18 марта 2019 12:54

Испытание энерготарифами

Испытание энерготарифами

Реформирование энергорынка: выдержат ли украинцы очередные повышения тарифов еще и на электроэнергию?

До 3,5 грн за киловатт-час подскочит цена на электроэнергию для украинцев после окончательного запуска с 1 июля новой модели реформированного энергорынка, — это втрое больше по сравнению с нынешним средневзвешенным тарифом.

К такому выводу пришли энергетические эксперты и практики, ведь цены для промышленных потребителей резко поползли вверх сразу после внедрения с 1 января 2019-го новой модели розничного энергорынка — первого этапа реформы, осуществляемой в соответствии с Законом "О рынке электрической энергии" (вступил в силу в июне 2017 г.). Согласно положениям этого закона цены для бытовых потребителей должны сравняться с ценами для промышленных предприятий.

Тарифы на электроэнергию: динамика и перспективы
Итак, энергорегулятор, Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), в соответствии с Законом "О рынке электрической энергии" с июля прекратит устанавливать тарифы на электроэнергию для бытовых потребителей.

Стоимость электроэнергии с 1 июля должен формировать рынок. По прогнозам экспертов, цена для украинцев может повыситься в разы — до 3,5 грн за киловатт-час.

Но не исключено, что поначалу правительство будет сдерживать резкое подорожание путем введения специальных обязанностей по поставкам электроэнергии по льготным ценам отдельным категориям потребителей. По крайней мере, регулятор уже готовит соответствующие предложения для Кабинета министров, сообщила ZN.UA глава НКРЭКУ Оксана Кривенко.

Введение с 1 июля новой модели энергорынка (подробнее об этом чуть ниже) станет своеобразной лакмусовой бумажкой, выявляющей колоссальные проблемы в энергетическом секторе, которые были накоплены за последние десятилетия и которые должны быть решены до запуска новой модели энергорынка.

Парадокс в том, что тарифы на электроэнергию на протяжении последних двух десятилетий выросли более чем в десять раз, но неизвестно, куда же пошли дополнительно собранные миллиарды. 

Ни надлежащего обновления изношенных энергетических сетей, ни сооружения современных электростанций (за исключением объектов возобновляемых источников, а их, к слову, в полном объеме не может принять энергосистема Украины без достаточного количества регулирующих мощностей), ни необходимых запасов угля на складах тепловых электростанций (ТЭС) нет.

Почему же не решаются проблемы отрасли, и куда тратится дополнительная выручка? Причастные к энергетике государственные чиновники не выражают желания что-либо объяснять, — на подобные запросы они не реагируют...

Даже незначительное повышение тарифа на электроэнергию на 7–10 коп./кВт∙ч приносит дополнительные миллиарды доходов участникам энергорынка, а особенно тепловой генерации (75% всех ТЭС принадлежат Ринату Ахметову), — тарифы для ТЭС в 3–4 раза выше, чем для атомных электростанций (АЭС). А когда тарифы вырастают в разы, соответственно, в разы множатся и доходы в энергобизнесе.

Вполне логично предположить, что при таком резком росте доходов отрасль должна была бы развиваться бешеными темпами (невольно вспомнишь знаменитый план ГОЭЛРО времен Ленина/Ульянова, благодаря которому в начале прошлого века была электрифицирована полуразваленная Россия, а также Украина).

По данным НКРЭКУ, всего в Украине насчитывается около 16,5 млн бытовых потребителей электроэнергии и 0,5 млн небытовых.

Тарифы на электроэнергию все время ползут вверх. И происходит это вопреки обещаниям власти, гарантировавшей, что двухлетний тарифный марафон, начатый весной 2015 г. и завершенный 1 марта 2017-го, доведет тарифы для населения до экономически обоснованного уровня. Тогда же обещали покончить с ситуацией, когда за низкие тарифы для населения платила промышленность. А еще потребителей радовали рассказами о том, что, благодаря более высоким тарифам, энергорынок будет наполняться дополнительными миллиардами, которые направят на модернизацию изношенных энергетических объектов. К сожалению, ничего даже подобного не произошло.

Что имеем в итоге после двухлетней программы роста тарифов? Энергетика деградирует, а потребители страдают из-за постоянного обесточивания, но вынуждены платить по высоким тарифам за некачественные услуги. И это при том, что электроэнергия для украинцев лишь за последнюю пятилетку подорожала впятеро! В частности, только с апреля 2015-го, когда тариф составлял 51,2 коп./кВт∙ч, до марта 2017-го среднее значение тарифа для бытового потребителя выросло в 2,4 раза! (См. табл. 1. Детализированную информацию о поэтапном повышении тарифов для бытовых потребителей можно найти на сайте НКРЭКУ.) В результате, например, в 2016 г. потребители заплатили за электроэнергию на 27 млрд грн больше, чем в 2015-м.

321

Вполне логичен вопрос: где дополнительно собранные миллиарды, на финансирование каких конкретных проектов они направлены? Или на чьи счета они распылены?

Из-за стремительной инфляции в экономике Украины тариф на электроэнергию для населения так и не достиг обещанного "экономически обоснованного уровня". Сейчас нас снова кормят рассказами, что электрика должна подорожать. Это только усилит долговые проблемы на энергорынке, ведь у потребителей нет достаточно средств на оплату повышенных энерготарифов, а государственных субсидий на всех нуждающихся катастрофически не хватает. Как бы ни пытались объяснить введение более жестких мер в отношении субсидиантов.

Долговые последствия тарифных гонок
К сожалению, синхронно с повышением тарифов в энергетике происходит наращивание долгового шлейфа за потребленную электрическую энергию. "По итогам 2018 г., задолженность потребителей выросла с 28,9 млрд до 33,6 млрд грн, или на 16%", — сообщила глава НКРЭКУ О.Кривенко на своей странице в Facebook. "Суммарная стоимость потребленной электроэнергии в 2018 г. составляла свыше 195 млрд грн (с НДС)", — отметила она.

Приращенная почти на 5 млрд грн задолженность — это долги населения, а еще 28 млрд задолжали предприятия и бюджетные учреждения. Следовательно, чем выше тариф на электроэнергию, тем быстрее накапливаются долги, ведь ни население, ни промышленные и бюджетные учреждения не имеют достаточно средств для своевременных и полных расчетов.

"На начало 2019 г. оплата в ГП "Энергорынок" за декабрь составила всего 89%, — это беспрецедентно низкий уровень, такого не было с конца 90-х", — считает глава Ассоциации потребителей энергетики и коммунальных услуг, бывший член НКРЭКУ Андрей Герус.

"По моим оценкам, суммарно все долги населения и предприятий за энергоносители — газ, электроэнергию, "теплые услуги" и воду — уже достигают почти 100 млрд грн. Это катастрофа, масштаб которой только растет. Похоже, мы уже прошли точку невозврата, и долги в принципе уже невозможно погасить, поэтому единственный способ — это их списать или же закрыть средствами бюджета", — объясняет он. Герус акцентирует внимание на том, что начатая в марте монетизация субсидий, то есть их выдача наличностью, несомненно увеличит объемы долгов из-за неплатежей.

321

Вырисовывается неутешительная перспектива: неплатежеспособные потребители и в дальнейшем ежегодно будут недоплачивать за электроэнергию по меньшей мере 5 млрд грн. И если правительство и парламент не успеют разработать разумные и действенные механизмы компенсации этих затрат, то запланированный к запуску с 1 июля новый оптовый энергорынок (или рынок прямых контрактов) окажется под большим вопросом. Ведь одно из условий закона об энергорынке — полностью "расшить" долги, ликвидировать перекрестное субсидирование населения средствами промышленных предприятий. Понятно, что сделать это уже не удастся, поэтому не исключено, что полномасштабный запуск энергорынка будет отсрочен.

Справка

По данным Минэнергоугольпрома, в 2018 г. в Украине было выработано 159,4 млрд кВт ч электроэнергии, что на 2,5% больше, чем в 2017-м.

Доля атомных электростанций в общеукраинском производстве электроэнергии равняется 53%, тепловых электростанций и электроцентралей — 37, гидроэлектростанций — 7, из альтернативных источников в прошлом году в Украине было выработано 2% электроэнергии и еще 1% приходится на блок-станции и другие источники.

Реформирование по европейским стандартам
Теперь подробнее о том, почему тариф для населения поползет вверх. С 1 января в Украине стартовала новая модель розничного энергорынка, с появлением которой прекратили существование все облэнерго, им на смену пришли новые поставщики — на сегодняшний день в Украине действуют 25 поставщиков универсальных услуг и 33 оператора системы распределения, а также свыше 200 свободных поставщиков электроэнергии.

Платить придется двум разным компаниям, созданным после разделения (анбандлинга) бывших облэнерго: оператору-поставщику и оператору системы распределения (это фактически те же облэнерго). Первые формируют платежки и должны обеспечивать расчеты с потребителями, вторые — непосредственно обслуживают сети. Тариф для бытовых потребителей пока остается без изменений.

Право на универсальную услугу (тариф устанавливает НКРЭКУ) имеют все бытовые потребители, мелкие небытовые потребители, которые согласно изменениям в законодательстве имеют объекты мощностью до 50 кВт, а также в первые два года после запуска розничного рынка — с мощностью до 150 кВт. А еще бюджетные учреждения в первые два года. Для остальных потребителей цена электрической энергии формируется на рынке, где уже зафиксирован ее значительный рост.

Реформа рынка электроэнергетики: первые штрихи
Реформирование энергорынка может осуществляться в два этапа. Первый — либерализация розничного энергорынка (поставки электроэнергии конечным потребителям), второй — либерализация на рынке производителей электроэнергии.

В соответствии с Законом "О рынке электрической энергии", второй этап должен стартовать с 1 июля, — тогда начнут действовать прямые контракты между промышленными потребителями и поставщиками электроэнергии. То есть рынок прямых контрактов придет на смену устаревшей модели английского пула, когда все генерирующие компании продают свой товар в оптовый энергорынок (ГП "Энергорынок"), где после "смешивания" формируется средняя оптовая цена. Далее электроэнергию в "Энергорынке" закупают энергоснабжающие компании (по регулируемым и нерегулируемым тарифам), а потом продают ее потребителям. Собранные средства поставщики возвращают в "Энергорынок", который потом по действующему алгоритму рассчитывается со всеми производителями и поставщиками электроэнергии. Учитывая, что цена для населения дотационна, недоплаты перекладывают на промышленность, формируется объем так называемого перекрестного субсидирования (дотационные сертификаты).

По данным НКРЭКУ, по итогам 2018 г. объем дотационных сертификатов вырос по сравнению с 2017 г. на 25% — до более чем 45 млрд грн. Это обусловлено тем, что тарифы для промышленности в последние два года постоянно повышают, в то время как для населения они неизменны с 1 марта 2017 г.

Кроме упомянутых поставщиков универсальных услуг (их 25 — по одному в каждой области), на рынке появилось большое количество предложений от других новообразованных компаний. На конец 2018 г. 683 поставщика заявили о готовности заменить облэнерго. Такое их количество зарегистрировано в реестрах операторов систем распределения электроэнергии во всех областях Украины. Это приблизительно втрое больше, чем имеющееся количество лицензиатов, и понятно, почему: гипотетически один лицензиат может поставлять электроэнергию потребителям одновременно в нескольких областях. Но пока их ценовые предложения значительно выше по сравнению с поставщиками универсальных услуг, ведь тарифы для населения все еще регулирует НКРЭКУ, сдерживая их резкий рост.

Вместе с тем цена на электроэнергию для промышленных предприятий уже формируется на рынке, и она в разы выше, чем для бытовых потребителей, — в январе уже превысила 3 грн/кВт∙ч. Закон об энергорынке Украины обязывает выровнять цены для промышленности и бытовых потребителей, поэтому с 1 июля тарифы для населения поползут вверх в том случае, если правительство не введет "специальные обязанности" поставщика по льготным ценам. Мировая практика свидетельствует: тарифы для населения всегда выше, чем для промышленности. Уже упоминалось, что регулятор готовит пакет документов для правительства с целью сдерживать рост цены для населения на определенный период после введения новой модели энергорынка.

Согласно энергозакону, с 1 июля тарифов не должно быть ни для населения, ни для промышленности, — цену на электрическую энергию должен формировать рынок, хотя в первые два года не обойдется без вмешательства НКРЭКУ, ведь ни один промышленный потребитель не захочет покупать электроэнергию значительно дороже, например тепловых электростанций. А этот вид генерации надо сохранить, ведь мощности ТЭС выполняют еще и функцию регулирования суточных пиковых нагрузок в энергосети.

Для тех, кто не успел до 1 января подписать договор с новыми поставщиками, правительство согласно закону ввело услугу поставщика "последней надежды" (ППН), — ее в течение двух лет будет предоставлять госпредприятие "Укринтерэнерго". Поэтому никто из потребителей в январе не был обесточен даже при отсутствии нового договора. Но тариф на электроэнергию от поставщика "последней надежды" на 25–30% выше по сравнению с тарифами поставщиков универсальной услуги (ПУУ). Бытовых потребителей прямо это не коснулось, но услуги некоторых коммунальных предприятий в один момент подорожали на четверть, ведь к поставщику "последней надежды" автоматически попали некоторые самые крупные должники за электроэнергию — коммунальные предприятия и шахты: из-за долгов за электроэнергию на объявленные ими тендеры никто из поставщиков не пришел. Теперь эти должники не платят в полном объеме компании "Укрэнерго", а последняя наращивает долги перед ГП "Энергорынок".

Если же правительство не решит проблемы долгов на энергорынке, эксперты прогнозируют волну банкротств вновь созданных предприятий — поставщиков универсальной услуги. В результате этого уже не тысячи, а миллионы потребителей "упадут" на поставщика "последней надежды", и запустится цепная реакция банкротств, считает представитель "Укрэнергоконсалтинга" Наталия Костышева.

Январский провал
В феврале украинцы получали платежки с новыми реквизитами за потребленную в январе электроэнергию от новых поставщиков. Согласно новой модели, за качество электроснабжения отвечает распределительная компания, то есть бывшее облэнерго. В ее обязанности входит ремонт электрических линий, подстанций, установление счетчиков потребителям. Но если средства за потребленную электроэнергию и услуги за содержание сетей будет собирать поставщик, то он будет иметь возможность штрафовать распределительную компанию за некачественную поставку электроэнергии, чем будет стимулировать к более качественной работе.

Подготовка продолжалась почти два года, но в действительности изменения договорной базы между ГП "Энергорынок" и новыми участниками разрабатывались в последние 2,5–3 месяца 2018 г. Проблему усложняло полное изменение логики отношений новых участников — как между собой, так и относительно потребителей. Появились специфические субъекты рынка, такие как поставщик "последней надежды", поставщики универсальной услуги, операторы системы распределения (ОСР). Последние — это фактически бывшие облэнерго, но с несколько иной функциональностью, в частности, они не имеют права поставлять электроэнергию конечному потребителю.

"Одной из их критических функций является полное администрирование процесса поставки на своей лицензированной территории", — объяснил ZN.UA заместитель директора по экономике и финансам ГП "Энергорынок" Юрий Бойко, подчеркивая, что практически все ОСР оказались неготовы к качественному и полному исполнению этой обязанности с первого дня реформы.

"На начало января на рынке существовали определенные методологические предпосылки такой ситуации, главная из которых — это отсутствие четкого понимания, кто и как должен администрировать потребителей, не имеющих электрических завязок с сетями ОСР, т.е. присоединенных к сетям НЭК "Укрэнерго" или же к сетям производителей электроэнергии(как в городах-спутниках ТЭС и АЭС, там потребители не подсоединены к сетям облэнерго, а прямо к сетям станций. — Н.П.). Но даже после разъяснений и уточнений регулятором этого блока вопросов ежедневная передача данных от операторов системы распределения почасовых объемов потребления по всем поставщикам этой территории проходила с огромным количеством ошибок", — добавил он.

В результате в "Энергорынок" массово передавались данные не в том формате, которые способна была воспринимать автоматизированная система. Кроме того, много проблем добавили компании-поставщики, количество которых с 1 января значительно выросло. Иногда из-за собственной некомпетентности, а еще из-за своей трактовки требований Договора между членами оптового рынка электроэнергии (ДЧОРЭ) такие компании некорректно формировали свои заявки для операторов распределения, которые, в свою очередь, что приводило к дальнейшему искажению данных в целом по Украине.

Все это сделало невозможным сведение суточных почасовых балансов, на базе которых рассчитываются ценовые показатели для участников энергорынка. Как следствие, у поставщиков не было оперативных данных о ценах, по которым они закупали электроэнергию на энергорынке с целью дальнейшей поставки потребителям.

Только в первых числах февраля "Энергорынок" получил от операторов системы распределения относительно корректные данные за первый месяц года и, следовательно, провел расчеты за январь уже постфактум. "Это означает, что только 4 февраля все поставщики Украины поняли, по какой цене они покупали электроэнергию на энергорынке, — и это при том, что они ее уже на каких-то условиях продали потребителям", — подытожил Ю.Бойко. То есть в январе все работали вслепую.

Уже первый месяц работы розничного энергорынка по новым правилам показал, что отрасль не готова к полноценному функционированию реформированного рынка электрической энергии, ведь оголилось большое число проблем. Во-первых, все потребители в условиях полноценного рынка должны иметь почасовой учет потребления, ведь даже наличия у потребителей многозонных счетчиков учета (для них с 23.00 до 7.00 утра действует льготный тариф), до запуска новой модели рынка использовавшихся вполне успешно, теперь уже недостаточно.

Кроме того, операторы системы распределения в условиях реальных рыночных отношений должны осуществлять биллинг (автоматизированная система учета) на более качественном уровне и с намного более широким функционалом, — для обеспечения оперативного автоматического администрирования процессов смены поставщиков электроэнергии.

Вместе с тем оператор системы распределения энергорынка (НЭК "Укрэнерго") должен быть готов к выполнению ряда новых, сегодня не присущих ему функций. В соответствии с законом об энергорынке, "Укрэнерго" также является Администратором коммерческого учета. Критической для него стала функция создания мощного "датахаба", где будут собраны предварительно закодированные данные со счетчиков и систем учета всех участников рынка — от операторов системы распределения до обычных потребителей.

Всем участникам еще до запуска розничного рынка электроэнергии должны были быть присвоены соответствующие идентификаторы ID, но этого не произошло. И уже после того, как будут решены перечисленные проблемы, жизненно необходимым станет проведение тестирования всей системы "датахаба". 

По мнению экспертов, до 1 июля это сделать уже не удастся. Поэтому вполне логично, что запланированный на 1 июля широкомасштабный запуск энергорынка будет перенесен по меньшей мере на следующий год.