08 октября 2019 14:30

Разговоры о глобальной рецессии преждевременны — интервью с главой Citibank в Украине

Разговоры о глобальной рецессии преждевременны — интервью с главой Citibank в Украине

Глава Citibank в Украине рассказал НВ Бизнес о том, близок ли мировой финансовый кризис, как инвесторы реагируют на конфликт с ПриватБанком и какой курс гривни прогнозирует банк к концу года

Citibank в Украине является крупнейшим представителем зарубежных инвесторов. Практически весь многомиллиардный объем иностранных инвестиций в облигации внутреннего госзайма (ОВГЗ) заходит через Citibank. В этом году благодаря притоку денег нерезидентов в ОВГЗ украинская гривна вошла в число самых укрепляемых нацвалют по отношению к доллару США.

Председатель правления Citibank в Украине Александр МакУортер в интервью НВ Бизнес рассказал о том, близок ли новый мировой кризис, каковы ожидания иностранных инвесторов от новой власти, что дал приход Clearstream в страну, какой объем инвестиций банк завел в Украину и о реакции на ситуацию с ПриватБанком и экс-главой НБУ Валерией Гонтаревой.

 — Эксперты говорят о том, что мы приближаемся к окончанию экономического цикла, а это говорит о грядущем финансовом кризисе. Анализировали ли вы данные на эту тему и когда, по-вашему, экономический цикл закончится?

—  Citi, глобальный банк и один из самых больших финансовых институтов в мире, безусловно, внимательно следит за ситуацией в глобальной экономике. Да, наблюдается спад в экономических настроениях и снижение темпов роста мировой экономики. Но наши прогнозы по глобальному росту в 2019 и в 2020 годах мы понизили только до 2,7% и считаем разговоры о рецессии преждевременными, так как видим возможности для роста. Конечно, определенные риски есть, но это еще не рецессия.

Важно понимать, что состояние рынков и экономики может меняться, но для нас крайне важно находить возможности по всему спектру финансовых решений, возможных в различных состояниях и ситуациях в мире.

—  А какие сигналы, на ваш взгляд, будут предвозвещать кризис?

—  Каждый цикл не похож на предыдущий. Сложно сказать, что может спровоцировать следующий кризис. Инвертированность кривой доходности, которую считали предвестником кризиса, не оправдывает себя в текущем экономическом цикле. Конечно, пристальное внимание во всем мире приковано к торговым войнам, где основными участниками являются США и Китай. В случае эскалации могут возникнуть предпосылки для материализации рисков. Быстрое замедление роста Китая так или иначе скажется в негативном ключе не только на всех развивающихся рынках, но и на глобальной экономике. Но опять-таки, отталкиваясь даже от этого, рецессии пока нет, как нет и тех предвестников кризиса, какие были в 2007—2008 и 1997−1998 годах.

—  А как, на ваш взгляд, следующий экономический кризис отразится на Еврозоне и, в частности, на Украине?

—  Все зависит от причин, вызвавших кризис. Если виной тому станет торговый конфликт, то, скорее всего, изменившуюся ситуацию почувствуют на себе страны с экспортоориентированной экономикой. К ним, собственно, и относятся крупнейшие торговые партнеры Украины. Хотя, считаю, что в любом случае неплохо себя будет чувствовать сельскохозяйственный сектор, потому что людям нужно питаться. Традиционно от кризиса страдают циклические секторы, например, металлургический. А в целом кризис всегда приносит возможности. Взять хотя бы сектор IT, где инвестиции всегда идут в производительность. Если наступит кризис, компании еще больше начнут инвестировать именно в производительность для того, чтобы попробовать сократить свои расходы и создать возможности для роста. Всегда есть кто-то, кто чувствует себя лучше, кто-то — хуже. Все зависит от природы кризиса.


—  Думаете, потенциальный кризис сыграет на руку украинскому IT сектору?

—  Естественно, осознанно никто рецессии не хочет, и мы надеемся, что она не наступит. Однако, как я уже сказал ранее, важно не сдаваться и всегда искать новые возможности.

В целом я считаю, что каждый экспортер знает свой рынок и понимает влияние сокращающегося спроса на рынок, как от этого зависят цены, как это в свою очередь влияет на спрос.

—  Как Украина может подготовиться к потенциальному кризису? Может быть, у вас есть какой-нибудь совет для правительства?

—  Из нашего опыта общения с инвесторами, мы видим, как для них важны макроэкономическая стабильность и продолжение взаимодействия с МВФ, международными финансовыми институтами, Всемирным банком и т. д. Они хотят видеть продолжение реформ и интеграции в западный экономический мир.

Банковский сектор сделал огромный шаг вперед, и, я думаю, у инвесторов сейчас гораздо больше уверенности в завтрашнем дне. Украина предприняла множество действий в ответ на кризис 2014—2015 годов. Это таргетирование валютного курса, переход к инфляционному таргетированию, либерализация международной торговли и движения капиталов. Это и эффективное решение задач в банковской сфере, и запуск других немаловажных реформ. Жесткая монетарная политика уже дала свои плоды в виде снижения девальвационного давления на курс гривны. Параллельно с этим мы видим, что власти хотят наращивать внешний долг в гривне, а не в долларах.


Если говорить в целом о подготовке к потенциальному кризису, я думаю, что это, прежде всего, проведение реформ и раскрытие экономического потенциала Украины. Видно, что иностранные инвесторы положительно оценивают все усилия страны в этом направлении, и им нравится тот экономический рост в стране, который они наблюдают.

—  Иными словами, устойчивость страны к кризису зависит от того, насколько быстро мы проведем необходимые реформы?

—  Да, я так думаю. Привлечение инвестиций помогает здоровью экономики и служит для инвесторов знаком, что у них все будет хорошо и им не придется спасать свои деньги.

—  Какие финансовые инструменты будут прибыльными во время кризиса?

—  Все кризисы разные, и, откровенно говоря, мы все, включая меня, хотели бы знать, какие финансовые инструменты будут самыми прибыльными в будущем. Полагаю, что кризис — время, когда идет борьба за качество. Как показывает практика, в сложные времена инвесторы отдают предпочтение менее рискованным активам: из акций они переходят в облигации, из развивающихся рынков — в развитые. Они ищут условия для большей защиты, сохранности своих средств. Но если говорить о конкретных инструментах, сейчас их назвать не просто, ведь, как я говорил ранее, многое зависит от природы конкретного кризиса.


—  Украина же ведь тоже развивающийся рынок. Значит ли это, что, если наступят сложные времена, инвесторы покинут этот рынок?

—  В прошлом такое случалось. Однако, что несколько изменилось сейчас, если посмотреть на реальных (real money) инвесторов, которые построили бизнесы, фабрики — большинство из них уже прошли экономический цикл в стране, у них долгосрочные инвестиции в существующие здания, в реальных сотрудников и т. д. Что я вижу сейчас и чего не было раньше, так это то, что в этом году инвесторы все больше и больше инвестируют в локальный рынок с более длинным сроком погашения обязательств. Раньше речь шла об инвестициях в трех и шестимесячные облигации внутреннего государственного займа, что в общем-то значило, что они могли довольно быстро вернуть свои деньги, если бы что-то пошло не так. Сейчас же мы видим возрастающий интерес к облигациям со сроком погашения в 3, 5 и 6 с половиной лет. Это говорит о том, что деньги в стране, и инвесторы с ними быстро не уйдут.

—  Анализировали ли вы годовой отчет НБУ по финансовой стабильности за прошлый год, где говорится о рисках для финансовой устойчивости страны? Согласны ли вы с регулятором в том, что ключевые риски составляют отмена национализации ПриватБанка и выход из программы МВФ?

—  Думаю, что два приведенных примера находятся под пристальным вниманием инвесторов. Для них чрезвычайно важно, чтобы усилия правительства по продолжению реформ и плотному взаимодействию с Западом не ослабевали. Решение ситуации с ПриватБанком — одно из условий в договоренностях с МВФ. Это также подтверждение того, что соблюдается верховенство закона, что также для инвесторов очень важно. На мой взгляд, увидев движение вспять по любому из приведенных вами рисков, инвестиционное сообщество воспримет это без энтузиазма и особого оптимизма.


—  Читали ли вы недавнюю статью в Financial Times, в которой говорится о том, что украинское правительство пытается найти компромисc с Коломойским в деле ПриватБанка? Вы считаете это хорошей или плохой новостью?

—  Да, я читал эту статью и пытаюсь анализировать эту ситуацию, как и многие, кто не обладает полной информацией по этой теме. Давать комментарии я здесь не могу. Предполагаю, у МВФ должно быть свое видение правильной стратегии для решения этого вопроса, и инвесторы следят за развитием этого дела.

—  А что вы думаете о ситуации вокруг Валерии Гонтаревой, бывшего главы НБУ?

—  Американская Торговая Палата в Украине, где я являюсь заместителем председателя совета директоров, выпустила совместное заявление с Европейской бизнес-ассоциацией, которое я полностью поддерживаю. Считаю важным, чтобы все граждане в Украине были одинаково защищены.

Читайте также:  Слишком много неслучайных совпадений. О чем говорит ситуация вокруг Валерии Гонтаревой
—  Как вам кажется, Украина получит новый транш от МВФ в этом году?

—  Наши аналитики разделяют мнение о том, что Украина может получить транш от МВФ до конца года. В свою очередь Украина должна будет полностью произвести выплаты по госдолгу за 2019 год, даже если это снизит валютные резервы и окажет умеренное давление на гривну.

—  Какими вы видите ВВП и курс гривны на ближайший год?

—  Наш официальный прогноз по росту ВВП на этот год составляет 3,4% и 3,5% на следующий. Что касается курса гривны, на него влияют притоки инвестиций в гособлигации. В целом мы ожидаем, что к концу года стоимость доллара несколько вырастет и составит 26 гривен. В 2020 году, принимая во внимание меньший приток иностранных инвесторов на рынок и более высокий дефицит платежного баланса на фоне растущего внутреннего спроса, полагаем, что гривна еще немного ослабеет.


—  Что вы ожидаете от нового президента и парламента Украины?

—  Все, что наш банк делает как в Украине, так и во всем мире, опирается на ценности, в которые мы верим. На протяжении многих лет наша миссия остается прежней: способствовать устойчивому росту и экономическому прогрессу, и для нас большая честь предоставлять услуги высочайшего уровня клиентам из госсектора, международным компаниям и инвесторам, которые хотят инвестировать в украинский рынок. Это то, как мы видим свою роль, и, я уверен, вместе с государством мы должны работать вместе для того, чтобы раскрыть экономический потенциал страны.

—  А вы уже встречались с Зеленским, Гончаруком, Коломойским?

—  Недавно в Нью-Йорке господин Зеленский принял участие во встрече с бондхолдерами и представителями рейтинговых агентств, которую организовал Citi, и где в составе делегации присутствовал я. Что касается господина Гончарука и господина Коломойского, личных встреч у меня с ними не было.


Кому выгоден дефолт Украины: Коломойскому или гражданам страны?
—  Что входит в ваш инвестиционный портфель в Украине?

— Citi в Украине представлен корпоративным и инвестиционно-банковским бизнесом, у нас нет здесь розничного бизнеса. У нас более 400 клиентов, среди которых и украинские подразделения крупнейших международных компаний, и крупнейшие украинские компании, и некоторые компании государственного сектора. Мы предоставляем полный спектр услуг, ожидаемый корпоративными клиентами и клиентами госсектора от крупного глобального банка, который работает в стране уже более 20 лет: это услуги по управлению денежными средствами и ликвидностью, документарные и казначейские услуги, финансирование торговых операций, корпоративное кредитование, торговля иностранной валютой, услуги, связанные с обслуживанием операций с ценными бумагами.

Если говорить о последнем, то одно из самых значимых для нас событий случилось в мае, когда международный центральный депозитарий ценных бумаг Clearstream подключил украинский рынок к своей сети и смог напрямую предлагать инвесторам гособлигации Украины. Citi в данном случае выступает в качестве оператора счета в ценных бумагах Clearstream, который открыт в депозитарии НБУ, и банка, обслуживающего корреспондентский счет Clearstream по операциям с денежными средствами. Для нас большая честь принимать участие в привлечении международного инвестиционного сообщества в страну. Ведь, по сути, возможность проводить расчеты по всем гособлигациям, деноминированным в гривне, через международную систему Clearstream означает приближение к международным стандартам с одновременным сокращением расходов для инвесторов. Уместно говорить о том, что все это уже повысило спрос на украинские гособлигации, увеличило ликвидность на рынке, снизило стоимость заимствований и совершенно точно увеличило привлекательность гособлигаций на международном рынке.

—  И сколько денег вы уже привлекли?

—  На сегодняшний день через Ситибанк в Украине гособлигации куплены нерезидентами на сумму порядка 4 млрд долларов.

—  По факту, украинскому рынку все еще не хватает ликвидности. Еще и инвестиции в гособлигации влияют на курс…

—  Каждый раз, когда в страну приходят инвестиции в долларах с одновременной продажей гривны, можно ожидать потенциального влияния на курс местной валюты. Вы также наверняка помните, что НБУ активно покупает валюту и накапливает резерв. Это в какой-то степени помогает стабилизировать ситуацию. Я уверен в том, что главное вести бизнес честно и ответственно, в полном соответствии с законом и качественным управлением рисками — в общем-то это то, как Citi работает в каждом месте своего присутствия.

—  А кто покупает украинские гособлигации?

—  Я не могу назвать конкретные имена, но среди инвесторов, в частности, реально большие и глобальные управляющие компании, хедж фонды, страховые компании. В целом, приходят инвесторы, которые вкладываются в развивающиеся рынки и которые стали добавлять украинские гособлигации в свой портфель. Это явный признак их привлекательности на международном рынке.