14 июня 2019 10:48

Что ждет Россию на газовом рынке Европы?

Позиции Газпром на европейском рынке могут измениться в связи с усилением конкуренции

Что ждет Россию на газовом рынке Европы?

В мире растет потребление СПГ, что снижает долю трубопроводного газа, а Россия на рынке сжиженного газа занимает относительно скромную роль. Кроме того, Европа пытается снизить зависимость от российского газа и хочет построить новые газопроводы, чтобы закупать газ в том числе за пределами России. В дополнение, негативно на российском экспорте могут сказаться жесткие требования Третьего энергопакета относительно конкуренции и разнообразия поставок.

Газпром больше не надеется на рекорды по экспорту

Россия из года в год увеличивала поставки газа в Европу. В 2018 году по трубам было переправлено 200,8 миллиарда куб. м газа против 192,2 миллиарда в 2017 году, говорится в статистике «Газпром экспорта» (Газпром — единственная компания, экспортирующая газ).

Гендиректор Газпром экспорта Елена Бурмистрова в начале 2019 года была убеждена, что из года в год объемы поставок в Европу будут расти, однако в мае она признала, что в ближайшие годы экспорт не превысит 194-204 миллиардов куб. м. По ее словам, по крайней мере в 2019 году это произойдет ввиду сравнительно мягкой зимы в Европе, из-за которой в первые три месяца 2019 года экспорт уже снизился на 10,2%.

Доля России в потреблении Европы по итогам 2018 года достигла 35%, при этом на европейские страны пришлось 86% экспорта, сообщил в мае замминистра энергетики России Анатолий Яновский. Будущий спрос Европы на газ непонятен в связи с несколькими факторами, считает он. Растет производство газа вне Евросоюза, в том числе сжиженного, потребление газа в Европе в 2018 году сократилось на 19 млрд куб. м после трехлетнего непрерывного роста.


Однако некоторые эксперты все же прогнозируют рост потребления газа в Европе, вопросом остается лишь его оценка, говорит чиновник. «До 2030 года разброс в прогнозах роста потребления составляет около трети от текущего потребления газа в Евросоюзе», — говорит он. По крайней мере в Восточной Европе точно ожидается рост потребления — как трубопроводного газа, так и СПГ, следует из данных, собранных Аналитическим центром при правительстве РФ из документов государственных структур этих стран. Но будет ли рост потребностей хотя бы частично покрываться за счет поставок из России — вопрос открытый.
Будет ли расти экспорт российского газа

Следует отметить, что «Газпром» бьет рекорды на фоне снижения экспорта у своих конкурентов — у Алжира, Норвегии и Нидерландов. В декабре 2018 года министр энергетики Алжира Мустафа Гитони заявил, что к 2022 году страна может прекратить экспорт газа из-за сильного роста внутреннего потребления.

Нидерланды решили ежегодно снижать добычу на одном из своих месторождений и к 2030 году полностью ее прекратить из-за землетрясений, которыми она сопровождалась. В 2019 году добыча всей страны должна снизиться в несколько раз.

Также Норвегия немного снизила экспорт в 2018 году и, вероятно, будет снижать его дальше. Елена Бурмистрова признала, что рост спроса на газ «Газпрома» связан с сокращением добычи в Европе.

Международное энергетическое агентство также прогнозирует рост потребности Европы в импорте газа, но, несмотря на оптимизм «Газпрома», считает, что дополнительные объемы будут покрываться за счет альтернативных поставщиков (в основном сжиженного газа), и предрекает снижение поставок из России — до 165 миллиардов куб. м в 2025 году, 150 миллиардов в 2030-м и 130 миллиардов в 2040-м, пишут «Ведомости» со ссылкой на отчет агентства. При этом агентство отмечает, что в ближайшие годы Россия продолжит оставаться крупнейшим поставщиком газа в Европу.

Аналитик по газу Центра энергетики бизнес-школы «Сколково» Сергей Капитонов считает, что в 2019 году экспорт газа сократится до 185-190 миллиардов куб. м. Запасы в европейских хранилищах значительно выше уровня прошлого года, объясняет он.

Однако другие эксперты считают иначе. «Потребление российского газа Европой в ближайшие годы снижаться не будет, — сказала Eurasianet.org исполнительный директор Независимого аналитического агентства нефтегазового сектора (НААНС) и доцент кафедры международной коммерции Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Тамара Сафонова.

«Исходя из тех решений, которые приняты в Европе, говорить о том, что Европа сократит потребление российского газа неразумно. Страны подписались на определенный объем транзита [через "Северный поток — 2"], и они, безусловно, будут стремиться его обеспечить, так как это одна из доходных статей бюджета. Судя по тарифу на транспортировку, это будут вполне экономически обоснованные поставки. Также Германия стремиться стать крупнейшим газораспределительным хабом российского газа. Наконец, мощность газопровода не может не соответствовать запланированному потреблению», — утверждает она.

Судьба «Северного потока — 2»

На 2020 год планируется запуск нового газопровода из России в Германию «Северный поток — 2» пропускной способностью 55 миллиардов куб. м газа (прокладывается по дну Балтийского моря вдоль существующего «Северного потока»). Общая мощность двух трубопроводов должна составить 110 миллиардов куб. м.

Но эксплуатация газопровода может быть сопряжена со сложностями. Дело в том, что в мае 2019 года вступили в силу поправки к Третьему энергетическому пакету (документ Евросоюза о либерализации рынков газа и электроэнергии). Одно из главных требований поправок — разделение компаний-поставщиков газа и компаний, которые занимаются транспортировкой газа. В частности, в отношении «Северного потока — 2» должен быть создан независимый от «Газпрома» оператор, при этом к мощностям трубопровода должны будут получить доступ другие поставщики. В результате загруженность трубопровода газом «Газпрома» может составить лишь 50%.

Строительство «Северного потока — 2» в некоторых странах Европы воспринимается негативно. Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий назвал его «анти-европейским», поскольку президент РФ Владимир Путин, по его мнению, может использовать трубопровод для оказания давления на страны-поставщики или транзитные страны, заявил он американскому телеканалу Си-эн-би-си.

«Он уже использовал "Северный поток" для шантажа Украины и Польши, — сказал он.

Россия хочет «использовать энергию как рычаг давления на Европу», также убежден госсекретарь США Майк Помпео. В США, по данным The Wall Street Journal, изучают возможность по введению новых санкций в отношении инвесторов и строителей трубопровода. Президент США Дональд Трамп 12 июня подтвердил возможность введения санкций.

Некоторые иностранные специалисты не верят в доводы «Газпрома» о том, что «Северный поток — 2» сэкономит европейским потребителям 8 млрд евро в год за счет более дешевых энергоресурсов. «Газпром строит проект не для того, чтобы сэкономить деньги европейских потребителей, а для того, чтобы сохранить и закрепить свои позиции на европейских рынках — как раз в тот момент, когда Европа видит больше вариантов [по закупке газа не в России]», — сказала изданию "Полиграф" старший научный сотрудник Евразийского центра Атлантического совета НАТО Агния Григас.

Что касается распространенной в Европе риторики по снижению зависимости от российского газа и поиску новых поставщиков, эта политика уже давно не является новостью, убеждена Тамара Сафонова. Однако реальные действия европейских властей демонстрируют, что это не более чем политические заявления, считает она. «"Северный поток — 2" концептуально одобрен основными сторонами. Даже если Дания решит отказаться от проекта, она не сможет оказать никакого влияния на него, просто лишившись возможности получать деньги за транзит», — считает Сафонова.

Так или иначе, в случае отказа Дании, маршрут трубопровода могут изменить и частично продолжить его через международные воды, считает телеканал Си-эн-би-си. «Другими словами, отказ Дании лишь задержит реализацию проекта, но не отменит его», — считают там.

Что может помешать российскому экспорту

Несмотря на успехи России в экспорте газа, есть факторы, которые могут ослабить российские позиции на европейском рынке.

Во-первых, в мире растет спрос на сжиженный природный газ (СПГ), который не требует строительства трубопроводов и может транспортироваться морским транспортом.

По прогнозу Международного энергетического агентства, к 2022 году мировой экспорт СПГ вырастет до 650 миллиардов куб. м (с 432 миллиарда в 2018 году). К 2035 году доля СПГ в торговле газом может вырасти до 52%, а к 2040-му — до 70%.

Соответственно, доля трубопроводного газа снизится, считает министр энергетики РФ Александр Новак.

Основными экспортерами на этом рынке могут стать Австралия, США и Катар.

Во-вторых, на ситуацию может повлиять запуск в ближайшее время новых трубопроводов.

В 2020 году должны начаться первые поставки в Европу газа из Азербайджана (а впоследствии, возможно, и Туркменистана) по строящемуся «Южному газотранспортному коридору» (ЮГК).

Румыния в 2019 году должна закончить строительство газопровода пропускной способностью 1,5 млрд куб. м в год, по которому хочет поставлять газ в Молдавию. В ближайшие годы Румыния хочет начать строить газопровод в Украину.

Хотя мощность ЮГК (16-20 миллиардов куб. м) несопоставима с объемами поставок российского газа в Европу (200,8 миллиарда куб. м в 2018 году), и объемы румынских поставок тоже сравнительно небольшие, но, в сочетании с другими факторами, новые трубопроводы могут внести определенный вклад в усиление конкуренции на европейском рынке.

Как Россия и США борются за СПГ

Уже сейчас власти России замечают отставание в поставках СПГ от конкурентов. По данным министра Новака, в 2017 году Россия заняла лишь 4% рынка. А в 2018-м, по подсчетам на основе информации Международной группы импортеров сжиженного газа и предоставленных Eurasianet.org данных НААНС, доля РФ на рынке СПГ составила 6,3%.

СПГ в России производят на двух предприятиях — «Сахалин — 2» (Газпром и Шелл) и Ямал СПГ (Новатэк и Китайская национальная нефтегазовая корпорация). Чтобы поспеть за растущим спросом на сжиженный газ, Россия рассчитывает запустить еще восемь таких проектов.

Как сообщила Тамара Сафонова, в 2020-2025 годах, согласно планам, должны появиться три новых проекта Газпрома (Балтийский СПГ, Владивосток СПГ и Калининград), три — Новатэка (Криогаз-Высоцк, Арктик СПГ-2 в Мурманске и на Камчатке), один — Роснефти (Дальневосточный СПГ) и один — фирмы Печора СПГ (с одноименным названием).

Вклад этих проектов в экспорт российского СПГ, в зависимости от их параметров, может составить 65,3-82,4 миллиона тонн, утверждает Сафонова. «Но, по прогнозу агентства, общий объем экспорта СПГ к 2036 году составит 64-69 миллиона тонн», — сказала она.

Между тем, в результате бума добычи сланцевого газа, крупным игроком на рынке становятся Соединенные Штаты. По данным Управления энергетической информации США, в 2018 году страна экспортировала 1 миллиард кубических футов сжиженного газа (что равняется 22,2 миллиона тонн), заметно обогнав Россию.

Более того, согласно прогнозу Управления энергетической информации США, уже к концу 2019 года возможности США по поставкам СПГ на мировой рынок должны будут вырасти в 2,5 раза, в результате чего страна может стать третьим экспортером после Австралии и Катара. В мае 2019 года заработал новый завод Камерон СПГ в Луизиане, вскоре должен заработать Фрипорт СПГ в Техасе.

Основными потребителями СПГ при этом являются Китай и Южная Корея, на которых в 2018 году пришлось 76% всего импорта. Больше половины (52%) спроса Азии было покрыто СПГ из США.

Между тем, по прогнозу Международного энергетического агентства, к 2022 году мировое производство СПГ может вырасти до 650 миллиардов куб. м в год, в то время как спрос достигнет лишь 460 миллиардов куб. м. Если прогноз окажется верным, то перенасыщение мирового рынка газа еще более усилит конкуренцию.