20 февраля 2019 09:29

Раскрыть преступления Майдана очень трудно

Раскрыть преступления Майдана очень трудно

«Тагесшау24»: Будут ли преступления, совершенные на Майдане, когда-либо раскрыты?

Вильфрид Йильге: Сделать это будет очень трудно. Многие ответственные лица, например, из спецподразделения «Беркут», а также функционеры, принимавшие решения, такие как бывший президент Виктор Янукович или министр внутренних дел Виталий Захарченко, бежали в Россию. Она же не оказывает никакой особой административной помощи в расследовании, не удается даже вручить фигурантам обвинительные заключения. Но, с другой стороны, благодаря проводимому расследованию мы получили определенное представление о случившемся тогда. Выстрелы с Банковой улицы по протестующим были произведены спецподразделениями тогдашнего режима. Но подробности не выяснены до сих пор.

— Прошло пять лет с тех пор, как люди сражались за свою страну на Майдане. Что произошло с тех пор на Украине?

— Украине, несмотря на внешнюю угрозу, предстоит решить труднейшую задачу, а именно полностью и одномоментно перестроить государство и его институты. Поэтому неудивительно, что во многих трудных вопросах реформирования, например, при создании независимой судебной системы, наблюдается застой.

Плохо идут дела и в борьбе с коррупцией. Но если мы, с другой стороны, посмотрим, чего добилась Украина за двадцать лет независимости, то заметные успехи налицо. Например, в деле очистки банковского сектора от вмешательства олигархов и недобросовестных банков. Начаты реформы в энергетической системе, созданы первые антикоррупционные институты. Таких раньше не было, и они уже добились первых успехов.

Опасность для всего Черноморского региона

— Однако военные действия продолжаются, все еще гибнут люди в конфликте на Украине. Но создается впечатление, что международное сообщество этим уже не особенно интересуется. Чем вы можете это объяснить?

— Правительства, в особенности в рамках нормандского формата, все же обеспокоены этим. Недавно мы наблюдали эскалацию конфликта в Азовском море, где Россия неправомерно и агрессивно действовала в отношении кораблей украинского военно-морского флота, обстреляла их, притом в международных водах, а не в прибрежной зоне, объявленной Россия своей.


За этим кроется еще одна попытка России не только дестабилизировать Украину, но и утвердить свое доминирующее положение во всем Черноморском регионе, что создает опасность для свободы судоходства. Было бы роковой ошибкой оставить этот опасный процесс без должного внимания. Необходимо и Украину поддержать, и понимать, что этот конфликт и в особенности его недавнее обострение непосредственно угрожают нашим партнерам по НАТО и ЕС в этом регионе.
Влияние России

— Но, с другой стороны, существует и Минское соглашение, предусмотревшее четыре года назад создание так называемой буферной зоны между Россией и Украиной. Имеет ли это соглашение сегодня какое-то значение? Оно же нарушается обеими сторонами.

— Это действительно так. Оно нарушается обеими сторонами. Проблема в том, что Россия как в военном отношении более сильная сторона, поддерживающая сепаратистов, в последнее время никак не воздействовала на них, чтобы те хоть что-нибудь сделали.

Я уже не говорю о перемирии. Речь идет о возможности контроля международными организациями, в том числе наблюдателями от ОБСЕ, неконтролируемых центральным правительством областей и российско-украинской границы, через которую Россия продолжает регулярно поставлять военное снаряжение. Это огромная проблема, и поэтому можно сказать: да, Минский процесс застопорился.

Но необходимо уяснить себе, что случилось бы, если бы Минского процесса не было. Он же состоит не только из больших переговоров на высшем политическом уровне. Он касается и гуманитарных вопросов, внутри которых контактная группа пытается найти более приемлемые решения для снабжения населения. И кое-что все-таки удалось сделать. Согласно достигнутой договоренности тяжелые вооружения удалили и вернули на базы. Если бы не было Минска и все это оружие вновь вернулось бы на позиции, то у нас возникла бы открытая война. Поэтому, хотя Минский процесс и стагнирует, он имеет смысл. Он выполняет свою функцию сдерживания пожароопасного конфликта.

Старые правила больше не действуют

— Не могла ли Германия эффективнее участвовать в этом политическом процессе?

— Германия участвует в нем довольно интенсивно, например, во внутренних реформах на Украине. Германия активно поддерживает очень успешную децентрализацию, которая призвана усилить органы самоуправления на Украине и тем самым способствовать привлекательности Украины в неконтролируемых правительством областях.

В сфере внешней политики нужно подумать, как усилить давление на Россию. Этот конфликт задевает европейскую безопасность и правовой порядок, от которого зависит наше благополучие. Поэтому нужно спросить себя, действительно ли, например, такой газопровод, как «Северный поток — 2», имеет смысл. Тут нужно очень внимательно сопоставить негативные последствия для политики безопасности и краткосрочные экономические выгоды.

— В скором времени на Украине состоятся выборы. Президенту Порошенко придется побороться за переизбрание. Каковы его шансы?

— Трудно сказать. Шансы у Порошенко невелики. Но не исключено, что он станет вторым кандидатом во втором туре. Мы должны исходить из того, что ни один из претендентов не наберет абсолютного большинства в первом туре. Сейчас мы наблюдаем феномен: Владимир Зеленский, новичок в политике, но знаменитость в индустрии развлечений, лидирует в опросах.

На этом фоне Порошенко конкурирует со своей соперницей Юлией Тимошенко. Если Порошенко пройдет во второй тур, у него есть определенные шансы на победу. Многие украинцы, возможно, скажут так: с новичком неизвестно, что будет, а с Порошенко, может, и не будет лучше, но зато и заметно хуже не станет.