16 октября 2019 10:29

Страсти по транзиту: станет ли анбандлинг «Нафтогаза» спасением для отечественной ГТС?

Страсти по транзиту: станет ли анбандлинг «Нафтогаза» спасением для отечественной ГТС?

Судьба транзита голубого топлива в страны Евросоюза (ЕС) по территории Украины после 2019 года, когда заканчивается срок ныне действующего газового контракта с Россией (РФ), пока остается неопределенной. Однако тот факт, что Кабмин утвердил модель анбандлинга НАК «Нафтогаз Украина», на котором долго настаивали европейские партнеры, вселяет сдержанный оптимизм относительно того, что стороны смогут прийти к единому знаменателю.

На сегодня все упирается в способность Киева своевременно обеспечить соответствующие изменения в законодательство, связанных с процессом отделения оператора украинской газотранспортной системы (ГТС). Следующий раунд переговоров состоится 28 октября, информируют Экономические Новости.

Похоже, что до конца текущего года обходные газопроводы «Турецкий поток» и «Северный поток – 2» не будут введены в эксплуатацию. В отношении последнего, который вызывает наибольшее беспокойство Киева, Кремль все еще ожидает положительного решения от Дании на проведение трубопровода по своей морской территории. Если Копенгаген выдаст соглашение на прокладку трубопровода в ближайшие дни этого месяца, то шанс закончить работы к концу года остается. Продление процедуры до ноября этого сделать уже не позволит. Но даже такое обстоятельство не гарантирует Украине сохранение ее транзитного потенциала. Ведь согласно Конвенции ООН по морскому праву, Дания не может запретить вести экономическую деятельность странам, а, соответственно, не способна остановить проход «Северного потока–2». Единственной ответственностью Копенгагена является выбор наиболее безопасного и экологического пути прокладки.

Новые экономические реалии, перед которыми оказались Украина, Россия и Европа, вынуждает стороны договариваться и искать компромисс. Киев намерен стоять на своем и добиваться долгосрочного контракта на транзит российского газа по украинской ГТС. Для России же важно выиграть время на строительство обходных газопроводов, поэтому настаивает на краткосрочном контракте. Но также надеется полюбовно решить вопрос по проигранному в Стокгольмском арбитраже иску, согласно которому «Газпром» должен уплатить «Нафтогазу» более 2 млрд долл. Европа же в лице Еврокомиссии стремиться обеспечить голубым топливом те страны, которые по географическим причинам не смогут его получать в достаточном количестве через обходные маршруты.
Первый раунд трехсторонних консультаций проходил в июле 2018 года. Тогда стороны признали, что новый документ должен готовиться на базе европейского законодательства. Однако уже в январе 2019 года переговоры провалились. Российская сторона заявила, что нужно мирно урегулировать вопрос о возврате по решению арбитража Стокгольма $2,56 млрд. Одним из аргументов было и то, что Украина собирается проводить переговоры, но до сих пор неясно, кто будет партнером «Газпрома». И вот буквально за день до назначенной даты переговоров в сентябре правительство Алексея Гончарука определилось с моделью анбандлинга НАК «Нафтогаз Украины».

Напомним, что еще в 2009 году были приняты ряд нормативных актов Евросоюза, получившие название «третий энергопакет», которые имели целью создать прозрачные правила игры и честную конкуренцию на газовом рынке. Они, в частности, требовали от европейских и от партнерских компаний четко разделить производство, поставки и транспортировку газа, запрещая производителям и поставщикам как-либо регулировать или влиять на вопросы транспортировки. Анбандлинг «Нафтогаза Украины» предполагал, в частности, создание независимого оператора украинской ГТС. Но все уперлось в разное видение анбандлинга украинским правительством и руководством «Нафтогаза».

В законе «О рынке природного газа», принятом еще в 2015 году, говорится о возможности проведения анбандлинга по одной из двух моделей: OU (Ownership Unbundling, то есть «разделение собственности»), или ISO (Independent System Operator, или «независимый системный оператор»).
Кабмин был согласен на анбандлинг по модели OU, которая предполагала создание отдельной компании – оператора ГТС, получающего на баланс всю инфраструктуру: сети, хранилища и пр. В свою очередь, «Нафтогаз», настаивал на модели ISO, т. е. на создании компании, которая фактически будет лишь управлять ГТС, а сами активы при этом остались бы на балансе «Нафтогаза». Здесь также настаивали на том, что это условие позволит требовать у «Газпрома» $12 млрд в арбитраже Стокгольма в случае отказа Россией использовать украинскую ГТС для транзита газа в ЕС, чего не предусматривалось в первой модели.

Борьба, безусловно, велась не за сами сети, а за денежные потоки, которые приносит их эксплуатация. Транзит газа ежегодно приносил в бюджет Украины порядка 3 млрд долл. в год. Стороны не могли прийти к единому мнению несколько лет. Однако окончание договора на транзит газа с Россией и довольно нерадужные перспективы, которые вырисовывались перед Украиной все же заставили руководство страны действовать более решительно. Ведь Европа соглашалась включится в этот процесс только при условии гармонизации украинского законодательства с «третьим энергопакетом».

Так, в постановлении Кабинета министров №840 «Об отделении деятельности по транспортировке природного газа и обеспечении деятельности оператора газотранспортной системы» четко говорится: «Выбрать модель отделения деятельности по транспортированию природного газа, предусмотренную статьей 27 Закона Украины «О рынке природного газа». Статья 27-я этого закона называется «Особенные требования об отделении и независимости оператора газотранспортной системы (модель отделения ISO)». А в «Плане мер по выполнению требований насчет отделения и независимости оператора газотранспортной системы», который также был утвержден постановлением Кабмина №840, содержится пункт о передаче ООО «Оператор газотранспортной системы» (ОГТСУ) имущества, которое используется в процессе транспортировки газа магистральными трубопроводами, «в управление… безотзывно сроком на 15 лет на правах хозяйственного ведения». При этом само ООО, как планируется, «Укртрансгаз» (а фактически – «Нафтогаз») продаст АО «Магистральные газопроводы Украины» «с отлагательным условием о переходе с 1 января 2020 года прав на долю в уставном капитале и на условиях рассрочки платежа сроком на 15 лет и установлением динамичной цены, рассчитанной в соответствии с результатами деятельности ООО «Оператор газотранспортной системы Украины» по согласованной со сторонами формуле». АО «Магистральные газопроводы Украины» – государственная компания, которая уже находится в ведении Минфина.

По словам главы «Нафтогаза» Андрея Коболева, выбранная модель отделения ГТС не позволит эффективно привлекать иностранные инвестиции, так как потенциальные инвесторы не заинтересованы работать с новым оператором ГТС на тех условиях, которые предусмотрены действующей моделью. Однако уверен, что в будущем эту проблему можно решить. В тоже время он подчеркнул, что если анбандлинг «Нафтогаза» не будет завершен до конца года, Украина будет обвинена во всех потенциальных проблемах следующей зимы, а Россия сможет использовать это как повод. «Если мы не сможем завершить анбандлинг правильно и корректно, Украину обвинят во всех потенциальных проблемах следующей зимы. Поэтому, когда кто-то говорит о возможных сроках в четыре месяца, у нас нет четырех месяцев. Мы должны получить полностью сертифицированного оператора до конца этого года», – сказал глава НАК. Он назвал внедрение европейского законодательства по работе газового рынка в Украине ключевым аспектом процесса завершения анбандлинга. «Российские коллеги будут очень тщательно и настойчиво изучать, насколько Украина сама сделала то, что мы требуем от них», – подчеркнул он. По словам Коболева, «Нафтогаз» уже перевел в компанию, которая с 1 января 2020 года должна стать новым оператором ГТС – ООО «Оператор газотранспортной системы Украины» – персонал, бизнес-процессы и IT-системы, необходимые для обеспечения ее работы. Однако парламент и правительство еще должны передать ОГТСУ газотранспортную систему Украины.

Страсти по транзиту: станет ли анбандлинг «Нафтогаза» спасением для отечественной ГТС?Между тем, директору специальных проектов Научно-технического центра «Психея» Геннадию Рябцеву не понятна позиция Кабмина, который отказался от идеи обеспечить полное отделение функций «Нафтогаза» с передачей активов создаваемому оператору ГТС по модели OU. «Это предложение звучало не только от Кабмина, но и профильного министерства, НКРЕКП, экспертного совета, созданного при СНБО. Однако все предложения были проигнорированы субъектом хозяйствования, который в настоящее время реализует собственную модель (ISO). Причем делает это вопреки всем ранее принимавшимся решениям. На сегодня существует весьма странный дуализм. То есть, формально на бумаге вроде как два будущих оператора — «Оператор ГТС Украины» и «Магистральные газопроводы Украины». Не понятно, какое решение окончательное», — обращает внимание эксперт. По его словам, в итоге мы получаем виртуальную независимость оператора, а не реальную. «Несмотря на все заявления о формальной независимости, этот оператор будет находиться внутри группы компаний НАК «Нафтогаз». Следовательно, влияние со стороны последней будет сохраняться. Мне не понятна позиция государства в лице Кабмина, который играет роль «ведомого». Почему единственный акционер «Нафтогаза» не предпринимает действий, направленных на реализацию национальных интересов Украины?», — задался вопросом Рябцев. В любом случае, продолжил эксперт, «Нафтогаз» подал документы на сертификацию именно им создаваемого оператора и сегодня все определяется тем, способна ли Украина его сертифицировать по европейским правилам, чтоб была возможность подписать соглашение, или по меньшей мере два соглашения, с российской стороной о продолжении транзита газа. «Чем раньше это произойдет, тем больше будет времени на переговоры о какой-либо конкретике. Сейчас понятно, то до следующей трехсторонней встречи решить этот вопрос не удастся. Следовательно, будем ждать, когда украинская сторона выполнит свое домашнее задание», — добавил он.

Страсти по транзиту: станет ли анбандлинг «Нафтогаза» спасением для отечественной ГТС?«Коболев сказал, что успеет. Очевидно, у нас нет причин сомневаться. Теперь посмотрим, как в турборежиме сработают органы законодательной и исполнительной власти. Он поставил много задач, что выглядит достаточно странно, потому что это больше прерогатива премьер-министра. Но, тем не менее, пока все идет по плану. На днях снова подтвердили, что они готовы к подписанию контракта и все будет нормально», — сказал «ЭН» директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентин Землянский. Он убежден, что российский «Газпром» вряд ли будет затягивать переговоры по данному поводу, так как заинтересован в подписании газового контракта. «Более того, что касается поставок, то глава «Нафтогаза» сказал, что «Газпром» может принимать участия в поставках газа на украинском рынке. Поэтому российская сторона не будет затягивать переговоры. Зачем? Вопрос ведь в объемах», — считает эксперт. «Думаю, будет какой-то компромиссный вариант. Я понимаю, что хочется всего, много и сразу, но это не отвечает экономическим реалиям. Поэтому если прогнозировать, то первый год поставки газа будут между 40-60 куб. м. газа в год. Что будет дальше? Посмотрим. Если мы говорим о европейских правилах, то я не совсем понимаю, как «Нафтогаз» себе это видит, но оператор должен выставить украинскую ГТС на аукцион и так называемое «бронирование мощностей». Поэтому как европейские правила будут коррелировать желание на Украину, время покажет», — добавил он.

Страсти по транзиту: станет ли анбандлинг «Нафтогаза» спасением для отечественной ГТС?Экс-министр топлива и энергетики Юрий Продан менее оптимистичен по этому поводу. «80% что такой контракт не будет заключен, несмотря на то, что мы проведем все необходимые мероприятия, чтоб работать по европейским правилам. Мне кажется, что «Газпром» будет искать постоянные зацепки и отговорки для того, чтоб максимально затягивать этот процесс», — сказал «ЭН» бывший чиновник. По его словам, утвержденная модель анбандлинга «Нафтогаз» отвечает европейским правилам и у «Газпрома» не должно возникать каких-либо проблем. «Но даже если мы успеем уладить все имеющиеся вопросы по обеспечению отделения украинской ГТС, Россия будет идти по пути не заключения контракта, продавливая свои обходные газопроводы «Турецкий поток» и «Северный поток-2». Они будут затягивать этот процесс, поднимать вопрос решения мирового соглашения в рамках нашего победного арбитража в Стокгольме. Поэтому на конструктив вряд ли можно надеяться. Если контракт и будет заключен, то только из-за позиции европейской стороны, которая на сегодня демонстрирует заинтересованность в сохранении транзита через Украину», — подчеркнул Юрий Продан.

Страсти по транзиту: станет ли анбандлинг «Нафтогаза» спасением для отечественной ГТС?Финансовый аналитик Алексей Кущ считает, что наиболее приемлемой была бы модель газового хаба внутри страны. «И лет через пять выйти на стадию зрелого хаба, который бы не только стал местом транспортировки и хранения газа, но и своеобразным ценовым бенчмарком и площадкой для хеджирования газовых портфелей. Но для этого надо было бы, чтоб «Нафтогаз отказался от своих эгоистичных, корпоративных интересов по контролю за ГТС», — сказал «ЭН» эксперт. По его словам, если бы чиновники «Нафтогаза» действовали в интересах государства, Украина могла бы стать одним из крупнейших газовых хабов в Восточной Европе, как Польша в Центральной Европе, а Турция стремиться в Южной Европе.

«Эта модель предполагает, что мы переносим узлы коммерческого учета с западной границы на восточную, и вся наша ГТС оказывается включенной в единую европейскую систему. Управление нашей ГТС и подземными хранилищами переходит в руки географического хаба, который в реальности является рыночной оболочкой, в которую заходят газовые трейдеры и заключают контракты с поставщиком газа, то есть заполняют эту оболочку конкретным содержанием. В таком случае переговоры с Россией вели бы уже не наши чиновники, а европейские трейдеры. Между Украиной и Россией возник бы очень мощный рыночный посредник, который бы минимизировал все политические риски, связанные с тем кейсом, который сейчас находится в Стокгольмском арбитраже», — отметил он. В тоже время аналитик обращает внимание, что стратегические интересы России и Европы сейчас совпадают. Брюссель понимает, что через год после запуска обходных маршрутов зависимость европейского рынка от украинского магистрального направления транспортировки уменьшится. Кроме того, в Европе активно внедряются программы энергосбережения, идет создание нескольких крупных терминалов по приему сжиженного природного газа, который может идти из США, Катара и других стран.

«То есть, зависимость Европы от российского газа также частично ослабнет. Фактически после запуска обходных маршрутов по транспортировки газа Европа будет нуждаться в наполняемости украинской трубы на уровне 50-60 млрд куб. газа в год. В основном это газ для Чехии, Словакии, Австрии, Италии — стран, которые, с одной стороны, политически поддерживают Россию, с другой – не могут быть обеспечены газом с помощью обходных газопроводов. Соответственно, для «Газпрома» и Европы выгодно, чтоб модель анбандлинга пошла не по тому пути, который выгоден Украине, где необходимым условием является заполняемость отечественной ГТС хотя бы на уровне прошлого года (около 100 млрд.куб. м. газа) и использование основных веток наших газопроводов. Для Европы и России выгодно отсечение от нашей ГТС одной магистральной ветки, которая будет идти в сторону Закарпатья, обеспечивая газом вышеуказанные страны», — считает Кущ. Он не исключает подписание долгосрочного контракта на транзит российского газа в Европу. «Но здесь вопрос в том, когда можно будет заставить Украину пойти на серьезные уступки. В том меню, который «Газпром» предлагает «Нафтогазу» значится отказ от претензий, которые содержаться в рамках Стокгольмского арбитража. Второе – Россия требует, чтоб вместе с транзитным договором мы подписывали договор на покупку газа в России. И если по второму пункту наши чиновники еще смогут собрать поддержку в обществе, особенно на фоне того, что Украина возобновила импорт электроэнергии с России. То первый пункт вызовет колоссальное негодование», — резюмировал эксперт.

Сценарий, в котором стороны ни о чем не договорятся до конца года вполне возможен. Просто подписание договора будет перенесено, например, на февраль, что, безусловно, будет сопровождаться активной информационной войной со стороны России и заявлениях о ненадежности украинского партнера. Не исключено, что все тяготы переговорного процесса будут использоваться «Нафтогаз» для того, чтобы попытаться вновь поднять цену на газ для населения. При этом стоит обратить внимание, что за всеми разговорами о транзите газа, мы совсем позабыли о проблемах собственной добычи. Ответственные за полный срыв программы газодобычи 2020 так и не понесли наказание. А ведь именно в следующем году Украина должна была обеспечить себе полную газовую независимость