23 сентября 2005 06:56

Алексей РЕЗНИКОВ: «Надеюсь, что новая власть откажется от попыток забирать собственность у инвесторов любой ценой»

26 августа Высшим хозяйственным судом Украины (ВХСУ) было вынесено постановление о признании незаконными договоров купли-продажи акций Никопольского завода ферросплавов (НЗФ). 12 сентября в Верховном Суде была зарегистрирована кассационная жалоба НЗФ на решение ВХСУ.

В коротком промежутке времени между этими двумя событиями страна пережила небывалый по силе политический кризис, катализатором которого стало дело НЗФ. Но влияние данного конфликта явно недооценено: либо предприниматели под страхом повальной реституции будут выводить активы за границу, либо государство выработает цивилизованную политику в сфере пересмотра приватизационных процессов. В этом уверен известный адвокат Алексей Резников, старший партнер юридической фирмы "Правис", которая в процессе представляла интересы инвестора - консорциума "Приднепровье".

- Как вы думаете, примет ли Верховный Суд жалобу НЗФ к рассмотрению?

- Скорее можно говорить, почему он должен ее принять. Нужно рассматривать вопрос в двух плоскостях. С юридической точки зрения судебные ошибки Высшего и Апелляционного хозяйственного судов настолько очевидны, что не исправлять их нельзя. Самая вопиющая, понятная для простого читателя, это то, что, признав сделку недействительной, судьи применили очень своеобразный вид реституции (т. е. возвращения сторон в предварительное состояние): Высший хозяйственный суд обязал консорциум вернуть акции, а о возврате денег, уплаченных за эти акции, не сказал ничего. В украинском праве существовала двусторонняя реституция - если сделка признавалась недействительной, стороны были обязаны вернуть друг другу то, что они получили. В данном случае ФГИ в свое время получил деньги, а консорциум "Приднепровье" - акции. Исходя из решений суда и деньги, и акции остались в распоряжении государства. В практике Европейского суда по правам человека это называется экспроприация де-факто, и упоминается это в нескольких судебных делах. Можно привести, например, дело "Папамихалопулос против Греции" или "Святые монастыри против Греции".

Реституцию, которой подвергнуты акции НЗФ, можно сравнить с тем, что вы, скажем, в свое время приватизировали квартиру, заплатили государству установленные сборы, но клерк, от имени государства оформлявший документы, допустил нарушения. Что-то не так записал, не в те сроки подал. И сейчас государство в лице прокурора и Кабмина приходит к вам и говорит: мы установили нарушения со стороны нас, государства, в лице клерка, который дал вам возможность приватизировать квартиру с нарушениями. Поэтому решили ее забрать. Справедливо? Нет. Со стороны покупателя нарушений ведь не было.

- Но есть и другая сторона вопроса: спор о законности и незаконности конкурса уже рассматривался судами. И Высшим хозяйственным, и Верховным. Тогда нормативные акты Кабмина и ФГИ были признаны, насколько я помню, законными...

- Совершенно верно. В свое время Запорожский завод ферросплавов и Орджоникидзевский ГОК оспаривали конкурс по продаже акций НЗФ. Ответчиком был ФГИ. "Спорщики" дошли до Верховного Суда, который признал, что конкурс был законным. Все акты Фонда госимущества, которые тогда принимались, соответствовали украинскому законодательству. В том числе рассматривалось постановление Кабинета министров об особенностях приватизации привлекательных объектов. И суд признал, что Кабмин вынес постановление в рамках своих полномочий, а ФГИ не мог не исполнять постановления правительства. То есть возникла коллизия судебных решений. Ломается существующая судебная практика. Налицо различное толкование одних и тех же норм права. А Хозяйственно-процессуальный кодекс говорит, что если кассационными инстанциями применяются по-разному одни и те же нормы права, то Верховный Суд может рассмотреть это дело в порядке исключительных обстоятельств.

- Теперь поговорим о сроках. Консорциуму вменяют в вину, что были нарушены сроки продажи, связанные с публикацией: 30 дней или 75 дней.

- 30 дней - это норма из закона о приватизации, а в программе приватизации записан другой срок - 75 дней. Есть все основания полагать, что ФГИ сознательно считал, что нормы закона по юридической силе гораздо выше, чем нормы программы. И с 2000 года предприятия группы "Г", к которым относятся Никопольский ферросплавный, продавались за срок менее 75 дней. Такой была практика ФГИ. Поэтому если применять закон не избирательно к "Приднепровью", а ко всем инвесторам, то Генпрокуратура должна была предъявить иски по факту продажи около 300 предприятий, потому что все они были приватизированы менее чем за 75 дней. Многие директора, инвесторы, собственники сейчас в панике. Они боятся, что поскольку приватизационное законодательство запутанное и противоречивое, и почти 95% объектов проданы с действиями, которые можно квалифицировать как нарушения, в каждом районе начнут искать свой НЗФ. Местное начальство будет отбирать ранее приватизированные объекты, чтобы продать заново "своим" или вернуть в государственную собственность, но управлять ими и кормиться. В такой ситуации трудно представить здравомыслящего инвестора, который согласится вкладывать деньги в Украину. Покупая сегодня по тем правилам, которые ему продиктовал Фонд госимущества, он может через некоторое время, когда поменяется власть, оказаться у разбитого корыта. Придут новые люди, и кто-то из чиновников скажет: а ФГИ неправильно продал, постановление, которое было принято Кабмином, не соответствовало закону, мы как государство ошиблись, но накажем, дорогой инвестор, тебя. Заберем твою собственность и деньги назад не вернем.

Поэтому я считаю, дабы не позорить отечество ни в Страсбурге, ни перед иностранными инвесторами, судьи Верховного Суда, которые олицетворяют всю судебную власть, должны принять жалобу НЗФ и как минимум исправить те ошибки, которые допущены судом. То есть направить дело на новое рассмотрение. Ситуация изменилась. Никто не будет ни на кого давить, гнать, торопить. Можно спокойно слушать дело...

- Но если и тогда суд придет к выводу, что при формировании условий приватизации были допущены нарушения со стороны продавцов (власти), как быть в этом случае?

- На мой взгляд, компромиссным вариантом было бы следующее. ФГИ признает, что был не прав. Но поскольку покупатель выполнил те правила, которые действовали на тот момент, они должны сесть за стол переговоров и заключить мировое соглашение, предусматривающее, что инвестор доплатит в бюджет. Таким образом, были бы учтены интересы как добросовестного приобретателя, коим в нашем случае является консорциум "Приднепровье", так и государства, которому нужно пополнить бюджет, чтобы выполнить социальные программы. На этом можно ставить точку. И все счастливы. А самое главное - нет конфликта, нет майдана под Никополем. И зарубежные инвесторы понимают, что в этом государстве умеют решать конфликты путем компромисса.

- Как бы вы оценили работу судебной системы в данном деле?

- Многим я был неприятно удивлен. Нас лишали права заявлять ходатайства. А когда мы заявляли суду отвод, говорили, что мы злоупотребляем правом на отводы. Высший хозсуд вынес отдельное определение по двум адвокатам - Александре Павленко и Елене Ткаченко, где было указано, что действия данных лиц нарушали основы судопроизводства, так как они злоупотребляли правом на отводы. Уже принято решение подавать по этому поводу иск в Европейский суд. Мой коллега Сергей Власенко неоднократно говорил судьям: ваша честь, в Хозяйственно- процессуальном кодексе не сказано, что задача суда - это быстрое рассмотрение спора. Там сказано, что главное - это защита интересов субъектов процесса, объективно, всесторонне, обоснованно и полно рассмотреть дело и вынести соответствующее решение.

- Что, на ваш взгляд, можно считать основными последствиями дела НЗФ?

- Я считаю, что после случившегося Президент понял: государство должно выработать политику в сфере пересмотра приватизационных процессов. Не случайно он дал прямые указания Минюсту и, кажется, ФГИ совместно составить список всех поданных исков по реприватизации. И те иски, которые заранее бесперспективны, отозвать. Надеюсь, что новая власть откажется от попыток забирать собственность у инвесторов любой ценой...

Автор
Ипполит Игнатов