даже намеков на это мы не видим.

Автор
Зеркало Недели
Источник
НОВОСТИ / Финансы