10 сентября 2018 14:54

Пахать и лить металл вхолостую. Как неправильный труд украинцев мешает росту ВВП

Украина должна развивать сферу услуг, а на нынешнем уровне технологического развития может добиться роста производительности труда лишь за счет прекращения трудовой миграции и реанимирования своего индустриального потенциала

Пахать и лить металл вхолостую. Как неправильный труд украинцев мешает росту ВВП

У нас все чаще делаются попытки спрогнозировать, как нам нужно расти, чтобы, например, догнать Польшу по уровню экономического развития или восстановить параметры ВВП 2013 г. При этом есть искушение смоделировать рост украинской экономики на 10% в год, которое будет сохраняться до тех пор, пока не появятся фундаментальные исследования, посвященные природе роста реального сектора Украины за последние 20 лет и выявляющие реперные, прорывные точки для будущего экономического рывка. И ключевой вопрос, который предстоит нам решить, - это моделирование базовых сценариев изменения производительности труда: есть ли резервы роста и как их можно наиболее быстро и эффективно активировать.

 

Поверхностный ответ на этот вопрос лежит при анализе трехсекторной модели экономики Фишера - Кларка. Согласно этой теории экономика современного типа состоит из трех основных секторов. Первый, или первичный - это добыча полезных ископаемых и сельское хозяйство. Вторичный - производственный сектор. Третичный - сфера услуг, наука, образование и медицина. В наиболее развитых, творческих экономиках в настоящее время формируются четвертичный сектор (высокоразвитые финансовые, информационные, корпоративно-юридические сегменты) и пятеричный сектор (та же сфера услуг, но на базе более квалифицированного персонала с включением элементов искусственного интеллекта и технологий цифровой экономики).

В своей работе "Условия экономического прогресса" Колин Кларк пришел к следующим выводам. По мере роста дохода на душу населения относительный спрос (как доля от общих расходов) на продукцию первичного сектора, в первую очередь продукты сельского хозяйства, начинает уменьшаться. Что касается промышленной продукции, то здесь зависимость не такая линейная, а параболическая: чем больше доход на душу населения, тем выше спрос на промышленные товары, но затем начинается снижение. Что касается услуг, то тут вновь линейная взаимосвязь, но если с сельскохозяйственной продукцией она обратная, то в случае с услугами - прямая: чем выше доход, тем выше спрос и он только растет.

Таким образом, ключевая задача любых реформ в Украине - увязать стратегию роста потребительских расходов населения с изменением структуры экономики. И именно в этом направлении стимулировать рост производительности труда. А что мы имеем на данный момент? Государство направило все дотационные стимулы на увеличение аграрного сектора экономики. При этом предпринимаются и определенные шаги для стимулирования роста доходов населения, через изменение размера минимальной заработной платы в том числе. Но это приведет лишь к сокращению спроса на продукцию сельского хозяйства, зато вырастет спрос на промышленные товары, а они у нас все больше становятся импортными. В такой экономической парадигме любое стимулирование платежеспособного спроса спровоцирует лишь увеличение объема импортных товаров, а аграрная продукция станет искать рынки сбыта за рубежом, так как внутренний рынок будет недостаточно емким, и это лишь усилит зависимость страны от внешней ценовой конъюнктуры и ее уязвимость для будущих глобальных кризисов. В такой модели до увеличения сектора услуг просто не дойдет очередь: перманентные обвалы будут приостанавливать вялый рост третичной сферы.

Каждая экономика в своем развитии проходит через несколько этапов, когда доминирует первичный сектор (доиндустриальный тип), вторичный (индустриальный) и третичный (постиндустриальный). Жан Фурастье в книге "Великая надежда XX века" сформулировал этот переход в зависимости от структуры занятости штатных работников. В доиндустриальном типе экономики в третичном секторе занято лишь 10% работников, в индустриальном - 20% и в постиндустриальном - 70%.

 

Источник: Госстат

Если распределить ВВП Украины за 2017 г. по трем секторам, то мы находимся в некоей гибридной фазе развития, которая формируется под воздействием противоречивых стимулов роста и разносторонних векторов движения.

С одной стороны, налицо выпадение из индустриальной фазы, но вот только куда? Да, удельный вес сектора услуг несколько подрос, но при этом существенно сильнее увеличился первичный сектор экономики. По сути, сейчас украинская экономика зависла на тонкой "красной линии" индустриальной фазы развития и вот-вот соскользнет либо в доиндустриальный этап, либо в постиндустриальный, причем вероятность и первого, и второго варианта примерно одинакова. Блокирование части промышленного потенциала востока и юга страны среди негативных последствий имело и один позитивный - это исторический шанс для динамичного развития третичного сектора, ведь именно в нем можно найти компенсаторы утраченного за последние годы ВВП. Вместо этого государство включило максимальные стимулы (возмещение экспортного НДС, дотации и субсидии предприятиям) для стимулирования первичного сектора (сельское хозяйство, добыча полезных ископаемых и производство полуфабрикатов). В результате логика системных видоизменений тянет страну вперед, а механизм применяемых стимулов - назад.

Простой расчет показывает, что расширение третичного сектора до 70% ВВП при неизменности нынешнего промышленного и сельскохозяйственного потенциала может дать до 14% прироста ВВП, то есть в пятилетней перспективе: +2% в копилку роста валового продукта ежегодно.

И этого можно достичь без существенных капитальных вложений, используя налоговые стимулы, дерегуляцию, упрощение подключения МСБ к инфраструктурным системам, защиту титулов собственности, легализацию теневого бизнеса и снижение уровня коррупции.

 

Источник: Госстат

Если взять структуру штатных работников, то из 7,6 млн 67% задействованы в третичном секторе экономики, то есть наша экономическая модель уже одной ногой в постиндустриале. Проблема данной статистики заключается в том, что штатные работники составляют лишь 43% от трудоспособного населения. Более 10 млн человек - вне штата. Это, по сути, теневая экономика, а она сосредоточена либо в индивидуальных сельских хозяйствах (села), либо в секторе услуг (города). В любом случае слепок наших трудовых ресурсов уже не соответствует индустриальному профилю экономики, и это нужно учитывать.

Учитывать прежде всего при разработке методов стимулирования производительности труда. Экономическая кибернетика, изучающая жизнеспособность систем, автор которой Энтони Стаффорд Бир, различает понятия наличной и потенциальной производительности труда. Под первой подразумеваются существующие условия выпуска продукции, под второй - потенциально возможные, максимальные. При этом успех роста производительности труда, по данным Бира, зависит от возможности запуска "Всенародного проекта", когда каждый индивид для оказания влияния на общую систему должен решать свою локальную задачу, а не ждать решение общей. То есть цель экономической системы - создать условия, а цель индивида - повысить свою локальную производительность.

Анализ динамики производительности труда в США, Германии, Франции, Японии показал, что за период с 1960 по 1991 гг. слабее всего она росла в Штатах, а динамичнее - в Японии. Затем Страна восходящего солнца уступила пальму первенства Германии. Среди факторов роста исследователи отмечали стремительное развитие технологий и восстановление экономики после Второй мировой войны, когда возникла потребность в капитальных инвестициях.

Таким образом, в Украине при медленной трансформации базового технологического уклада и низких темпах капитальных вложений, в том числе со стороны бизнеса, государства и внешних инвесторов, рассчитывать на быстрый рост не приходится. Кроме того, здесь нас ждет и еще один парадокс: самыми быстрыми темпами растет экономика на базе первичного сектора, чуть слабее, но тоже быстро, - на платформе вторичного. А вот на основе третичного сектора быстрого роста не будет.

Таким образом, мы, к счастью, еще имеем переходной период в пять-десять лет, когда быстрый рост возможен за счет вовлечения в процесс производства существующего промышленного потенциала, который по разным причинам был законсервирован в последние годы, а также с помощью выхода на максимальные показатели аграрного сектора. В дальнейшем высокие темпы роста в первичном и вторичном секторах возможны лишь при условии инновационной перестройки и наращивании капитальных инвестиций. Рост производительности труда в данном контексте будет формироваться под воздействием трех базовых факторов: человеческого капитала, капитальных инвестиций и инноваций.

 

Источник: Госстат

Показатель ВВП в расчете на душу населения по итогам 2017 г. говорит о том, что уровень производительности труда, несмотря на глубину падения ВВП в 2014-2015 гг., находится практически на уровне 2010-го. Это свидетельствует о том, что нынешний уровень технологического развития практически исчерпал себя и добиться роста в третичном секторе экономики можно лишь за счет прекращения трудовой миграции и реанимирования существующего индустриального потенциала.

В таком случае Украина может на временном промежутке в три-пять лет повторить динамику бурного роста экономики по аналогии с показателями 2000-2004 гг. Но через три-четыре года данная модель роста неизменно упрется в свой технологический потолок. 

Кроме того, для ее реализации нужна новая прокейнсианская промышленная политика и программа возвращения трудовых мигрантов на родину или новая миграционная политика из третьих стран (вспомним вьетнамских работниц легпрома времен СССР).

 

Источник: Госстат

Преодолеть технологический потолок в дальнейшем можно будет лишь за счет наращивания капитальных инвестиций (в том числе в инфраструктуру), а также с помощью широкого применения инноваций.

Пока же из более чем $15 млрд капитальных инвестиций по итогам прошлого года 73% были профинансированы за счет собственных средств. Ключевая проблема здесь - замораживание кредитования и крайне низкая динамика прямых иностранных инвестиций.

 

Источник: Госстат

Что касается инноваций, то их финансирование за счет собственных средств предприятий с 2000 г. выросло с 79,6 до 84,5%, в то время как удельный вес инвестиций сократился с 7,5 до 1,2%. И вновь ключевой блокатор - низкая инвестиционная привлекательность нашей экономики, который является производной от слабой защиты прав инвесторов и их титулов собственности. Как следствие, если в 2000 г. удельный вес продукции с инновациями в общем объеме выпуска составлял 9,4%, то в 2015-м - всего 1,4% (падение почти в семь раз!).

Реальная программа восстановления национальной экономики должна базироваться на росте производительности труда и видоизменении ее структуры. На это должны быть нацелены все существующие стимулы. На достижение этой же цели должны работать капитальные инвестиции, кредиты и иностранные инвестиции. При правильной экономической политике нас может ждать пять лет динамичного роста и затем умеренное развитие по трафарету постиндустриального общества, когда Украина, наконец, превратится в скучную европейскую страну.

Автор
Деловая Столица