23 августа 2019 10:54

Гонорар от взятки: как у Зеленского хотят поощрять обличителей коррупции

Гонорар от взятки: как у Зеленского хотят поощрять обличителей коррупции

В Офисе президента Владимира Зеленского хотят, чтобы граждане активнее сообщали об известных им фактах коррупции. Уже осенью новый парламент может принять закон, в котором будет предусмотрена не только защита обличителей, но и выплата им вознаграждения – до 10% от суммы возмещенных в госбюджет убытков. В США, где впервые реализовали подобную идею, эти нормы работают больше полутора веков и приносят бюджету и самим обличителям миллиарды долларов. Подробнее – в материале РБК-Украина.

Премировать тех, кто "сдает" правоохранительным органам коррупционеров, Владимир Зеленский впервые предложил еще в феврале этого года в эфире канала "1+1", будучи кандидатом в президенты.

"Суть закона очень проста: сдал коррупционера – получил проценты от денег, которые вернулись назад в бюджет", – говорил Зеленский. Через пару месяцев об этой идее напомнил тогдашний спикер штаба Зеленского Дмитрий Разумков. Но после этого новая команда власти к такой инициативе публично не возвращалась.

Охота на коррупционеров
Замглавы Офиса президента Руслан Рябошапка во вторник, 20 августа, сообщил, что в ОП прошло заседание с участием гражданских активистов и международных партнеров, на котором обсуждались профильные законопроекты. Одна из наработок как раз и касается идеи, связанной с разоблачением коррупционных схем и поощрением тех, кто этому содействует.

Суть в том, чтобы обличителям "масштабных коррупционных схем" платили 10% от компенсированных государству убытков или суммы взятки. Также государство обязуется обеспечить этим обличителям защиту от преследований и конфиденциальность, бесплатную правовую помощь. По словам Рябошапки, соответствующие законопроекты будут внесены президентом в Раду как неотложные.

В действующем законе "О предотвращении коррупции", принятом Верховной радой в 2014 году, уже содержатся нормы, предусматривающие защиту обличителей коррупции. Среди них – запрет для работодателей увольнять таких людей или урезать им зарплату. Кроме того, предусмотрена возможность предоставления охраны.

Тем не менее, по словам будущего нардепа от "Слуги народа" Галины Янченко, которая принимала участие в рабочей группе по подготовке нового законопроекта, сейчас закон фактически не обеспечивает обличителям коррупции нужной защиты. В качестве примера она привела кейс Анны Соломатиной, экс-сотрудницы Нацагентства по предотвращению коррупции, которая в 2017 году выступила с громким заявлением о злоупотреблениях руководства НАПК во время проверки деклараций, после чего была уволена с должности.

По словам Янченко, нынешний законопроект нарабатывался не один месяц под общим руководством Рябошапки, и сейчас уже готов его черновой вариант. Действующие нормы законодательства о защите обличителей там существенно расширены и детализированы, уверяет она.

В 2016 году группа нардепов, в первую очередь, "еврооптимистов", уже регистрировала законопроект, которым предусматривались похожие новации. Но он имел гораздо более широкий профиль и касался всех, кто сообщает "об ущербе или угрозе общественным интересам". Речь шла не только о коррупционных, но и о других преступлениях, нарушениях прав человека, авариях и катастрофах, опасных для здоровья и жизни товарах и пищевых продуктах и т.д. Но в итоге парламент этот документ так и не рассмотрел.

"Если мы не можем внедрить какие-то относительно простые вещи, а сразу беремся за что-то очень масштабное и глобальное, то у нас это не выходит, и в итоге дискредитируется сама идея как таковая. Потому сейчас надо внедрить нормы относительно тяжких и особо тяжких преступлений в сфере коррупции, и если это заработает, то эту практику потом можно будет распространять и на обличителей других видов преступлений", – сказал РБК-Украина основатель организации Statewatch Александр Леменов.

По его мнению, самый главный аспект будущего законопроекта – не материальное вознаграждение обличителей, а их защита от возможных преследований и мести со стороны коррупционеров. Именно это, по словам собеседника, останавливает тех, кто потенциально готов сообщать о фактах коррупции.

По крайней мере, на первых порах речь не будет идти о создании новой личности для осведомителя, пластических операциях и прочих "киношных" сюжетах, а скорее – о постоянной охране обличителей и их близких, возможно, об их переселении в другой регион страны. "Надо подтолкнуть широкие массы украинцев к мысли, что если вы кого-то обличите в резонансном преступлении, то вам за это ничего не будет", – считает Леменов.

Как рассказала изданию Янченко, сейчас еще идут дискуссии о том, насколько серьезные преступления будут подпадать под действие нового закона – с размера убытка в один миллионов гривен, в десять миллионов и т.д. Но в любом случае, тот, кто сообщает о преступлении, должен в своем заявлении указать конкретные факты. То есть, написать, что "чиновник Х требует у предпринимателей взятки" будет явно недостаточно.

То же самое касается, к примеру, информации о враче в районной поликлинике, который получает небольшие "презенты" от пациентов – масштаб преступления не тот.

"Должен быть фактаж, конкретная информация, возможно, документы, которые могут стать основанием для работы в рамках уголовного производства", – сказала Янченко. Потому она не видит рисков в том, что может появиться определенная группа профессиональных "доносчиков", которые будут забрасывать правоохранительные органы различными заявлениями.

В законопроекте 2016 года рассматривать заявления граждан о награде за обличение преступлений должен был Уполномоченный парламента по правам человека, он же, как тогда предлагалось, должен был принимать решение – платить или нет. Главное научно-экспертное управление Рады тогда указало в своих замечаниях, что эта норма несет в себе коррупционные риски.

Сейчас же решать вопрос с компенсациями будет суд. В том числе, в суде будет определяться и процент от возмещенного убытка, который получит обличитель – не обязательно 10%, может быть и меньше, по каждому кейсу решение будет приниматься отдельно.

В любом случае, претендовать на какие-то деньги гражданин сможет только после того, как решение суда по коррупционному преступлению вступит в силу, виновный будет привлечен к ответственности и убытки будут возмещены в госбюджет. По словам Янченко, в первом чтении все эти нормы новая Рада может принять уже довольно скоро.

По примеру США
Самый большой опыт практического применения норм о защите обличителей коррупции есть у США, где эти правила работают уже более полутора веков после принятия так называемого "закона Линкольна". Только с момента внесения в этот закон существенных правок в 1986 году, согласно подсчетам американской организации "Налогоплательщики против мошенничества", за счет заявлений о коррупции со стороны граждан государственный бюджет и бюджеты штатов смогли вернуть более 56 млрд долларов более чем по девяти тысячам дел.

Объем вознаграждений, полученных обличителями, тоже исчисляется миллиардами долларов. По закону США, они могут получить от 15 до 25 процентов от суммы возмещенных в бюджет убытков, если государство вмешивается в процесс на стороне заявителя, и от 25 до 30 процентов – если процесс ведется лишь юристами заявителя самостоятельно. Естественно, государство также защищает обличителей от любых преследований, угроз, увольнения и т.д. со стороны подозреваемого в коррупции.

Подобные практики существуют и в других странах мира, например, в Италии и Республике Корея, но объем возмещенных государству убытков, и, соответственно, полученных вознаграждений там измеряется не миллиардами, а миллионами долларов.